<<
>>

Байки модератора: что мы знаем о детских книжках

Я держу руку на пульсе Форума постоянно. Я читаю все сообщения, которые пишут наши Волшебники. Это тяжело, но иначе нельзя — Форум — это сердце нашего сайта.

В форумах люди, которые следят за порядком, называют­ся модераторами.

И что я заметила — хоть с этим занятием у меня и появилась склонность к некоторым обоб­щениям, но я стала видеть некоторые истоки всеобщих процессов. И написала с десяток сво­их наблюдений в форме баек. Одна из таких ба­ек — о сказках.

Прибежали в избу дети,

Второпях зовут отца:

«Тятя, тятя! Наши сети

Притащили мертвеца!»

Это кто же придумал, что современные дети живут в мире насилия и страха?

Что с экранов телевизора и со страниц книг их всячески запугивают, а вот раньше было как хорошо и шоколадно...

Я не могу молчать!

Мое сердце с детства порвано душераздира­ющей «Муму»! Я долго захлебывалась слезами над судьбой Герасима, и моего любимого Мальчиша-Кибальчиша подло убивал толстый некра­сивый дядька, гордый Сокол разбивался вдрызг о камни, Красная Шапочка хоть и оставалась це­лой и невредимой, но нарядный ее образ был из­рядно трачен самим фактом съедания (глота­ние, жевание, пищеварение и т.д.).

Маленькая Герда скитается по прихоти Ан­дерсена по морозу, терпит издевательства и все ради того, чтоб какой-то мальчишка поглядел на нее нормальным взглядом, — это вместо того, чтобы у камина играть в куклы и слушать сказки старой няньки. А хижина дяди Тома? У меня во втором классе депрессия началась — из-за не­справедливости во всем мире! Мне до сих пор всех негров жалко и защитить хочется!

Хорошо живется крошке современной — ей с первых дней читают смешного Остера, да про дядю Федора рассказы интересные рассказывают. Шалуны и лакомки Карлсон и Винни — луч­шие друзья всех детей, и растут новые детки ве­селыми и смешливыми озорными маленькими волшебниками.

А как мы жили? Где наш счастливый первый шаг по жизни? Кошмар моего детства: рыбий холодный взгляд пучеглазой Крупской таращится на меня из букваря, и одобренные ею политиче­ски грамотные тексты, которые драматически и вдохновенно декламировались в обязательном порядке всем деткам:

Наша Таня громко плачет, уронила в речку мячик...

Зайку бросила хозяйка, под дождем остался зайка...

Уронили Мишку на пол, оторвали Мишке лапу...

Кот катался без заботы, не глядел на красный свет...

Одеяло убежало, улетела простыня...

Тили-бом, тили-бом, загорелся Кошкин дом...

А Муха-Цокотуха! Стоило бедняжке найти копеечку, так тут же паучина явился и «хочет бедную убить, Цокотуху погубить!» И когда у нас поднялась волна рэкета, не вопрос — кто так вос­питал наших детей, что из уютных крошек они выросли либо беззащитными мухами, либо на­глыми пауками!

А сказочки садистские! Одна только «Девоч­ка со спичками» испортила мне лучшие годы жизни, а ведь были еще и «Дети подземелья», и «Детство Темы»...

«Русалочка»! — это венец безысходности и бессилия! «Страдания и боль — расплата за лю­бовь» — именно такая идея этой сказки, которая по воздействию на юные души пострашнее лю­бого ужастика будет.

Как горько мы рыдали над этими безрадост­ными творениями! Какие роскошные махровые комплексы развились у нашего человека, напич­канного с детства подобными ужасами!

И вот я читаю нашей крошке Миле книжки, которые привезла ей в подарок, и соображаю, что я именно в эти минуты закладываю жуткие страхи в ее характер — насилие, безнадежность, несправедливость, беспомощность, одиночест­во — все это станет ужасами в ее жизни.

А что, скажите, ощущали вы, когда слушали, еще не умея самостоятельно читать, такие вот строки:

Идет бычок, качается, вздыхает на ходу:

Ой, доска кончается, сейчас я упаду!

Захлестывает волна жалости к незадачливо­му бычку. Чувство бессилия переполняет — ведь помочь бычку невозможно, он непременно упа­дет, как только кончится доска. И наваливается безысходность — значит, если и у меня впереди падения, то никто мне не поможет! Вот таким жестоким способом формируется картина мира неудачника! То есть: кончается доска — падай! Потому что другого выхода нет.

А бедный одинокий слон, который тоскует о своей слонихе, и поделиться ему не с кем, и Ин­дия далеко, и кто же его отпустит домой:

Сонный Мишка лег в кровать,

Только Слон не хочет спать...

И ушки печально повисли, и слезки капают...

Хватит!

Хватит насилия и беспредела! Долой ком­плексы и страхи! Это раньше мы терпели весь этот ужасный вздор и подчинялись Матрице, потому что не знали, что мы Волшебники!

Но теперь мы все вспомнили, и поэтому пе­реписываем картину мира, перерисовываем, вставляем другое содержание и наша картина наполняется жизнеутверждающими радостны­ми красками:

***

Идет Бычок, качается,

Смекает на ходу:

Тут миллион валяется,

Сейчас его найду!

То есть идет себе по солнышку такой здоро­венький стриженый молодой бычок и качается — не из стороны в сторону, а имеются в виду заня­тия тяжелой атлетикой. Это значит, наш ново­испеченный бычок мышцы накачивает, трени­руется. Образ такого «нового русского» — жиз­нерадостного, деятельного и смекалистого. Справедливость восстановлена: и бычок дово­лен, и мы за него рады!

Теперь поможем Тане:

«Тише, Танечка, не плачь — не утонет в реч­ке мяч...»

Вот утешение-то — мячик не утонет! Но ведь никто его и не достает для милой девочки — это значит, еще одна потеря в череде потерь! А по­теря — поинтересуйтесь у любого психиатра — это самый что ни па есть сильный стрессобразующий фактор! И любой ребенок воспринимает горе Танюши как свое и плачет вместе с ней. Ис­правим эту беду: раз Тане нужен помощник — ус­троим ей такой праздник:

Таня тащится и прется,

Таня целый день смеется!

Есть мужчины у Танюши —

Муж — на море, два — на суше!

Вот теперь ей и мячик достанут из любой во­ды, и в трудную минуту хоть один мужчина на­стоящий рядом окажется, и я довольна — помог­ла подружке!

Мишка, которого уронила на пол, да еще и варварски лапу оторвала злобная Агния Барто, которая уверяет, что все равно не бросит инва­лида. Но мы ей не верим. Судьба Мишки незавидная — без лап он, как ни крути, из игрушки превращается в бытовой мусор и ждет его кон­чина тоскливая — на помойке, как бы нас поэтес­са не уверяла в обратном (пусть предъявит свою коллекцию безлапых, безголовых мишек-кукол-зайчиков!). Но мы с вами в силах исправить Мишкину горькую долю:

Мишка сел довольный на пол,

Потирает Мишка лапы,

Кучу денег он приносит,

Фиг его теперь кто бросит!

Вот так!

Такая же трагедия и у Зайки, которого бро­сила хозяйка: «со скамейки слезть не мог, весь до ниточки промок!» В стихиях бушующей воды зайцев выручает дед Мазай, вот и отправим его на помощь Зайке:

Это знает каждый зайка:

Плохо, если есть хозяйка,

Если ж рядом дед Мазай —

Значит, ты счастливый Зай!

Или так — утрем нос хозяйке, подарив Зайке новые просторные хоромы, где он начнет сво­бодную и счастливую жизнь:

Сух наш Заинька и весел,

На хозяйку — наплевать!

Едет Зайка в «мерседесе»

Новоселье отмечать!

Ну и конечно, всем известная колыбельная с ее ограничениями и пугалками требует коррек­ции — ведь это первые песни, которые мы слы­шали в самом младенческом возрасте. И там злобный волк норовит за бочок тяпнуть, и лиса украсть норовит и в темные леса унести. Испра­вим колыбельную:

Баю-баюшки, малыш,

Где захочешь, там и спишь,

Если серый волк придет —

«Мурку» он тебе споет,

Он для крошки нашей

Пасадобль спляшет,

И лиса-хитрюга

Нам теперь подруга,

Из-за леса, из-за гор

Принесет нам помидор,

Репку и горошек,

Для малышек-крошек!

Покопайтесь на досуге в своей давней памя­ти. Вспомните, какие эмоции вызывали у вас те или иные детские стишки и сказки. Если это были слезы и страхи, и несправедливость, и злость — перепишите вредные стихи и сказки так, чтобы вы от них теперь мурчали-парили.

Вы поразитесь через некоторое время, как изменится ваше мироощущение, как поднимет­ся самооценка и как увереннее и веселее станете вы! Ведь все то, что закладывается в нас в мла­денческом возрасте, прорастает затем в нас на­шими реакциями на окружающий мир, и если мы, как Танечка, бессознательно будем созна­вать свою беспомощность и готовность к поте­ре, мы никогда не рискнем на подвиг ПКМ, зная, что все бесполезно, и в случае неудачи ни­кто к нам на помощь не придет.

Что еще сказать? В каждой шутке есть доля шутки.

И теперь — серьезно.

<< | >>
Источник: Лисси Мусса. Серенада Марципановна, Дракон и ОК'сЮМОРон. Волшебные самоисполняющиеся сказки. 2006

Еще по теме Байки модератора: что мы знаем о детских книжках:

  1. Байки модератора: что мы знаем о книгоманах и книгокотиках
  2. ЧТО МЫ ЗНАЕМ ОБ ИНТЕЛЛЕКТЕ
  3. МУЖСКИЕ И ЖЕНСКИЕ ТЕЛА: ЧТО МЫ О НИХ НА САМОМ ДЕЛЕ ЗНАЕМ
  4. Прокол рубца и введение лекарственных веществ в книжку
  5. ЗАПИСНАЯ КНИЖКА МОЛОДОЙ МАМЫ
  6. У моего мужа панический страх оказаться без де­нег. И это при том, что и у него, и у меня постоян­ная работа. Что делать и что ему говорить?
  7. Я считаю, что рожать детей — большая ответс­твенность. Это даже можно назвать пожизнен­ным договором. Когда я думаю, что могу причи­нить им страдания, мне становится плохо. Что мне нужно сделать, чтобы думать по-другому?
  8. Как мать, я чувствую себя ответственной за то, чтобы хорошо кормить детей, потому что счи­таю, что они еще слишком малы, чтобы самим за­ботиться о своем здоровье. У меня трое детей в возрасте от четырех до девяти лет. Не считаете ли вы, что эта ответственность лежит на мне?
  9. Что делать, если вы считаете, что столкнулись с проблемой употребления наркотиков
  10. Мне непонятна ваша теория. Вы говорите, что пожинают то, что сеют.
  11. Если у тебя что-то болит, это не значит, что ты плохой человек.
  12. Что делать, если вы подозреваете, что в вашем организме слишком много тестостерона?
  13. Что вы уже можете — 2, просто пока об этом не знаете или притворяетесь, что не умеете
  14. Вы сказали, что и ребенок должен сыграть свою роль. А что он может сделать?
  15. Готовимся спать. Что надеть? Что постелить на кровать?
  16. «Все едино, что мед, что калина»