<<
>>

Что такое «все до фени»?

Отечественное безвредное лекарство, способное в минуты стресса ввести в состояние «все до фени», не снижая работоспособности, ушло за кордон. Почему?

Еще одна история. С еще одним чудо-препаратом - так называе­мым фенибутом.

Я в какой-то степени был всегда у Ивана Павло­вича на подхвате. В роли этакого подопытного кролика. Доброволь­ного, замечу. Что бы новенького в аптечке для космонавтов ни по­явилось, я тут как тут. Готов открыть свое «зевало» или подставить «мускулюс-глютеус». Иван Павлович чего зря не удумает.

У журналиста работа нервная. Особенно у такого задиры, как Хру­сталёв. Тоже ведь был воителем-скандалистом. В Киргизии даже был удостоен почетного звания башкасыр, то есть «головосниматель». После одной публикации, к примеру, «По преступному прейскуранту», сняли с работы более 20 человек. Да каких чинов! Министра внутренних дел, инспектора ЦК, спецпрокурора, двух председателей областных судов, двух начальников колоний и т. д. Кое-кого отда­ли под суд... И так было везде, где я работал. Мог партноменклатуре нравиться такой «еж»? Яро ненавидели.

Почему и старались сжить со свету. Любыми путями. Больше, чем я, никто из журналистов СССР не «отловил» высоких опровержений (крайкомов партии, республиканских ЦК, союзных и республи­канских министерств, Минздрава в том числе). Больше, чем я, никто не написал обстоятельных объяснительных записок в агитпроп ЦК КПСС. Меня там тоже «нежно ненавидели». Но у меня было испы­танное средство: после третьей по счету публикации на одну тему, но с новыми аргументами, я «добивал врага в его берлоге».

Апофеозом всему были три смертных приговора мафии. То есть «сращенцев» из числа партноменклатуры и уголовщины. Спасибо тому же КГБ, спасали и в Красноярске, и в Средней Азии. Даже довелось воспользоваться литерным самолетом председателя республикан­ского КГБ, что было предметом разбора на бюро ЦК компартии Кир­гизстана.

Спасителем в той череде битв и поистине фронтовых стрессов, конечно же, был Иван Павлович Неумывакин. Ситуация для меня обычная: пятый (!) раз вызывают на «ковер» по одной публикации. Стресс, конечно. Даже руки трясутся. Проще всего, конечно, горсть транквилизаторов в «зевало». Но ты же после этого не работник. А я раз за пазуху, а там «привет от Неумывакина» — какой-нибудь адаптоген в виде стружечки или пузырек с фенибутом. Сказка! Через пару-тройку минут «кайф», все разглаживается, напряженка спадает, психоз улетучивается. И тебе становится «все до феньки». Вдох — выдох. Силы невесть откуда взялись. Состояние: скорей бы утро да снова на работу. И на «ковер» таким ходил, и на работу.

И даже главного редактора, члена ЦК от щедрот Ивана Павловича ссужал. Небескорыстно, конечно. Его ведь, сердешного, не раз пону- жали на «ковре» в ЦК КПСС за этого «невозможного Хрусталёва». Благодарил и меня, и Ивана Павловича.

Но где фенибут? Есть он в аптеках? Почему люди, с ведома вра­чей, чтобы совладать со стрессами, «подсаживаются» на транкви­лизаторы с побочными эффектами? Фенибут же абсолютно без­вредный. В его основе биологически активное вещество — гамма­аминомасляная кислота, без которой нервная система не может функционировать. Совершенно безвредное средство, в отличие от всех существующих химических лекарств.

Где же фенибут?

Но эти вопросы не ко мне.

Владимир Хрусталёв, свидетель, страдалец, «подопытный кролик»

Слово — Ивану Павловичу Неумывакину

При создании космической больницы приходилось много вни­мания уделять фармакологической службе, нужны были средства, которые не давали бы каких-либо побочных действий, а только ожидаемый результат. В 1960-е годы космосом интересовались все. Не то что сейчас, когда он стал обыденным явлением. Как правило, в информационных сообщениях обычно говорилось: «Космонавты чувствуют себя хорошо, полет проходит нормально», чтобы не вол­новать людей. Но было не совсем так. Космический полет — это постоянный стресс, к которому трудно привыкнуть из-за возникающих различных неполадок, взаимоотношений и т. п. Это на земле можно взять отгул, бюллетень, а там надо работать и быть постоянно в бое­вой готовности. Для снятия напряжения медицина тогда предлагала различные успокаивающие средства — транквилизаторы. Но при их приеме возникает так называемый миорелаксирующий эффект, то есть расслабление, когда хочется поспать, а в космосе надо работать. Возник вопрос: а нельзя ли сделать препарат, который бы восстанав­ливал работоспособность и не давал никаких побочных реакций?

После ряда совещаний с ведущими фармакологами и химиками страны удалось найти человека, который согласился разработать та­кой препарат. Это был профессор Всеволод Васильевич Перекалин из Ленинградского педагогического института. Поверив ему на слово, я одновременно развернул работы в нескольких направлениях: экс­периментальное, клиническое, производственное. И не ошибся. Если обычно на создание любого оригинального лекарственного средства уходит не меньше 10-15 лет, то наш препарат фенибут был создан за 5 лет. Это был аналог гамма-аминомасляной кислоты, без которой не может нормально работать нервная клетка. Независимо от того, в каком вы состоянии - заторможены или возбуждены, — этот препа­рат как стабилизатор вас успокоит, восстановит работоспособность и вам станет все «до фени».

Ведущие фармакологи предсказывали фенибуту блестящее бу­дущее, если создатели препарата в соавторы возьмут какого-либо корифея, в том числе для получения Государственной премии СССР. В противном случае фенибута в стране не будет. Привыкший все время «пахать», я был удивлен таким «скромным» предложени­ем, от которого, разумеется, отказался. Для выпуска фенибута было выбрано предприятие «Олайнфарм» в Риге, и, быстро переоформив документы, коллектив создателей фенибута, в котором все «пахари», получил Госпремию Латвийской ССР. Достаточно сказать, что все космонавты при выходе в открытый космос, что является сильней­шей стрессовой реакцией, принимают фенибут и спокойно работают (действие препарата до 6 часов). Это единственный препарат днев­ного типа действия без каких-либо побочных эффектов. Принимать на ночь его нельзя. Но если на ночь принять 1/2 или 1/4 таблетки фенибута, уменьшив при этом дозу снотворного, ваш сон будет глу­боким и спокойным, тем более без какого-либо токсического дей­ствия. Раньше фенибут выпускался в Латвии, но сейчас налажен его выпуск и в России. Непонятно только, почему он отнесен к психо­тропным препаратам и отпускается по рецепту?

В космонавтике фенибут назвали «таблеткой от ковра». Вызыва­ют «на ковер» к начальству — прими фенибут, идешь на экзамен — прими, предстоит серьезный нелицеприятный разговор — тоже по­может. В общем 1 таблетка препарата, уравновешивая ваше психическое состояние, позволяет держать удар, успокоиться, не снижая при этом работоспособности.

Иван Неумывакин — русский Лайнус Поллинг

В нештатной ситуации он спас жизнь космонавту Алексею Леонову, но за это ему чуть не вытрясли душу

Эта еще одна история из серии упущенных возможностей. Их в нашем Отечестве столь великое множество, что начинаешь с трево­гой задумываться. А почему мы отдаем приоритеты? С какой стати «пополняют сонмы эмигрантов Кулибины, Рублевы и Левши»? Не­вольно задумываешься, как в свое время мой друг, знатный строи­тель, основоположник бригадного хозрасчета, Владислав Сериков, сказавший мне на ухо (громче было нельзя): «Володя, в штабах за­села контра». Еще один повод к тому есть.

Нам прожужжала уши реклама «удивительного и неповторимо­го» лекарства века коэнзим-къю-10. Ах, как же, предложен самим Лайнусом Поллингом, создателем американских витаминных ком­плексов. Поясню, в чем суть, просветившись по книгам Ивана Павловича. В организме есть активные вещества — свободные радикалы, или оксиданты, основная задача которых — уничтожение отживших и «чужих» клеток. Плохо то, что эти клетки очень прожорливы и могут поедать даже здоровые клетки, для предотвращения чего в организме вырабатываются собственные средства защиты — анти­оксиданты, которых очень много в растительной пище. Вот почему сейчас появилось много лекарственных средств, включающих в себя антиоксиданты.

Так вот, главным достоинством коэнзима-кью-10 является как раз то, что это — активный антипод оксидантам, регулирующий окислительно-восстановительные процессы и возвращающий тем самым молодость клеткам. Антиоксиданты производятся каждой клеткой и причастны к выработке в ней до 85% энергии. Особенно много этих веществ в бычьем сердце, из которого его и получал Поллинг.

Но почему в России пренебрегли ничуть не худшим аналогом, ко­торый продвигал в космическую медицину Иван Павлович Неумы-вакин, - загадка. Правда, называли его цитохром-С. С ним связана, например, еще одна история, чуть не стоящая инноватору головы. Но самое печальное даже не в этом, хотя седины «патриарха меди­цины» бесценны, а в другом. Отечественный препарат с сильнейшим антиоксидантным действием мог быть в наших аптеках уже, как ми­нимум, 30 лет назад. Тогда как коэнзим-кыо-10 появился у нас не­давно, да и кошелек разоряет...

Итак, новая история с печальным концом.

Владимир Хрусталёв, свидетель и соучастник

Слово - Ивану Павловичу Неумывакину

Не зная о разработках Поллинга, совместно с Ленинградским институтом переливания крови мы начали работу по созданию подобного препарата, обладающего сильным антитоксическим дей­ствием. И уже в начале 1970-х годов был создан препарат, названный цитохром-С, в жидком виде уже разрешенный к клиническому при­менению. С таблетированной формой вышла заминка.

В это время шла подготовка к совместному советско-­американскому полету «Союз» — «Апполон». За 2 месяца до полета в Фармкомитет была отправлена бумага о разрешении использова­ния цитохрома-С в экстремальных условиях, тем более что были проведены испытания на большой группе добровольцев. В текучке дел комплектовались бортовые аптечки, печатались инструкции, про­водились занятия с космонавтами. У космонавта Алексея Леонова была одна физиологическая особенность: при физических нагрузках у него на электрокардиограмме наблюдалось снижение Т-зубца, что свидетельствовало о незначительном нарушении кровоснабжения левого желудочка сердца. У спортсменов это часто бывает, ничего страшного в этом нет. Однако внимание космонавта было обращено на то, что если возникнут какие-либо проблемы с сердцем, они сни­мутся цитохромом-С. В том полете возникла нештатная ситуация, и на фоне громадной физической и эмоциональной нагрузки Т-зубец на ЭКГ у А. Леонова пополз вниз. «На уши» были поставлены все ве­дущие кардиологи, однако препарат цитохром-С вполне справился со своей задачей, нормализовав состояние космонавта.

В послеполетном периоде при анализе работ всех систем, в том числе и средств оказания медицинской помощи, обнаружилось, что разрешение на использование цитохрома-С Фармкомитет так и не выдал, тем самым я нарушил существующие законы. Но если бы я этого не сделал, космонавт мог погибнуть. Однако несмотря на это, длительное время решался вопрос о моем наказании.

Кроме того, все работы по дальнейшему усовершенствованию и промышленному выпуску цитохрома-С были прекращены. Не стало в СССР такого препарата, нет его и в России, а он мог бы прославить страну, тем более что технология его получения из сердец молодых лошадей, а затем других животных, была до изумления проста. Вот и довольствуемся заморским, и хотя он и хорош — прибыль получает не наша страна. Не говоря уже о стоимости для потребителей.

Во время подготовки Ю. Сенкевича к плаванию на лодке «Ра» с Туром Хейердалом.

Слева направо:

Б. Смирнов - конструктор, Р. Утямышев - директор ВНИИ хирургического инструментария и оборудования, Ю. Сенкевич - врач, И. Неумывакин

<< | >>
Источник: Неумывакин И. П., Хрусталёв В. Н.. Апостол здоровья. Поучительные истории и рецепты оздоровления дарами Природы. 2009

Еще по теме Что такое «все до фени»?:

  1. «Все едино, что мед, что калина»
  2. Что такое trigger (триггер), или как аппарат ИВЛ узнаёт, что пора начать вдох?
  3. TaschenGuide - все, что Вы должны знать
  4. Что такое человек?
  5. Что такое голод?
  6. Что такое сон?
  7. Что такое видеотренинг?
  8. Что такое истина?
  9. Что такое привычки?
  10. Что такое предрак?
  11. Как вы можете утверждать, что все, что с нами происходит, вызвано внутренней причиной? Я остановилась на красный свет, а в это время дру­гая машина ударила меня сзади. Как я могу быть причиной этого?