ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОСТРОУМИЯ

А

Владимир Маяковский был первым советским писателем, который завел автомобиль: он привез из Парижа "Рено".

Однажды Виктор Ардов пришел в какую-то компанию, где был и Маяковский.

— Ардик, вы там на улице не видели моего "Рено"? — спросил Владимир Владимирович.

— Ни "Хрено" я там не видел...

Ардов, конечно, слукавил: в то время угона автомобилей как вида преступлений еще не было. Маяковский мог не волноваться: его "Рено" стоял на месте.

А однажды у писателя-сатирика Виктора Ардова спросили: — Вы, очевидно, под бородой скрываете какой-то физический недостаток? — Скрываю. — Какой? — Грыжу...

Б

Одна пациентка спросила у Н. П. Боткина:

— Скажите, доктор, какие упражнения самые полезные, чтобы похудеть?

— Надо поворачивать голову справа налево и слева направо, — ответил Боткин.

— Утром? Вечером?

— Когда вас угощают.

В

Во время горячего спора один из оппонентов Вольтера назвал его идиотом.

Вольтер, улыбаясь, взглянул на противника и сказал:

— Дорогой профессор, я считал вас до сих пор умным человеком. Вы считаете меня идиотом. Что же, быть может, мы оба ошиблись.

А на одном званом обеде два недоросля в развязном тоне спросили его, как правильнее сказать: "Дайте нам пить" или "Принесите нам пить".

— Для вас не годятся оба этих выражения, — ответил Вольтер. — Вы должны говорить: "Поведите нас на водопой".

Г

Немецкий врач Маркус Герц как-то посетил одного больного, лечившегося по книгам, выписывая из них подходящие рецепты.

Осмотрев больного, Герц сказал:

— Я знаю, что послужит причиной вашей смерти. Вы умрете от опечатки.

Д

Один аристократ спросил Дюма, кем был его отец. Писатель ответил:

— Отец мой был креолом. Дед — негром, прадед — обезьяной. Мой род, по-видимому, начался там, где ваш род, господин граф, окончился.

Е

Однажды императрица Екатерина II, будучи в Царском Селе, почувствовала себя нехорошо. Срочно приехал Род-жерсон, ее любимый доктор, и нашел необходимым пустить ей кровь, что и было сделано.

В это же самое время государыне доложили, что из Петербурга приехал граф Александр Безбородко узнать о ее здоровье.

Императрица приказала его принять. Лишь только он вошел, Екатерина, смеясь, сказала ему:

— Теперь все пойдет лучше: последнюю кровь немецкую выпустила.

Ж

В 1947 году Михаил Жаров получил Государственную премию СССР.

Приехал к нему один старинный приятель поздравить, отметить это дело. Жаров приветствовал посетителя радушно, обнял, проводил в комнату.

— Жена! — крикнул Жаров, усадив гостя. — Неси!.. Посетитель думал, что сейчас вынесут графинчик, рюмочки... Но принесли вместо этого перекидной календарь, и Жаров принялся что-то в нем записывать.

— Что это ты там пишешь? — поинтересовался гость.

— Записываю тех, кто приходил меня поздравить.

— Зачем? — не понял гость.

— А затем, чтобы, когда помру, родственники знали, кого приглашать на поминки.

З

К доктору явился пациент и пожаловался на глубокую меланхолию. Внимательно обследовав больного, врач не нашел у него органических отклонений от нормы и счел возможным немедикаментозное лечение. Он сказал:

— Я вам прописываю хороший юмор. Поскольку после постановления ЦК по идеологическим вопросам вы нигде не найдете эту книгу, дарю ее вам. Это — Зощенко. Читайте по два рассказа утром и вечером в течение недели.

— Не поможет. Я и есть Зощенко.

И

Писатель Илья Ильф был удивительно остроумным и наблюдательным человеком. Вот несколько малоизвестных цитат из его записных книжек:

У баронессы Гаубиц большая грудь, находящаяся в полужидком состоянии.

***

Вечерняя газета писала о затмении солнца с такой гордостью, будто это она сама его устроила.

Полное медицинское счастье. Дом отдыха милиционеров. По вечерам они грустно чистили сапоги все вместе или с перепугу бешено стреляли в воздух.

Запах стоял, как в магазине старых носков.

На диване лежал корсет, похожий на летательную машину Леонардо да Винчи.

Зозуля пишет рассказы, короткие, как чеки.

Все пьяные на улице поют одним и тем же голосом и, кажется, одну и ту же песню.

***

Выскочили две девушки с голыми и худыми, как у журавлей, ногами. Они исполнили танец, о котором конферансье сказал:

”Этот балетный номер, товарищи, дает нам яркое, товарищи, представление о половых отношениях в эпоху феодализма”.

Кому вы это говорите? Мне, прожившему большую неинтересную жизнь?

***

Два затуманенных от высоты самолета тащили за собой белые рукава...

***

Подали боржом, горячий, как борщ.

***

Стоял маленький рояль, плотный, лоснящийся, как молодой бычок.

К

Великого немецкого философа Иммануила Канта пригласили на свадьбу. Невесте было семнадцать, жениху семьдесят.

— Как вы думаете, философ, — обратилась к нему соседка по столу, — можно надеяться, что от этого брака будут дети?

— Надеяться? — подскочил Кант. — Бояться надо!

Л

Лауреат Нобелевской премии физик Лев Ландау очень любил всякие розыгрыши и побуждал к ним своих сослуживцев.

В Харькове (а Ландау в то время работал в физтехе) был самовлюбленный физик, опубликовавший тьму статей, причем он все списывал у других.

Ландау сыграл с ним злую шутку.

Этому субъекту прислали телеграмму о том, что Нобелевский комитет решил присудить ему Нобелевскую премию, поэтому просит, чтобы потенциальный лауреат к 1 апреля представил теоретическому отделу, возглавляемому Ландау,

все свои работы, перепечатанными на машинке в двух экземплярах.

Компилятор потерял голову. Времени оставалось в обрез, и он не обратил внимания на несколько подозрительную дату вручения рукописей. Задыхаясь от спеси и сознания собственного величия, он перестал здороваться со старыми знакомыми.

Можно себе представить, что с ним творилом, когда, положив на стол Ландау перепечатанные груды, он вдруг услышал:

— Неужели вы подумали, что за эту муру могут дать Нобелевскую премию?

— С первым апреля! Воистину — Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить...

М

Однажды в перерыве съемок фильма "Пес Барбос и необычный кросс" Евгений Моргунов после сцены взрыва сидел в обгорелой одежде около шоссе, а Георгий Вицин ходил по полянке и напевал: "Куда, куда вы удалились...". Тут мимо проходили колхозники и, увидев обгорелого и оборванного человека, поющего арию Ленского, очень удивились.

— Что случилось? — спросили колхозники. Моргунов, не моргнув глазом, ответил:

— Вы что, не знаете? Это Иван Семенович Козловский. У него дача сгорела сегодня утром. Вот он и того... Сейчас из Москвы машина приедет, заберет.

Колхозники очень расстроились.

— Чего жалеть-то, — сказал Моргунов, — артист богатый. Денег небось накопил, новую построит, — и крикнул Вицину: "Иван Семенович, вы попойте там еще, походите".

Вицин, ничего не понимая, отвечал:

— Хорошо, попою, — и продолжал петь.

Колхозники пришли в ужас и побежали к даче Козловского. Правда, обратно они не вернулись.

Н

Известный французский писатель Жерар Нерваль во время обеда в ресторане заметил в своей тарелке таракана. Он подо)нал официанта и важно сказал:

— Гарсон, впредь прошу вас тараканов подавать мне отдельно.

О

Будучи в Одессе, Олеша лежал на подоконнике своего номера в гостинице. По улице шел старый еврей, торгующий газетами.

— Эй, газеты! — закричал Юрий Карлович со второго этажа.

Еврей поднял голову и спросил:

— Это откуда вы высовываешь?

— Старик! — сказал Олеша. — Я высовываюсь из вечности.

П

Очень известна защита адвокатом Ф. Н. Плевако владелицы небольшой лавчонки, полуграмотной женщины, на» рушившей правила о часах торговли и закрывшей торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то религиозного праздника.

Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов, Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника — Плевако. Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого, Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут одиннадцатого. Плевако спросил председателя:

— А сколько на ваших часах, ваше превосходительство?

Председатель посмотрел и ответил:

— На моих пятнадцать минут одиннадцатого.

Плевако обратился к прокурору:

— А на ваших часах, господин прокурор? Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:

— На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.

Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и

как сильно он, прокурор, помог защите.

Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты.

Он заявил:

— Подсудимая действительно опоздала на 20 минут. Но, господа присяжные заседатели, она женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах — 20 минут, у господина председателя — 15 минут, а на часах господина прокурора — 25 минут. Конечно, самые верные часы у господина прокурора. Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.

Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?

Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.

Р

Множество оригинальных высказываний знаменитой актрисы Фаины Раневской попадается в ее дневниках и записных книжках. Вот только некоторые из них:

Поклонников много, а в аптеку сходить некому.

***

Перерыло все бумаги, обшарило бее карманы и не нашла ничего похожего на денежные знаки.

***

Воспоминания — это богатства старости

***

Бог мой, как я стара — я еще помню порядочных людей.

***

Сняться в плохом фильме — все ровно, что плюнуть в вечность.

Сказка — это, когда женился на лягушке, а оно оказалась царевной; а быль — это, когда наоборот.

Здоровье? Это, когда у вас каждый день болит в другом месте.

Я перенесла инфаркт и убедилась, что если больнея очень хочет жить, врачи бессильны.

Однажды Раневская после спектакля сидела в своей гримерке совершенно голая и курила сигару. В этот момент дверь распахнулась и на пороге застыл один из изумленных работников театра. Актриса не смутилась и произнесла своим знаменитым баском: "Дорогой мой, вас не шокирует, что я курю?".

Как-то на южном море она указала рукой на летящую чайку и сказала:

— МХАТ полетел.

***

Было и такое. Раневская со всеми своими домашними и огромным багажом приезжает на вокзал.

— Жалко, что мы не захватили пианино, — говорит Фаина Георгиевна.

— Неостроумно, — замечает кто-то из сопровождавших.

— Действительно неостроумно, — вздыхает Раневская. — Дело в том, что на пианино я оставила все билеты.

С

В Союзе писателей обсуждали молодого поэта, злоупотреблявшего спиртным. Поэт по молодости или глупости оправдывался:

— Что ж тут такого? Пушкин пил. И Лермонтов пил. И Бетховен. И Моцарт.

— А что пил Моцарт? — спросил кто-то. И тут же прозвучал голос Михаила Светлова:

— А что ему Сальери наливал, то и пил!

Т

Алексей Толстой отдыхал в Кисловодске. Рядом с ним поселился заезжий простак, никогда не видавший гор. Заметив, что вверху на большой крутизне пасутся коровы, он

с недоумением спросил Толстого, почему же коровы не падают в пропасть.

— Видите ли, — ответил Толстой, — у здешних коров с самого рождения особые ноги: две правые вдвое короче двух левых, вот они и ходят вокруг самых узких вершин и не падают. Приспособились к местным условиям — по Дарвину.

— А если они захотят повернуть или пойти в обратном направлении?

— Им это никак невозможно. Сразу же сверзятся в бездну. Только по кругу, вперед и вперед. Впрочем, у каждого горца есть особые костыли, специально для этих коров. Привинчиваются к правым ногам, когда коровы выходят на гладкое место.

Тот же самый Алексей Толстой во время поездки по Кавказу отчебучил следующее. Группа писателей, среди которых были и иностранцы, обедала.

К концу обеда кто-то из хозяев поднял бокал за процветание наших братских республик. Толстой в ответном тосте сообщил сидящему рядом иностранцу, что у нас на Кавказе есть будто бы еще одна — очень небольшая — республика под поэтическим названием Чахохбили. Населения в республике две тысячи человек — не больше. И все же у этой микроскопической страны есть великий национальной поэт, слагающий бессмертные песни о ее мудрецах и героях. И тут Алексей Николаевич указал на скромнейшего из всех литераторов, робко сидевшего за этим столом и меньше всего склонного к созданию чахох-бильского эпоса.

Гость, не подозревая подвоха, провозгласил здравицу за доблестный народ Чахохбили и за его великого ашуга и, встав из- за стола, чокнулся с несчастным писателем, готовым провалиться сквозь землю.

У

Оскар Уайльд как-то пообедал у своего друга, который поинтересовался, удовлетворил ли обед изысканные вкусы писателя.

Уайльд ответил:

— О, это пустяки, у меня очень простые вкусы, Я всегда довольствуюсь самым лучшим.

Ф

Французский писатель Анатоль Франс, принимая на работу молодую стенографистку, спросил ее:

— Я слышал, вы очень неплохо стенографируете?

— Да. Сто тридцать слов в минуту, — ответила девушка.

— Сто тридцать слов в минуту?! — воскликнул писатель. — Но, малютка, где я их вам возьму?

X

Знаменитый американский юморист и эстрадный сатирик Боб Хоуп как-то пошутил:

— Покажите мне счастливого человека, который купил "Роллс-Ройси, и я покажу вам еще более счастливого человека — агента, который продал эту машину...

Ц

Римский полководец Юлий Цезарь при высадке в Африке оступился на берегу, упал, но, не растерявшись, воскликнул:

— О, Африка! Я обнимаю тебя!

Когда за огромные долги распродавали имущество одного римского аристократа, Гай Юлий Цезарь купил себе его... подушку. На удивленные вопросы придворных он ответил:

— Я никак не мог упустить такой шанс — купить подушку, на которой можно спокойно спать, имея такие огромные долги.

Ч

В британском парламенте шли дебаты. Речь держал Черчилль, лидер консерваторов, он, по обыкновению, едко "щипал" своих вечных оппонентов — лейбористов.

Наконец, не выдержав, вскочила с места пожилая и к тому же некрасивая лейбористка и крикнула на весь зал: "Мистер Черчилль, вы несносны! Если бы я была вашей женой, то подлила бы вам в кофе яд!" Раздался смешок. Но невозмутимый потомок герцогов Мальборо, выдержав паузу и окинув соболезнующим взором разгневанную леди, промолвил: "Если бы вы были моей женой, то я бы этот яд с наслаждением выпил...".

***

На заседании Ялтинской конференции Иден что-то написал и протянул записку Черчиллю. Тот, прочитав, сжег бумажку своей сигарой. Затем написал ответ и протянул его Идену. Иден прочитал записку, разорвал ее на мелкие кусочки и бросил в корзину для бумаг.

Работники Государственной безопасности восстановили текст записки Черчилля. Премьер писал: "Не волнуйтесь. Старый ястреб не выпадет из гнезда". Несколько лет советские дешифровщики пытались разгадать скрытый смысл записки. Им это не удалось.

Через много лет Хрущев встретился в Англии с премьером Черчиллем и спросил его:

— Мы приложили много усилий, чтобы понять смысл записки. Дело прошлое. Вы остались один из всей большой тройки. Поделитесь секретом.

— Да у меня тогда расстегнулась ширинка. Господин Иден предупредил меня, а я его успокоил.

Ш

На приеме молодой человек обратился к Бернарду Шоу:

— Так это вы тот самый знаменитый юморист? А правда ли, что ваш отец был портным?

— Да, — подтвердил Шоу.

— А почему же вы не стали портным?

— Трудно сказать. Предназначение, а может, просто каприз. Вот, например, ваш отец, кажется, был джентльменом?

— Конечно! — подтвердил молодой человек.

— Почему же вы им не стали? — спросил Шоу.

Э

Томас Эдисон часто допоздна засиживался в своей лаборатории. Но однажды он ушел немного раньше, а потом поздним вечером вернулся и неожиданно застал там за прибором одного из своих помощников. Тот даже не заметил, как вошел ученый.

— Что вы тут делаете так поздно? — удивился Эдисон.

— Работаю...

— А что вы делаете днем?

— Конечно, работаю...

— И рано утром тоже?

— Да, профессор, — расплылся в улыбке помощник, ожидая похвалы.

— Послушайте, а когда же вы... думаете? — возмущенно спросил Эдисон.

Ю

Английский философ, историк и экономист Дэвид Юм, который к старости сильно располнел, плыл как-то на корабле через Ла-Манш с одной светской дамой. Разыгрался шторм.

— Наверняка нас сожрут рыбы, — с невозмутимым спокойствием изрек ученый.

— Интересно, за кого они примутся сначала*, за меня или за вас? — спросила его дама.

— Обжоры набросятся на меня, — ответил Юм, — зато гурманы предпочтут вашу милость.

Я

На дни культуры в столице одной из бывших автономных областей Советского Союза приехала большая делегация кинематографистов, в числе которых был и Олег Янковский. Артистов принимали на высшем уровне, местное начальство старалось, лезло из кожи вон, чтобы угодить высоким гостям.

Впечатление после таких "культурных десантов", как их называли в то время, как правило, оставалось самое лучшее, потому что денег на это не жалели. На церемонии знакомства с местной культурной элитой произошел забавный случай. Поскольку имена местных культурных деятелей запомнить сразу было абсолютно невозможно, то, представляя московским гостям очередную местную знаменитость, хозяева говорили примерно так:

— А это Хазабельдыев Таймураз, он поет в областной филармонии. Проще говоря, это наш местный Шаляпин...

Певец выходил, улыбался, кланялся и уступал место следующему коллеге.

— А это Ахоч-оглы Айваз, — он пишет роман. Проще говоря, наш местный Шолохов...

Таким вот образом происходило это знакомство. Потом были выступления перед зрителями, а перед отъездом — пикник на природе.

Автобусы отправились к месту пикника, По дороге надо было проезжать мимо гигантского скотного двора, а потом по мосточку — через маленькую речку, которая протекала рядом. И, как на грех, именно в этот день на скотном дворе что-то произошло, и в тот момент, когда автобус с гостями переезжал через речку, по ней плыло большое количество навоза. В автобусе установилась тишина, все стали принюхиваться, и в этот момент Олег Янковский, выглянув в окошко, негромко, но внятно прокомментировал:

— Проще говоря, каков Шолохов, таков и Тихий Дон!

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить. 2008

Еще по теме ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОСТРОУМИЯ:

  1. Макацария А. Д., Кузнецова С. В.. Большая энциклопедия. Мама и малыш., 2007
  2. ЮМОР, ОСТРОУМИЕ И САМОИРОНИЯ
  3. ЧТО ТАКОЕ ОСТРОУМИЕ
  4. Чеширский кот и остроумие нелепости
  5. ОСТРОУМИЕ И ТВОРЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ
  6. Что такое юмор и чем он отличается от остроумия
  7. ВСЕ ИЛИ ПОЧТИ ВСЁ О ЮМОРЕ, ОСТРОУМИИ И СМЕХЕ
  8. Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить, 2008
  9. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  10. Смешное по Фрейду — это экономия