Истоки

Понятие "черный юмор" на сегодняшний день — не очень разработанный пласт науки о смешном.

Бостонский "Словарь мировых литературных терминов" определяет "черный юмор" как "юмор, обнаруживающий предмет своей забавы в опрокидывании моральных ценностей, вызывающем мрачную усмешку".

Возник он в XIX веке в виде легких стишков ("И бейте его, когда он чихает!"), называемых "гадостями", а проник в серьезную литературу в середине XX веке через шутки и короткие рассказики.

По мнению сторонников "черного юмора", он, конечно, достаточно циничен, но является своеобразной реакцией на зло и абсурдность жизни и обладает психотерапевтическим эффектом. Черный юмор вызывает смех там, где всякий другой способ описания пробудит лишь плач. Каковы истоки "черного юмора" в России? В дореволюционной России была страшно популярна детская книжка — "Степка-растрепка", которая являлась вольным переводом книги немецкого поэта Г. Гофмана-Доннера (1809-1894), написанной в 1845 году и сразу же начавшей свое триумфальное шествие по Европе. До 1917 года эта книга переиздавалась более десяти раз.

Стихотворные рассказы "Степки-растрепки" представляют собой назидательно-запугивающие повествования, исполненные с натуралистичным описанием жестоких смертей. Скажем, непослушный Петя сосет пальчик, и "Крик-крак — вдруг отворилась дверь, портной влетел, как лютый зверь, к Петрушке подбежал и — чик! — ему отрезал пальцы вмиг". Автор не сочувствует, он свидетельствует: "Ах, боже, стыд и срам какой! Стоит сосулька весь в слезах, больших нет пальцев на руках".

В другом стихотворении автор с бесстрастностью кинокамеры фиксирует процесс гибели девочки в огне: "Вдруг платье охватил огонь: горит рука, нога, коса и на головке волоса. Огонь — проворный молодец, горит вся Катя, наконец. Сгорела, бедная, она, зола осталася одна, да башмачки еще стоят, печально на золу глядят".

В этом тексте уже присутствует важнейшая предпосылка смехового обыгрывания ситуации — отстраненность описания гибели человека. Нужен лишь небольшой толчок, чтобы из этого сюжета возникло нечто, вроде известной "садистской частушки":

Маленький мальчик на лифте катался.

Все хорошо, только трос оборвался...

Папа копается в куче костей —

"Где же кроссовки за тыщу рублей?”.

Но "Степка-Растрепка" — это всего лишь начало путешествия "черного юмора", еще лишенного части присущих ему черт, по России, первая трансляция этого феномена немецкой культуры на русской почве. Окрепший и сформировавшийся, "черный юмор" прибыл к нам тоже из Германии, и здесь мы должны упомянуть имя немецкого поэта и художника Вильгельма Буша.

В. Буш (1832—1908) прославился книгами, больше всего похожими на современные комиксы, с последовательностью рисунков и подписями под ними.

Г. Белль писал: "Национальное бедствие немцев заключается в том, что их представлению о юморе суждено было определиться под влиянием человека, губительным образом связавшего слово с картинкой: Вильгельма Буша. На выбор имелся Жан Поль, обладатель неповторимого юмора, но выбрали бесчеловечного Буша с его юмором злорадства и хамства...".

Интересно, что и в России В. Буш стал очень популярен, и его стихотворные повести, в особенности "Макс и Мориц", получили большое распространение в начале XX века.

Жестокий, бесчеловечный юмор В. Буша, трактующий убийство как комическую ситуацию, был популярен в России начала XX века настолько, что персонажи его повестей стали, по сути, персонажами русской литературы.

Причем некоторые рассказы В. Буша были слишком "страшными" даже для российского сознания. Так, в рассказе "Замерзший Петер" непослушный мальчик в лютый мороз уходит кататься на речку, проваливается в прорубь и застывает. Родители, разыскав его, приносят домой и ставят оттаивать к печке. Увы, вместо отогретого мальчика они получают лишь желеобразную лужицу. И родители ... собирают растаявшего мальчика ложкой в посуду. "Превратился мальчик в кашу, мы кончаем сказку нашу." Так примерно заканчиваются русские переводы Буша. Но в немецком издании есть еще одна надпись-картинка, где банка с киселеобразным Петером красуется на полке с продуктами. По-видимому, таких вершин глумления русская душа уже не могла вынести: во всех русских изданиях завершающий "кадр" отсутствует.

По свидетельству сестры Даниила Хармса, любимым его чтением в детстве были книги В. Буша именно на немецком языке. То есть, в отличие от подавляющего большинства своих сверстников-соотечественников, Даниил Хармс (тогда еще Даня Ювачев) воспринимал "черный юмор" В. Буша, так сказать, целиком.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить. 2008

Еще по теме Истоки:

  1. Феминистские истоки гендерной психологии
  2. Истоки идеи водного рождения
  3. У ИСТОКОВ: СОКРАТ
  4. Истоки научной психологии
  5. ИСТОКИ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ВАЛЕОЛОГИИ
  6. У истоков проблемы формирования врачебных ошибок
  7. Историко-культурные истоки специальных способностей
  8. Тема 2.Первобытное общество: истоки эмпирического врачевания
  9. Традиционная медицина и фармация Индии, их исторические истоки
  10. Истоки вторичной и третичной структурной диссоциации личности
  11. Реферат. Истоки дедовщины в российской (советской) армии, 2009
  12. Педагогика как наука: истоки становления и основные задачи
  13. Мифо-религиозные истоки древнеегипетской медицины. Боги — покровители врачевания
  14. Бертин Андрэ. Воспитание в утробе матери или рассказ об упущенных возможностях, 1992
  15. ЧЕРНЫЙ ЮМОР
  16. Заключение
  17. Лекции. Лекции по валеологии, 2011