Я мечтаю с утра о крепленом вине

Рубаи

Рубаи — персидское четверостишие (множественное число —рубайят). Это особый жанр поэзии — четверостишие со схемой рифмовки ааба. В каждом из них — хотя бы крупица юмора и (или) мудрости. Всемирно известный мастер этого жанра — поэт и ученый XI века Омар Хайям.

Поясним на примере:

а: ”Ад и рай — в небесах”, — утверждают ханжи. а: Я в себя заглянув, убедился во лжи: б: Ад и рай — не круги во дворце мирозданья, а: Ад и рай — это две половины души.

Это, разумеется, Омар Хайям, в переводе Г. Плисецкого.

Допускается также схема рифмования аааа, хотя встречается гораздо реже. Возможны редифные рифмы (в конце всех рифмованных строчек — одно и то же слово или словосочетание) и внутренние рифмы:

а: В жизни сей опьянение лучше всего, а: Нежной гурии пение лучше всего, а: Вольной мысли кипение лучше всего, а: Всех запретов забвение лучше всего.

Омар Хайям утвердил внутренние законы рубай, выгранил и трансформировал эту форму в новый философско-­афористический поэтический жанр. Каждое его четверостишие — это маленькая поэма. Позднее, под влиянием персидской культуры, этот жанр был адаптирован и использован в других странах.

Приведу один из стихов Хайяма, чтобы вы прониклись всей иронией и озорством автора. Благодаря, конечно, мастерству переводчиков. Они все смешные.

Вхожу в мечеть смиренно с поникшей головой.

Как будто для молитвы. Но замысел — иной.

Здесь коврик незаметно стащил я в прошлый раз,

А он уж поистерся. Хочу стянуть другой!

(Переводчик Л. В. Некора. Размер: 6-стопный ямб.)

Я в мечеть не за праведным словом пришел,

Не стремясь приобщиться к основам пришел.

В прошлый раз утащил я молитвенный коврик,

Он истерся до дыр — я за новым пришел.

(Г. Плисецкий. Размер: 4-стопный анапест.)

Будучи по форме исконно народными, рубай Хайяма и при его жизни, и после смерти породили множество подражаний. Поэтому установить подлинность тех или иных списков и их атрибуцию достаточно сложно. Исследователи расходятся в оценке их количества. Общее число рубай достигает двух тысяч, но, по мнению многих ученых, ядро истинных стихов Хайяма не превышает ста.

Создание новых рубай — подражаний Хайяму — продолжается и в наши дни.

Очень изобретательные и остроумные ребята — авторы екатеринбургского юмористического журнала "Красная Бурда" — вот как расправились с рубай:

Ни о чем не жалей, пожалей об одном:

Что вчера запивали мы водку вином.

А потом за "Далляром” еще побежали

В тюбетейке одной и в ботинке одном...

Пусть, в натуре, я с вами совсем не знаком,

И далеко, в натуре, отсюда мой дом,

Но и в тюрьмах, на зоне, в натуре,

есть люди Грамотные и, в натуре, начитанные притом!

Я мечтаю с утра о крепленом вине.

Денег нету — закончились, видно, оне.

Девы бросили: денег-то нет и вина-то!

Вот, сижу в чайхане, и обидно мне.

То, что Бог нам однажды отмерил, друзья,

Увеличить нельзя и уменьшить нельзя.

Только женщина может, коль этого хочет,

Увеличить нам то, что уменьшить нельзя.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить. 2008

Еще по теме Я мечтаю с утра о крепленом вине:

  1. МЕЧТАТЬ НЕ ВРЕДНО...
  2. МЕЧТА О НЕВОЗМОЖНОМ: ИСТОРИЯ ЭДВАРДА ХЬЮГСА
  3. ЛИМЕРИКИ, РУБАЙ, ХОККУ
  4. Что делать, если у нас с подругой, с которой я сей­час живу, разные идеалы?
  5. ПОНЯТИЕ О ВЕРТЕБРОКОСТОСТЕРНАЛЬНОМ НЕЙРОВИСЦЕРАЛЬНОМ БЛОКЕ
  6. Правила обработки специальной группы инструментов
  7. Лечение больных с черепно-мозговой травмой
  8. Как проводить анализ на содержание кортизола
  9. Отравления химическими соединениями, образующимися при хранении, переработке и приготовлении пищевых продуктов
  10. «Кем пьется, и когда, и много ли, и с кем...»
  11. Намерики
  12. Когда живешь с человеком-жертвой, становишься ли ею сам?
  13. Правила Волшебной Игры дополненные
  14. ИСТОРИЯ НАСТОЯЩЕГО ЗАБОЛЕВАНИЯ. ANAMNESIS MORBI.
  15. Наше место под солнцем
  16. Задания