Немного истории

"Я шут, я Арлекин, я просто смех. Без имени и, в общем, без судьбы”, — пела Алла Пугачева.

На самом деле было множество шутов с громкими именами и удивительной судьбой.

Что мы знаем о шутах? Вызывающе разноцветный наряд, шапка со звенящими бубенчиками, дерзкий язык и обязанность говорить правду своим господам.

Примерно такой образ сложился в массовом сознании на основе пьес Шекспира и туманных знаний о жизни феодалов. Что ж, это не так уж и мало — профессиональные историки могут сказать о шутах ненамного больше. Даже происхождение шутов остается неясным. Одни считают их "одомашненными" представителями вольной породы йокуляторов, или бродячих комедиантов. Во всяком случае, именно от слова "йокулятор" произошли английское "джокер" и французское "жонглер". Эти слова, а также "валет", "буффон" и " франт" имели вначале то же значение, что и русское слово "шут".

Есть и те, кто выводит шутов из домашних рабов, которые были обязаны веселить господина. Скорее всего, правы и те и другие. Во всяком случае, уже у римских императоров были шуты, которые устраивали смешные представления и гладиаторские бои, передразнивали гостей цезаря, а иногда даже его самого. Похоже, из-за непредсказуемого императорского нрава в придворных шутах наблюдался дефицит, и при дворе появлялись бродячие труппы мимов и акробатов. Такие же труппы бродили по Европе много веков спустя после падения Рима. Некоторые из них оседали в рыцарских замках, где веселили пирующих владельцев немудреными развлечениями — пением непристойных куплетов, пантомимой и жонглированием. Если трюки гостей нравились, им кидали монеты, если нет — забрасывали костями и объедками. За неудачную шутку могли и в темнице сгноить.

Лишь при королевских дворах искусство шутов стало более осмысленным. В беседах с остряками в красных колпаках монархи оттачивали свое остроумие, а заодно и узнавали мнение о себе простого народа, ведь шуты были чуть т ни единственными его представителями при дворе. Некоторые шуты получали в награду богатые подарки, земли с крепостными и даже дворянские титулы. Во Франции потомками шутов были дворяне Бонвалле и Нуайе, а также знаменитый естествоиспытатель Жорж Бюффон — все эти фамилии происходят от французских названий шутов.

Впрочем, удачливых "буффонов" было мало, и в истории их имена наперечет. Чаще шуты выделялись не остроумием, а физическим уродством — например, были карликами или горбунами.

В эпоху расцвета абсолютизма их при каждом европейском дворе было десятки, а то и сотни. Они не только украшали королевские праздники, но и исполняли важные поручения, а малый рост делал их удачливыми шпионами.

Любимым шутом английского короля Карла I был карлик Джеффри Хадсон. Впервые он предстал перед монархом в 1627 году "запеченным" в пирог, который был подан к столу на дворцовом празднике. В то время ему было 8 лет, а рост его составлял 14 дюймов, или чуть больше 35 см. Позже Хадсон вырос до 70 сантиметров и отличался воинственным нравом.

Однажды какой-то придворный чересчур грубо издевался над его ростом — Хадсон вызвал его на дуэль и уложил первым же выстрелом. В другой раз обидчиком выступил индюк, укравший обед лилипута. Хадсон вызвал на дуэль и эту птицу, хотя индюк был крупнее его и на несколько фунтов тяжелее. Королевский любимец одержал славную победу над индюком, а затем пообедал им в компании приятелей. После казни короля Карла преданный Хадсон последовал за его вдовой в изгнание, но после Реставрации попал за свои проделки в Тауэр и умер там в 1682 году. Вальтер Скотт сделал его одним из героев своего романа "Певерил Пик".

При французском дворе также процветали многие шуты, среди которых был и Шико, прославленный Дюма-отцом. Однако куда более знаменит был Трибуле, шут Франциска I.

Как-то, когда король удивился, куда деваются собираемые налоги, шут взял ледышку и попросил придворных передать ее королю. Пройдя через множество рук, ледышка растаяла и дошла до короля совсем маленькой. Судьба Трибуле была печальной: развратный король совратил юную дочь шута и тот умер от горя. Трибуле послужил прототипом главного героя оперы Верди "Риголетто".

У герцога Лотарингии Станислава Лещинского служил карлик Николя Ферри, прозванный Деткой. Он был необычайно уродлив и вдобавок слабоумен, однако господин нежно любил его. Когда в 1764 году Ферри умер в возрасте 23 лет, герцог приказал похоронить его в великолепной гробнице. Екатерина Медичи держала при французском дворе восемьдесят карликов, которые жили в Лувре и постоянно шныряли под ногами.

Не обходились без шутов и служители церкви — например, папа Лев X, или кардинал Вители, гостей которого во время обедов обслуживали 34 шута-карлика, выряженных в богатые платья.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить. 2008

Еще по теме Немного истории:

  1. НЕМНОГО ИСТОРИИ
  2. Немного истории
  3. Немного истории не к месту
  4. НЕМНОГО РОССИЙСКОЙ СТАТИСТИКИ
  5. Немного о картинах мира
  6. Немного о половом воспитании
  7. Современность: немного статистики в холодной воде
  8. Немного подготовительной работы перед началом.
  9. Ешё немного о правильном прикладывании малыша к груди.
  10. Немного комбинаторики (задания для детей и взрослых)
  11. Herstory – ее иСТориЯ, иСТориЯ Женщин
  12. Вставка: немного о психологических и физиологических последствиях голода, а также о пользе рыбьего жира
  13. Сейчас у меня второй муж. Он немного замкнут, так как боится, что не приживется в новой семье.
  14. Истории в открытках
  15. Банальная история