Шутовство в России

На Руси шуты проделали ту же эволюцию, что и в Европе. При княжеских дворах гостили или постоянно жили скоморохи, гудошники, потешники. Позже церковь осудила их искусство как "бесовскую забаву", а русские цари стали по западной моде заводить у себя карликов и арапов.

Правда, было и кое-что на Западе невиданное — юродивые и всяческие "божьи люди", которых хватало при любом царе задолго до Распутина. "Юроды" позволяли себе самые дерзкие шутки, но цари все терпели, это ведь был глас даже не народа, а самого бога. Конечно, при дворе обитали не подлинные юродивые и святые, а, так сказать, шуты с религиозным уклоном. При Петре богомольная тишь в царских покоях опять сменилась разгульным весельем. Сначала роль шутов играли любители — наподобие "всепьянейшего патриарха" Никиты Зотова. Потом их место заняли профессионалы, главным образом из иностранцев.

Одним из самых известных российских шутов был Ян д'Акоста, или Лакоста. Он родился в Голландии, в семье еврея, бежавшего из Португалии от преследований инквизиции. Акоста, в отличие от многих шутов, не имел физических уродств, зато обладал хитростью, остроумием и веселым нравом, к тому же умел говорить почти на всех европейских языках. Эти таланты, однако, не помогли ему преуспеть в бизнесе — Акоста наделал долгов и бежал в Петербург, заняв место придворного шута у царя Петра.

Некоторые шутки Акосты дошли до наших дней. Перед отъездом в Россию кто-то спросил его: "Твои дед и отец погибли в море. Как же ты не боишься садиться на корабль?" Акоста в ответ спросил: "А как ты не боишься каждый день ложиться в постель, раз в ней умерли твои отец и дед?" В другой раз Акоста рассердил чем-то Меншикова, и тот пригрозил его убить. Шут нажаловался царю, и царь обещал повесить самого Меншикова, если он поднимет руку на Акосту. "Ах, государь! — воскликнул шут. — Нельзя ли для моего спокойствия повесить его до моей смерти?" Когда Акосту спросили, зачем он женился на придворной карлице, он сказал: раз женитьба — зло, то я хотел выбрать из всех зол меньшее.

Петр очень любил беседовать с Акостой. За усердную службу царь пожаловал шуту титул "самоедского короля" и необитаемый остров Соммера в Финском заливе. Когда к дочери шута начал приставать придворный лекарь Лесток, Петр заступился за Акосту и сослал донжуана-медика в Казань. Акоста пережил своего покровителя и послужил еще при дворе Анны Иоанновны. Историк Шубинский подчеркивал, что "Петр держал шутов не для собственной только забавы и увеселения, но как одно из орудий насмешки, употреблявшейся им иногда против грубых предрассудков и невежества, коренившихся в тогдашнем обществе". Петр позволял шутам самые дерзкие насмешки, а на все жалобы отвечал: "Что я с ними сделаю? Ведь они дураки".

При Анне Иоанновне от шутов требовали не остроумия, а самого грубого паясничанья и драк между собой. В ту пору прославились другие шуты, среди которых был герой известной истории с "ледяным домом" князь Михаил Голицын. Князь был самый настоящий, но слабоумный с ранних лет. В 40 лет он женился на юной итальянке и попытался бежать с ней за границу. В наказание Анна назначила его шутом, в обязанности которого входило подавать ей квас — за это он получил прозвище Квасник, В 1739 году царица женила его на своей любимой шутихе карлице Авдотье Бужениновой. Для их свадьбы и был выстроен пресловутый дом изо льда, где новобрачные едва не замерзли.

Вскоре, однако, мучения Голицына закончились: пришедшая в 1740 году к власти Анна Леопольдовна упразднила институт придворных шутов. Все они — более 40 человек — получили пенсию и право жить в столице. Голицыну пожаловали небольшой домик, где он и скончался в 1775 году. Титул, отнятый за "предательство православной веры", ему так и не вернули.

Другой известный шут Анны Иоанновны — поручик Преображенского полка Иван Балакирев. Он служил еще при Петре I.

Вельможи из окружения Петра как-то пожаловались императору, что его любимый шут ездит во дворец на паре лошадей, в одноколке, и просили запретить ему это: со свиным, мол, рылом да в калашный ряд. Государь поначалу согласился и запретил Балакиреву разъезжать по-дворянски. На третий день после запрета шут явился во дворец в тележке, запряженной двумя козлами, и въехал прямо в залу. Царь расхохотался, но вследствие дурного запаха, исходившего от козлов, запретил Балакиреву запрягать этих животных.

Некоторое время спустя, когда у Петра было большое собрание, двери приемной вдруг распахнулись и Балакирев въехал на тележке, в которую была впряжена жена шута. Шут сказал царю:

— Теперь, Алексеич, мне нет запрету, потому что это не конь, не козел, а второй я, или моя половина.

Все захохотали, и Балакиреву было дозволено ездить в одноколке на паре лошадей.

Но вскоре вспыльчивый император отправил его в ссылку.

Может быть, за то, что на вопрос, что думает народ о новой столице Петербурге, он честно ответил: "С одной стороны море, с другой — горе, с третьей — мох, а с четвертой — ох!" Во всяком случае, за эту остроту царь как следует отходил Балакирева палкой.

Как-то один из придворных спросил шута: "Правда ли говорят, что ты дурак?" "Не верь им, батюшка, — смиренно ответил Балакирев. — Люди всегда врут. Они и тебя называют умным".

После кончины Петра Балакирева вернули ко двору. Он был любим не только императрицей, но и всеми придворными, поскольку отличался добрым характером и избегал интриг. Однако после смерти Анны он все же был уволен и исчез со страниц истории. Умер он в 1793 году, немного не дожив до ста лет. Позже молва сделала Балакирева любимым шутом Петра, причем ему были приписаны многие остроты Акосты и других шутов. Григорий Горим посвятил ему свою последнюю комедию "Шут Балакирев", поставленную в театре "Ленком".

Поистине, время Анны Иоанновны было "золотым веком" российских шутов. Среди них был и итальянец Антонио Педрилло, приехавший в Петербург как скрипач, но нашедший профессию шута более выгодной. Похоже, именно ему принадлежит крылатое выражение: "Кто кичится знатными предками, подобен картофелю: у обоих все ценное в земле". Как- то он поспорил со щуплым поэтом Тредиаковским, который спросил его: "Да знаешь ли ты, шут, что есть знак вопросительный?" "Конечно, знаю, — нашелся Педрилло. — Это такая маленькая горбатая фигурка, задающая глупые вопросы".

Педрилло прекрасно готовил и терпеть не мог плохой кухни. В рижском трактире, где его накормили какой-то дрянью, он спросил немца-хозяина: "Скажи-ка, сколько в Риге свиней, не считая тебя?" Взбешенный немец замахнулся на него, и Педрилло быстро поправился: "Извини, извини! С тобою!" Прося у фаворита Бирона пенсию, он говорил, что ему нечего есть. Бирон пенсию назначил, но вскоре опять встретил Педрилло в своей приемной. "Теперь мне нечего пить", — объяснил итальянец.

Нравы в XVIII веке были довольно грубыми, и вельможи часто воспринимали представителей "творческой интеллигенции" как шутов. (Впрочем, кажется, тут в России мало что изменилось.) Те сами давали для этого повод: в обществе старались блеснуть остроумием, клянчили деньги и доносили друг на друга. При Анне шутовством грешил пресловутый Тредиаковский, а при Елизавете — литератор Сумароков, про которого ходило множество забавных историй. К тому времени официальных шутов в России уже не было. Правда, отчасти их заменяли такие эксцентричные деятели, как князь Суворов, но никто не смел открыто смеяться над ними или тем более швырять в них кости.

Постепенно функции шутов стали переходить к цирковым клоунам — теперь они говорили правду в глаза "его величеству народу". Многие из клоунов были не менее знамениты, чем королевские любимцы. Достаточно назвать имя Чарльза Страттона, жителя Коннектикута, рост которого едва достигал 64 сантиметров. В 1844 году его случайно нашел знаменитый "король цирка" Барнум, с которым Страттон объездил весь мир. Страттон оказался весьма остроумным собеседником и был принят королевой Викторией, королем Франции и римским папой. Когда он женился на Лавинии Уоррен, тоже карлице, пышную свадьбу посетил сам президент Линкольн. Став миллионером и генералом армии США, Страттон умер в своем великолепном имении в 1883 году.

Еще до наступления XX века институт придворных шутов окончательно ушел в прошлое. В Европе последние шуты прозябали при дворе испанской королевы Изабеллы, свергнутой в 1868 году.

С Азией сложнее: шутов как таковых там не было, зато имелись придворные музыканты и рассказчики, призванные веселить повелителя. Молва "назначила" Ходжу Насреддина шутом при дворе Тамерлана, а иронической тенью индийского падишаха Акбара сделала его министра Бирбала. Это говорит, прежде всего, о том, что связка "король—шут" прочно вошла в народное сознание не только на Западе. Кое-где, например в Брунее, рассказчики при дворе существуют и сейчас, в век Интернета.

Вообще-то, почти в каждом коллективе есть незадачливый сотрудник, которого выбирают на роль шута. Иногда он даже находит удовольствие в этой роли и начинает сознательно веселить сослуживцев — рассказывать анекдоты, шевелить ушами или регулярно падать со стула. Такие добровольные шуты встречаются и во власти — так, у Ельцина, если верить коржаковским воспоминаниям, в этой роли выступал пресс- секретарь Костиков. А вот диктаторы сами выбирают себе шутов, и горе тому, кто не захочет эту роль выполнять. У египетского президента Насера любимым шутом был карлик Ахмед Салем. Сталин одно время держал за шута даже члена Политбюро Никиту Хрущева. Возможно, знаменитый XX съезд стал просто местью вчерашнего шута покойному хозяину.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить. 2008

Еще по теме Шутовство в России:

  1. Занятие 4 Тема: МЕДИЦИНА В РОССИИ I-Й ПОЛОВИНЫ ХIХ ВЕКА. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ В РОССИИ В XIX ВЕКЕ. ТЕОРИИ ПАТОГЕНЕЗА
  2. ФЕМИНИЗМ В РОССИИ
  3. ОРГАНИЗАЦИЯ АКУШЕРСКОЙ И ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  4. Население России вымирает
  5. СПИД в России
  6. Смех в России
  7. Зарождение ветеринарии в России
  8. Состояние здоровья населения России
  9. Демографическая характеристика здоровья населения России
  10. Развитие медицины в России в XVIII веке
  11. Особенности отраслевых рынков в России
  12. Подготовка профессиональных психологов в России
  13. БОЛЕЗНИ, НЕ РЕГИСТРИРУЕМЫЕ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ
  14. Становление научной фармации в России.
  15. Положение отцов в современной россии
  16. Деятельность субъектов управления здравоохранением в России
  17. Роль и место России в мировом сообществе
  18. Современное положение в России
  19. материнство в современной России