Творчество обэриутов

На русской почве традиции "черного юмора" прививались плохо, и наиболее значительным автором этого направления можно считать именно Д. Хармса.

Прежде чем перейти к поэтике "черного юмора" у Хармса и других обэриутов, остановимся на секунду на отдельных его проявлениях в предшествующий период.

О гимназическом анекдоте 1910-х годов читаем у В. Каверина: "Сережа пришел с экзамена? — Да. — А где он? — В гостиной висит".

Или возьмем журнал "Новый Сатирикон" накануне закрытия большевиками. На рисунке пассажир извозчичьей пролетки обращается к вознице: "Ямщик, не гони лошадей, мне некуда больше спешить". Соль в том, что у ездока вспорот живот, из которого вываливаются кишки, а от пролетки убегают грабители.

В том же номере читаем рассказ Аркадия Бухова:

— У нас будит дети, — с загадочной улыбкой сказала Девушка. — Ребенка можно не кормить, они только легче умирают от этого, эти самые ребенки. Ах, я люблю детей. Мне хочется от тебя ребенка.

— Маленького, тепленького, розового, — кинул вдаль свою мечту Юноша.

— Мягкого, сочного, — взметнулась душа Девушки.

— И чтобы кожица хрустела, — нежно шепнул Юноша, — а по бокам картофель и сметаны побольше...

Эстафету "черного юмора" подхватили обэриуты. Приведем несколько примеров из творчества Д. Хармса.

О детях я точно знаю, что их не надо пеленать. Их надо уничтожать. Для этого я бы устроил в городе центральную яму и бросал бы туда детей.

Или:

Тут же невдалеке носатая баба била корытом своего ребенка. А молодая, толстенькая мать терла хорошенькую девочку лицом о кирпичную стену. Маленький мальчик ел из плевательницы какую-то гадость.

Или:

Великого императора Александра Вильбердата при виде ребенка начинало рвать. Во времена великого императора показать взрослому человеку ребенка считалось наивысшим оскорблением. Это считалось хуже, чем плюнуть человеку в лицо, да еще попасть, скажем, в ноздрю.

Кульминацией такого рода рассказов в творчестве Д. Хармса следует признать его последнюю, предсмертную вещь под названием "Реабилитация":

... Говорят, я пил кровь, но это неверно: я подлизывал кровяные лужи и пятна — это естественная потребность человека уничтожить следы своего, хотя бы и пустяшного, преступления. А также я не насиловал Елизавету Антоновну... Я имел дело с трупом, и ей жаловаться не приходится....

Наблюдая близость эстетики Д. Хармса к опыту "Сатирикона", отметим принципиальное различие этих позиций. Опусы Буша публиковались открыто, а "игры со смертью" Д.

Хармса были достоянием узкого круга его друзей и стали известны широким кругам читателей лишь в начале 1990-х годов.

Впрочем, необходимо отметить элементы "черного юмора" и в тех текстах, которые Хармс мог публиковать легально, — как детский писатель.

Король в это время растапливал печку, чтобы сжечь королеву. Королева подкралась сзади и толкнула короля. Король полетел в печку и там сгорел. Вот и вся сказка.

Смерть, причем насильственная и жестокая, подается автором лишь как повод для забавы. Естественно, что люди, воспитанные в другой системе ценностей, инстинктивно отвергали юмор подобного рода.

Почему? — повар и три поросенка выскочили во двор? Почему? — свинья и три поросенка спрятались под забор? Почему? — режет повар свинью, поваренок — поросенка, поваренок — поросенка, поваренок — поросенка? Почему да почему.., Чтобы сделать ветчину!

Другой талантливый обэриут А. Введенский также практиковал эстетику "черного юмора". Так, в знаменитой (ставшей сейчас едва ли ни классической) "драме для чтения" под названием "Елка у Ивановых" имеет место такой сюжет. Нянька моет детей в ванной и неожиданно отрубает топором голову одной из девочек. Вернувшиеся из театра родители отчаянно переживают, но в плаче их охватывает возбуждение, и они тут же предаются любовным усладам. Пьеса завершается артикулированным умиранием зсех персонажей: "Петя Петров. Умереть до чего хочется. Просто страсть. Умираю. Умираю. Так, умер".

Еще один из бывших обэриутов Игорь Бахтерев тоже в рукописях п рак 1 и ко вал упражнения в "черном юморе" (как минимум, до 1960-х годов). В его рассказе "Только штырь" мальчишки играют в футбол оторванной женской головой. Впрочем, автору настоящей статьи доводилось слышать от очевидца и участника о том, как в центре города Шадринска, после уничтожения одного из городских кладбищ, мальчишки играли в футбол черепами. "Черный юмор" самой жизни?

Мотивы "черного юмора" есть и в стихотворениях 0. Мандельштама. Среди ходивших в рукописях и опубликованных только в 1990-е годы есть такие стихи:

Ходит Вермель, тяжело дыша,

Ищет нежного зародыша.

Хорошо но книгу ложится

Человеческая кожица.

Ищет Вермель, словно вор ночной.

Взять на книгу кожу горничной...;

* * *

Он похитил из утробы

Милой братниной жены —

Вы подумайте, кого бы,

И но что они нужны?

Из племянниковой кожи

То-то выйдет переплет,

И кок девушку в прихожей,

Вермель черта ущипнет.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Биллевич. В.В.. Школа остроумия или как научиться шутить. 2008

Еще по теме Творчество обэриутов:

  1. Творчество творчеству рознь
  2. Основные факты о творчестве
  3. ТВОРЧЕСТВО И ИНТУИЦИЯ
  4. Научное творчество Л. С. Выготского
  5. Отчего творчество беспамятно
  6. Литературное творчество, посильное для каждого из нас
  7. Ранний этап научного творчества
  8. Очерк научного творчества Л. С. Выготского
  9. Взаимодействие акмеологии и конфликтологии в изучении и развитии sssn профессионального творчества
  10. Создание средства представления, построение образа того, что непонятно, — обязательное условие всякого творчества
  11. Управленческое мастерство и творчество в управленческой деятельности. Личностные качества, характерные для управленца высокого и высшего уровня профессионализма
  12. Управленческое мастерство и творчество в управленческой деятельности. Личностные качества, характерные для управленца высокого и высшего уровня профессионализма
  13. ЧЕРНЫЙ ЮМОР
  14. Утверждения
  15. НЕДЕЛЯ 12
  16. НЕДЕЛЯ 10