<<
>>

Мама и кроха

Забудьте об ужастиках про роды, ко­торые вы видели по телевизору. Знаете, такие, где женщина вдруг, ни с того, ни с сего складывается пополам, корежится и душераздирающе вопит, пока ее не спа­сет рыцарь в белом халате — врач.
Теле­визионные роды драматичны, ведь они должны привлечь внимание зрителей. То же самое можно сказать про художествен­ную литературу. Зачем писать рассказ или повесть про обычные роды, когда читате­ли ждут накала страстей и эмоций?
Мама ждет Кро­ху — своего первенца.
Идет сороковая неделя беременности, но Кроха не спешит рождаться. И это не­удивительно, потому что в среднем роды начинаются на сорок первой неделе.Поначалу, часто задолго до родов, у Мамы идут тренировочные схватки. Их еще называют ложными, но ничего ложного в них на самом деле нет. Эти сокращения можно сравнить с разминкой перед забегом. Постепенно схватки становятся сильнее и ниже, на них немного труднее не об­ращать внимания. Изменяется форма шейки матки — немного растягивается вширь, становится чуть тоньше. Отходит слизистая пробка, которая защи­щала Кроху от внешних микробов. Мама замечает слизь с кровью. «Я рожаю!» — думает она и продолжает есть и пить как обычно. Как и спортсменке перед за­бегом, Маме нужна энергия и жидкость, чтобы быть в наилучшей форме. Сейчас не время голодать! Как и атлетам, Маме хочется немного другой еды и питья.

Она выискивает пищу, которая легко переваривается, чтобы энергия как можно быстрее поступала к мышцам.
По мере продвижения родов аппетит может совсем пропасть, но пить, скорее всего, может хотеться до самого рождения ребенка. Возможно, что Мама за­частит в туалет. У некоторых женщин так самоочищается организм перед родами. Маму никто не бреет, ей не ставят клизму.
Примечание. Иногда пробка отходит за несколько недель до родов и снова нарастает.
Это примерный, но неточный ориентир начала родов.
Роды в жизни начинаются совсем не так. Для здорового разнообразия мы пройдем весь путь от начала родов до рождения ребенка с героями нашей кни­ги — Мамой и Крохой. Эти обычные роды обычной мамы могли случиться вчера или тысячи лет назад.
Как начинаются роды
До тех пор, пока малыш не готов ро­диться, ваш организм всеми силами удер­живает его в матке. Именно поэтому вызывание родовой деятельности искус­ственно окситоцином, который стиму­лирует схватки, часто ни к чему не при­водит. Ребенок как не рождался, так и не собирается вылезать раньше срока.
Неудачную попытку вызвать роды ло­гичнее назвать отменной способностью женщины предотвратить преждевремен­ные роды. Матка защищает ребенка и, естественно, сопротивляется лекарст­венным методам начала родов, поэтому схватки будут особенно долгими и болез­ненными.
Искусственно вызванные роды чаще заканчиваются кесаревым сечением. Вместе с окситоцином часто внутривен­но вливают большие объемы жидкости, что приводит к ненормальному набуха­нию груди, ребенку трудно взять грудь, он плохо сосет и, в конце концов, теряет больше веса.
Если врачи ошиблись со сроком бе­ременности, рождается незрелый ребе­нок.
Рождение малыша даже на пару дней раньше срока часто приводит к тому, что ему трудно дышать и координировать со­сание и глотание молока, когда он при­кладывается к груди.
Время идет.
Схватки стано­вятся сильнее. Мама решает сходить на прогулку. Она идет не спеша, время от времени останавли­ваясь, чтобы отдохнуть или переждать схватку. Схватки усиливаются, Мама воз­вращается домой. На этой стадии, если бы Мама ушла из дому или если бы к ней домой пришли незнакомые люди, у нее бы начали выделяться катехоламины — гормоны стресса, которые замедляют или полностью останавливают схватки. Сами подумайте, насколько опасно ро­жать, если рядом чужаки. Владелицы жи­вотных, наверное, наблюдали, как самки стараются спрятаться и уединиться на время родов. Подсознательная часть моз­га, которая помогает рожать, восприни­мает незнакомое место или чужих людей как сигнал об опасности и перестает выделять родовые гормоны.




Мама ходит по дому. К ней приехала опытная подруга. Помощницу в родах иногда называют доулой (или дулой). Доула делает все, чтобы Маме было удобно: подносит еду, трет спину, а также под­держивает отца ребенка, при этом не мешает Маме рожать. Иногда Маме хо­чется побыть одной, но она знает, что неподалеку есть люди, которые придут ей на помощь, если понадобится.
Еда и питье во время родов
В прошлом с началом родов женщинам запрещали есть, чтобы предотвратить ас­пирацию, вдыхание содержимого желудка в легкие, если женщина будет без сознания или ей потребуется наркоз (общая ане­стезия). Новые исследования полностью опровергли эту устаревшую рекоменда­цию. Ешьте и пейте сколько душе угодно, чтобы у вас были силы во время схваток, потуг и сразу после рождения ребенка.
Роженице нужно чувствовать себя в безопасности
Многим становится не по себе от род­домовских процедур, яркого света, устра­шающего оборудования и незнакомых за­пахов. Когда нам страшно, неудобно или плохо, это затрудняет роды. Роды прохо­дят легко, быстро и безопасно для мамы и ребенка, когда роженица чувствует себя в полной безопасности, когда ее окружа­ют близкие и заботливые люди, когда она чувствует себя как дома.
Помощница в родах - доула
Все больше женщин рожают не в гор­дом одиночестве среди чужих людей, как наши мамы, а берут с собой на роды близкого человека для моральной под­держки. Чаще всего женщины берут на роды мужей, особенно если они вместе готовились к родам. Но не все мужчины хотят вникать в подробности традицион­но женского занятия, и не всем женщи­нам удобно рожать в присутствии муж­чин, даже если это родной муж. Ничего страшного! Важно, чтобы рядом с вами в незнакомом роддоме был кто-то близкий и знакомый — мама, сестра, подруга или специально обученная помощи рожени­цам женщина (доула). Исследования по­казывают, что доула помогает справиться с болью так же эффективно, как и лекар­ства, причем без побочных эффектов. Она — источник эмоциональной поддер­жки, которую нельзя заменить лекарства­ми. Доула выступает помощником и адво­катом пожеланий роженицы. У нас доулу можно найти среди опытных знакомых, которые уже рожали, или на курсах для беременных.
Без доулы женщины в роддоме чаще:
· получают обезболивающие средст­ва и эпидуральную анестезию
· рожают с применением щипцов или вакуума
· рожают кесаревым сечением © получают синтетический оксито- цин для стимуляции родов
· рожают детей с низкими показате­лями по шкале Апгар через пять минут после родов
· сталкиваются с переводом ребенка в реанимационное отделение
· оценивают опыт родов как отрица­тельный
· вспоминают роды как чрезвычайно болезненные.
Не важно, с кем вы идете на роды, важ­но, чтобы вам с этим человеком было спо­койно и безопасно. У женщин, которые пришли в роддом с близким человеком, больше шансов успешно кормить, даже если помощник в родах вообще ничего не знает о кормлении грудью.
В течение беременности гормоны раз­мягчали соединение костей таза, чтобы малышу было легко родиться.
Смены положений тела и пластичность костей способствуют продвижению ре­бенка по родовым путям все ниже и ниже.
Двигайтесь!
Роды идут. Во время схваток

Мама стонет, мычит или поет — вокализация помога­ет рожать. Между схватками она подремывает. Точно так же, как у марафонца, у Мамы нет времени на болтовню и светские манеры. Она сосредоточена и занята. У нее выра­батываются эндорфины, болеутоляю­щие гормоны, которые появляются и после интенсивных занятий спортом. Никто не проверяет раскрытие шейки матки, чтобы определить «пора тужиться» или нет. Мама сама почувст­вует, что время пришло.
Мама ищет удобное положе­ние. Она опирается на стул и покачивает бедрами. Стано­вится на четвереньки, двигая бедрами взад-вперед. Мама раскачивается и меняет положение не только для соб­ственного комфорта, но и помогая ребенку войти в родовой канал так, чтобы роды были легкими.
Пассивное поведение в родах мешает рожать. Если вы вынуждены лежать в од­ном положении или на спине, роды затя­гиваются, а схватки становятся больнее. Вы взмолитесь, чтобы вам дали обезболивающие, а вашему ребенку будет не­удобно рождаться.
Все это, так или иначе, влияет затем на кормление грудью. Если вам самой захо­телось прилечь, это совсем другое дело.
Самое главное, чтобы у вас была не­ограниченная свобода передвижения.


Влияет ли эпидуральная анестезия на ребенка?
Да! Эпидуральная анестезия ограни­чивает передвижение, притупляет или на­прочь отшибает ощущение собственного тела, а значит, мешает подыскивать удоб­ные позиции, чтобы ребенок правильно вошел в родовой канал. Она тормозит родовую деятельность и повышает риск применения щипцов, вакуума и кесарева сечения. Все лекарства, включая те, ко­торые применяются при эпидуральной анестезии, проникают к ребенку через плаценту. После рождения ему труднее найти грудь, приложиться к ней и хорошо сосать. Последствия анестезии заметны от нескольких дней до нескольких недель, в зависимости от ее продолжительности и использованных лекарств. Обезболива­ющие препараты уменьшают количество наших своих собственных обезболива­ющих — эндорфинов, а это увеличивает стресс у ребенка и до родов, и после. Об­ычно малыш получает эндорфины вме­сте с молоком, поэтому умиротворен и спокоен. Если эндорфинов мало, малыш больше плачет. Мамы и дети реагируют друг на друга притуплено, по сравнению с теми, кто рожал и родился без анестезии.
От эпидуральной анестезии у матери часто повышается температура, а это по­вышает температуру и у ребенка. Из-за этого его могут забрать под наблюдение и профилактически лечить антибиоти­ками, т.к. трудно определить, инфекция это или побочный эффект анестезии. Во время анестезии женщинам часто влива­ют значительные объемы внутривенных жидкостей. Это приводит к отекам груди, меняет форму груди и ареолы, поэтому ребенку трудно ухватить грудь даже с про­фессиональной помощью.
Начинается переход от схва­ток — первой стадии родов (присобирание водолазки) — к по­тугам, второй стадии родов (выталки­вание головы через горловину). Схватки интенсивные, идут одна за другой.
Маму может стошнить. Спортсменов тоже иногда тошнит перед важными соревнованиями. Это признак сильной концентрации и психологической го­товности к чему-то очень важному.
Мама может вдруг запаниковать, под­умать: «Я больше не могу». Такие мысли обычно предвещают, что малыш вот- вот появится, это так называемый пе­реходный период. Папа малыша или по­мощница в родах подбадривают маму. Под конец переходного периода шейка матки полностью раскрыта. Но это не значит, что Мама сразу же захочет тужиться. Схватки могут стать реже или совсем прекратиться. Мама мо­жет прикорнуть, пока мышцы матки расслабляются и отдыхают (помните, мы тащили шкаф, пока не бросили его от перенапряжения?) перед тем, как с новыми силами начать выталкивать ребенка.
Мама ждет, прежде чем начать ту­житься, чтобы избежать разрывов и чтобы ребенок родился сам, без посто­ронней помощи. Ткани шейки матки, влагалища и промежности ме-е-е-е-ед- ленно растягиваются под давлением детской головки, активизируя рецеп­торы растяжения, которые повышают уровень окситоцина. Под влиянием окситоцина женщина готовится при­нять малыша как своего. Если рецепторы растяжения обезболить, некоторые млекопитающие не признают своих детенышей после родов.
Если вы уже настроились на эпиду­ральную анестезию, вам может быть довольно трудно и неприятно все это чи­тать. Но исследования четко указывают на проблемы использования анестезии в родах. Когда подруги рекламируют: «Эпидуралка меня спасла, все было заме­чательно!», — расспросите их поподробнее, как прошли первые месяцы после родов и кормят ли они сейчас. Примене­ние эпидуральной анестезии часто со­пряжено с преждевременным отлучени­ем от груди.

Схватки начинаются снова. Мама чувствует легкую потугу. Она немного тужится. Следующая схватка накрывает ее могучей волной, она напрягается и кряхтит. Никто не наставляет ее, как дышать. Точно также, как вы знаете, как дышать, когда тащите тяжелую мебель, она знает, как дышать во время потуг. Она чувствует, как Кроха идет по родовому каналу. В конце каждой схватки он немного ускользает назад, а со следую­щей — продвигается все ближе и ближе. Иногда Мама сдерживает потугу между схватками, чтобы малыш не ускользал. Иногда тужится изо всех сил на каждой схватке. Рожает Мама.
В ее организме происходит всплеск катехоламинов, но в этот раз они не тормозят роды. На этой стадии катехоламины схватки усиливают. В начале родов, если угрожает опасность, важно остановить роды прежде, чем они зайдут слишком далеко. Сейчас же важно родить!
Одни и те же гормоны действуют по-разному на разных стадиях родов.
Мама стоит на четвереньках, сидит на корточках, лежит на боку или стоит на полусогну­тых ногах, а кто-то поддерживает ее под руки. Если бы она полулежала на копчике, ей было бы трудно родить Кроху, потому что в таком неудобном положении родовой канал полузакрыт. Просвет таза уменьшается. Если уложить Маму на спину, ей придется тужиться против силы притяжения Земли. Мама сама находит удобное положение для родов, руководствуясь своими ощущениями, поэтому она не порвется, а если и порвется, то не так сильно, как если бы кто-то указывал ей, в каком положении надо рожать. Никто не разрезает ей промежность (не делает эпизиотомию, которая увеличивает риск серьезных разрывов). В какой-то момент Мама ощущает, что промежность горит огнем, кажется, что там все лопается. В этот мо­мент боль блокируется, лицом вниз выходит Кроха и автоматически поворачивается на бок, выскальзывают плечи, сначала одно, потом другое. Плюх! Вместе c околоплодной жидкостью вылетает все тельце Крохи!!! Мама дотягивается до Крохи, ласково поглаживает его. В это время по пульсирующей пуповине ему продолжает поступать необходимый объем крови. Мама берет Кроху на руки, осматривает и прижимает его к себе. Он ерзает и удивленно вдыхает воздух. Кроха вертится на Мамином животе, матка сокращается, и рождается детское место (плацента). Кроха розовеет. Пуповина перестала пульсировать. Не спешите обрезать ее.
Мама любуется на своего Кроху. Прилив окситоцина сокращает матку еще больше, предотвращая кровотечение. Под влиянием этого гормона между Мамой и Крохой зарождается любовь. Они смотрят в глаза другу другу, не замечая ничего вокруг. Этот долгий нежный взгляд друг на друга помогает Маме и Крохе влюбиться друг в друга. Она говорит: «Здравст­вуй, малыш!» — тем удивленным голосом, которым мамы обращаются к новорожден­ным. Мама склоняет голову, вдыхает запах своего Крохи, трется губами о его макушку.
Дайте пуповине перестать пульсировать
Дети рождаются с двумя третями объема крови, необходимого для жиз­ни вне утробы. Ребенок поменьше легче проходит через родовые пути, поэтому имеет смысл родиться с частью крово­тока, а остальную треть крови получить по пульсирующей пуповине из плаценты уже после рождения. Если обрезать пу­повину слишком быстро, у ребенка ока­жется неполный объем крови, и запасов железа не хватит на шесть-девять меся­цев до тех пор, когда он сможет начинать есть и обычную еду в дополнение к мами­ному молоку.
Мама укрывает себя и Кроху теплым одеялом. От тепла падает уровень уже ненужных ка­техоламинов в крови. Это уменьшает риск кровотечения. Мама обсушивает малыша. Такой ритуал совершают аб­солютно все млекопитающие.
Нежный взгляд
Новорожденный выискивает глазами свою маму и долго, пристально рассма­тривает ее, впитывает ее черты, как бы завораживая ее. Этот взгляд — еще один момент танца любви между мамой и ма­лышом. Если в роды вмешались, ребенок может быть слишком потерян, а иног­да и вообще быть без сознания, чтобы рассматривать маму. Или кто-то крадет нежный взгляд, предназначенный толь­ко маме.
Мама обсушила Кроху. Она по­лулежит, а Кроха пристроился у нее на груди под теплым одеялом. Лежа на маме, Кроха никогда не пере­греется и не переохладится.
Обсушивание
новорожденного
Казалось бы, ничем не примечатель­ное обсушивание новорожденного влияет на наше отношение к ребенку. Если самка млекопитающих не обнюхала еще мо­крого детеныша и не обсушила его, связь между ними ослабевает. Когда вы обтер­ли малыша, на его коже иногда остается белый налет, смазка новорожденных. Во­трите ее в кожу ребенка, и она не будет шелушиться. Не спешите купать малыша. Даже обмывание рук может запутать ре­бенка и помешать ему искать грудь.
Телесный контакт
Как только ребенок родился, его ме­сто — на груди или животе мамы. Любые осмотры и незначительные процедуры можно делать, когда ребенок лежит у вас на груди. Самый распрекрасный больнич­ный кювез не согреет ребенка так быстро и точно, как сама мать. Расстегните блуз­ку или рубашку и положите голенького малыша себе на грудь или живот. Если у вас родилась двойня, температура каждой груди индивидуально и независимо подо­гревает или охлаждает каждого малыша. Известно, что тепло и телесный контакт вызывает прилив окситоцина — гормо­на удовольствия. Когда детей забирают у мам, у них обоих вырабатывается больше гормонов стресса.
Слишком романтично и идеально? Не верите? Нормальные роды могут быть чуть дольше или быстрее, тяжелее или легче, раньше или позже, но в целом они очень похожи на опыт Мамы и Крохи. Большинство вмешательств в роды се­годня не только не улучшает исход родов, но и приводит к осложнениям, которых можно было бы избежать. Современная система родовспоможения и дальнейшего ухода за матерью и ребенком в родиль­ном доме приводит к тому, что многие женщины, которые хотели бы кормить грудью, встречают на своем пути огром­ное количество созданных этой системой сложностей и проблем. Вместо того чтобы наслаждаться своими малышами, женщи­ны героически преодолевают возникшие трудности, либо не выдерживают, и им так и не удается узнать, какое же удоволь­ствие и радость — кормить грудью свое­го ребенка. В их жизни с этим периодом ассоциируется лишь тяжкий труд, боль и мучение.
Кроха начинает шевелиться. Он водит головой туда-сюда, тыкается носом в Мамину грудь. Время от времени голова падает набок, и он немного отдыхает. Он касается щекой груди (как приятно!) и снова берется за поиски.
Кроха тянет ручонки, которые все еще пахнут околоплодной жидкостью. Оп, сосок!
Его было нетрудно нащупать, потому что он стоит под влиянием окситоцина. От при­косновения на соске остается запах, который как компас ведет Кроху. Мама помогает малышу добраться до груди. Путем проб и ошибок, совместных усилий и промахов, щека Крохи оказывается прямо рядом с соском. Он поднимает голову, широко открывает рот.... есть контакт! Кроха сосет грудь. Новое ощущение захватывает Маму врасплох — сильнее, чем ожидалось, но, тем не менее, приятно. Очередной всплеск окситоцина от сосания груди вызывает сокращение матки и новый прилив нежности. Потрудившись у груди, Кроха награжден первым глотком густого молозива. Пока не пришло молоко, грудь мягкая, молозива ровно столько, сколько нужно, чтобы научиться сосать, глотать, ды­шать, а также поесть-попить, покакать и не подцепить инфекцию.
Под влиянием окситоцина Мама с Крохой впадают в полусон. Кроха сосет и вместе с Мамой дремлет часок-другой. Мама меняет грудь, как ей хочется. Скоро у нее проснется аппетит, а пока она упивается ручками, ножками, глазками, пальчиками и запахом невероятно удиви­тельного нового человека, самого красивого и расчудесного малыша в мире, ее Крохи.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Гербеда-Вилсон Н.В., перевод на русский язык. Искусство грудного вскармливания. 2012 {original}

Еще по теме Мама и кроха:

  1. Мама+грудничок. Навыки общения в паре.
  2. Деловая мама
  3. Часть 1 МАМА
  4. БУДУЩАЯ МАМА В АПТЕКЕ
  5. КОРМЯЩАЯ ЗДОРОВАЯ И КРАСИВАЯ МАМА
  6. Макацария А. Д., Кузнецова С. В.. Большая энциклопедия. Мама и малыш., 2007
  7. Моя мама говорила мне, что воспаление сосков бывает всегда и что с этим нужно просто мириться.
  8. Знакомство с малышом
  9. Отказ ребенка от груди
  10. Я падаю с ног
  11. Кто рожал? Вы, а кто же еще?!
  12. Дан О.. Гимнастика для будущей мамы и малыша, 2009
  13. Достаточно ли ребенку маминого молока
  14. ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕНИЯ
  15. Приложение 1