<<
>>

Роды дома: мой дом моя крепость

Мы уже писали, что первое вмеша­тельство в роды — уход из дома в роддом. Исследования показывают, что домаш­ние роды с акушерками безопаснее по сравнению с больничными родами и для женщин, и для детей. В домашних родах меньше вмешательств, выше показате­ли грудного вскармливания и материн­ской удовлетворенности родами. Если посмотреть на это с другой стороны, то в роддомах больше вмешиваются в роды, а показатели грудного вскармливания и удовлетворенность матери падают. В ходе недавних исследований было выявлено, что у здоровых женщин, которые могли бы рожать дома, в больнице больше кро­вотечений и разрывов промежности тре­тьей и четвертой степени. У них больше вероятность родить кесаревым. А у их де­тей больше родовых травм, необходимо­сти реанимации и кислородной терапии.


ВОЗ рекомендует, чтобы женщина рожала там, «где она чувствует себя в безопасности, как можно ближе к ее дому. Женщина может рожать дома, в роддоме, родильном центре или в родильном отделении большой больницы».В развитых странах домашние роды составляют меньшинство родов, но их процент постепенно увеличивается. Не­которые женщины по соображениям безопасности решают рожать дома даже там, где отсутствует правовая основа ро­довспоможения на дому. Они считают, что роды — не медицинское, а социаль­ное или семейное событие, как это было до начала XX века, когда роды перешли в ведение медицины. Рожающие дома жен­щины обращаются за медицинской помо­щью по мере необходимости.
При этом должны соблюдаться усло­вия, при которых все внимание и уход сосредоточены на нуждах женщины и ее безопасности, с учетом ее культуры. Роды проходят под наблюдением обученной акушерки, которая поддерживает роже­ницу и ухаживает за ней. Она обучена справляться с распространенными про­блемами, которые возникают при родах, а также знает, когда вовремя перенапра­вить женщину в роддом задолго до того, как ситуация станет критической. Очень важно, чтобы медицинские учреждения сотрудничали с акушерками, чтобы обес­печить необходимый уход женщинам, которым требуется медицинская помощь при родах.
Дома вы — хозяйка. Вы решаете, кто придет к вам домой на роды. Кто-то ро­жает в интимной обстановке с мужем. Кто-то зовет акушерку и подруг. Кому-то спокойнее в одиночестве, кому-то в окру­жении близких людей. Дома никто не вмешивается в роды. У вас не заберут ма­лыша, и он сможет лежать на вас сколь­ко душе угодно. Его кишечник заселится благоприятными, а не больничными бак­териями. Распространено опасение, что дома нет оборудования для родов. Жен­щины, которые собираются рожать дома, считают, что рожают они сами, а не обо­рудование. Помимо этого, они опасаются, что больничные условия изначально становятся причиной проблем, которые требуют применения специального обо­рудования.
Важно
Даже если вы ни секунды не сомневаетесь, что будете рожать только в роддоме, почитайте немного о стре­мительных родах дома, чтобы знать, что делать в этом случае.
Некоторые женщины рожают настоль­ко быстро, что не успевают даже позво­нить в скорую помощь. Как только вы родили ребенка, сразу же прикладывайте его к груди.
Итак, у вас есть право рожать дома. Как найти квалифицированную помощь для родов дома? В странах бывшего СССР родовспоможение на дому не регулиру­ется законодательно, поэтому вам при­дется самой побеспокоиться об этом. Вот примерный, но отнюдь не полный список вопросов, который обсуждают женщины с домашними акушерками в странах, где родовспоможение на дому регулируется законодательно.
Где и как вы получили акушерское образование?
Принадлежите ли вы к какой-то профессиональной организации акуше­рок?
Ведете ли вы статистический учет течения всех родов, которые принимаете? Можно ли с ним ознакомиться?
Обучены ли вы каким-либо навы­кам реанимации?

Как вы повышаете свою квалифи­кацию?
Может ли за вас поручиться другая акушерка?
Сколько родов вы приняли?
Если вы заболели или принимаете другие роды, кто приедет на мои роды?
Сколько ехать от вашего дома до моего?
Какой у вас процент перевода в больницу до родов, во время родов и по­сле родов?
Как вы определяете во время родов, что нужно перевести роженицу в стацио­нар?
Какой процент родов заканчивает­ся кесаревым сечением?
Что вы делаете в случае сильного кровотечения после родов?
Как происходит запланированный или экстренный перевод в роддом?
Были ли у вас случаи травм и смер­тей во время родов? Поясните.
Были ли у вас случаи, когда ваши клиенты были недовольны вашим ухо­дом? Поясните.
Передумать никогда не поздно
Рассмотрите все возможные варианты родов там, где вы живете.
В больших горо­дах есть возможность выбирать как мини­мум между разными роддомами. Если вы живете в городе, где нет большого выбора между роддомами, выбирайте врача, с ко­торым лучше рожать.
Поговорите со знакомыми. Узнайте, как и с кем они рожали, понравилось ли им рожать, как у них сложилось кормле­ние грудью и нравится ли им кормить, ка­кие у них отношения с детьми.
Если у вас есть возможность найти группы беременных и мам в интернете, используйте ее — там можно почерпнуть много полезной информации.
Вне зависимости от того, где вы будете рожать, заранее подготовьте координаты людей, которые в случае необходимости смогут помочь с кормлением. В главе 1 описано, кто помогает кормящим.
Что бы вы ни планировали относи­тельно родов, всегда можно пересмотреть свои решения.
Вы будете не единственной женщи­ной, которая передумала насчет того, где и как она будет рожать, уже в конце беременности. Доверяйте себе и своей интуиции. Вы никому ничего не должны. Думайте о себе и ребенке. Как вам бу­дет спокойнее? По дороге к материнству женщины полагаются на свою интуицию и инстинкты. Если вас впервые в жизни обуревают такие сильные чувства, при­слушайтесь к ним.Мамины историиЯ была младшим ребенком в семье и никогда в жизни не видела младен­цев. А также никогда не играла в куклы, не проигрывала всякие материн­ские сценарии. Из своего детства я вынесла совсем немного информа­ции о материнстве, о родах, о кормлении. Я считала, что роды — это дело медиков, и ко мне они не имеют никакого отношения. Мое дело во время родов — лежать и кричать от боли, а врачи уж сами разберутся.
Я считала, что кормить грудью лучше, чем смесью. Мне было известно, что моя мама кормила меня до девяти месяцев, и это нормально, хо­рошо и правильно. Также я слышала, что женщины бывают «мясные» и «молочные», причем это что-то вроде наследственного свойства, и за­ранее нельзя знать, к какому виду ты относишься. Вероятно, моя мама была «молочная», раз кормила меня девять месяцев. Мне казалось, что я владею абсолютно исчерпывающими сведениями о процессе вынашивания, рождения и вскармливания ребенка. Я и не подозревала, что мне недостает еще какой-то информации. Ответственность за мои роды я переложила на медицинский персонал. Ответственность за кормле­ние — на везение.
Мои роды были быстрыми. Меня положили на спину, привязали к мони­тору и дали петидин в качестве обезболивающего. Я не знала сама, и меня никто не предупредил о том, что петидин попадает к ребенку через плаценту, и ребенок становится вялым и сонным и не может нормально взять грудь. Я не знала и о том, что потуги идут лучше и быстрее, если принять вертикальную позу. А тужиться лежа у меня не получалось. Тогда врачи решили наложить щипцы. Перед тем, как наложить щипцы, сделали разрез. Большой — как раз подходящий для щипцов. Щипцы наложить уже не успели, потому что при следующей потуге родилась головка, и тут же выскользнула вся девочка — совсем маленькая, она весила 2600 г. Потом меня долго зашивали. Ребенка к груди не приложили, а я не догадалась попросить, и никто не подска­зал. Девочка была сонная, и последующие два дня грудь практически не брала — лизнет и засыпает. Я после родов чувствовала себя ужасно: у меня болело все тело, болело горло, страшно болели швы. Я не могла сидеть, я не могла переворачиваться с боку на бок, я не могла взять ребенка на руки, потому что малейшее движение причиняло мне силь­ную боль. К концу вторых суток пришло молоко. Только я и об этом не догадывалась, потому что оно не вытекало само, а грудь распухла до огромных размеров, затвердела, надулась — и девочка продолжала ее облизывать и тут же засыпать. Ну, я думала, что она наелась. Потом я сказала медсестре, что у меня болит грудь, а молока нет. Она тог­да надавила — молоко брызнуло. Ну что ж, молоко есть. Только как его оттуда достать?
Я ничего не знала о том, как правильно прикладывать ребенка к груди. Я ее просто прикладывала. Она с трудом брала — затвердевший и на­дутый сосок бедная девочка не могла нормально взять, делала несколь­ко сосательных движений и засыпала. По совету медсестер я приклады­вала ее всего на пять минут к одной груди и на пять минут к другой в каждое кормление. Кормить, по их мнению, надо было каждые три часа.
Дома начались тяжелые дни: грудь была огромной, твердой и болезнен­ной, дочка сосала мало, засыпала, потом просыпалась и громко плакала. Я ее брала на руки и укачивала — ведь она же только что ела, мне и в голову не приходило, что это может быть от голода и ей надо снова дать грудь.
Через полтора месяца мы пошли взвешиваться. Медсестра сказала мне следующую убийственную фразу: «Она недостаточно прибавила. Нет, она не худая, но она родилась маленькая и могла бы прибавить и немного больше. Дай ей смесь».
Сомнения? Конечно, нет! Когда говорят медицинские работники — надо слушаться беспрекословно. Что ж. Дали бутылку со смесью. Дали после кормления. Дочка высосала все! И заснула. Крепко. На четыре часа. Она никогда так долго не спала. Я сделала вывод, что все это время морила ребенка голодом. Больше она не взяла грудь ни разу. Я еще какое-то время пыталась сцеживаться вручную и давать ей из бутылки хоть немного моего молока. Примерно через две недели молоко просто ушло.
Я задавила в себе все чувства по поводу неудавшегося грудного вскармли­вания фразой: «В наше время смеси очень хорошие, ничего страшного. Значит, мне не судьба». Мне было обидно и больно, я помню. Но я подави­ла это, не разрешила себе расстраиваться по этому поводу. А еще меня не оставляло чувство, что что-то здесь не так. Как будто меня обма­нули, обокрали. В глубине души я не верила, что я действительно не могу выкормить ребенка. И то, что роды были такими ужасными, мне тоже казалось неправильным.
Ко вторым родам я стала тщательно готовиться. По книгам. Ники­тиных, Ринаты Равич, Мишеля Одена. Я научилась дыханию, движению и позам, которые помогают пройти схватки, я знала, что потуги эффек­тивнее в вертикальных позах. А также я теперь знала, как работает женская молочная железа! Я знала о системе спрос-предложение. Я знала о правильном прикладывании. Я знала о том, что нормы веса в табли­цах — для искусственников. Я знала о кормлении по требованию. Я знала о важности первого прикладывания и контакта «кожа к коже». Я знала о том, что практически любая женщина — и я тоже — может кормить. А самое главное — я решила больше никого не слушать. Я выучила из книг и поверила в то, что я могу кормить, и этой веры твердо придержива­лась.
И во второй раз у меня получилось! Я перенесла схватки без лекарств. Потуги тоже были долгими и тяжелыми, но никто больше не угрожал мне щипцами и не разрезал. Разрывы были, но зажили гораздо быстрее, чем разрез. После вторых родов я чувствовала себя гораздо лучше и физи­чески, и, главное, морально. Я отвечала за себя сама, я делала в родах то, что считала нужным. Я управляла своими родами, я сама родила своего сына, а не кто-то меня разродил!
Сразу после родов я взяла ребенка, положила себе на живот, и он пополз, нашел грудь и жадно присосался. Я помню этот момент до сих пор. Даже сейчас, когда пишу, слезы наворачиваются на глаза, хотя с тех пор я ро­дила еще двоих и благополучно кормлю. Что ж, теперь мне было все ни­почем. Я просто кормила его. Я не спрашивала, сколько он весит — меня это не интересовало. Я кормила его и тогда, когда казалось, что моло­ка нет (например, если я больна и у меня температура), или когда были скачки роста. Я давала ему сосать столько, сколько он хотел, иногда сутками напролет - в те дни, когда молока ему не хватало. И все сно­ва налаживалось. Я сначала поверила, а потом проверила на практике, что теория, которую я изучала о системе спрос-предложение, дейст­вительно работает. Я кормила его больше двух лет. Он отказался сам. Мне было грустно, но я подумала, что, наверное, пришло время, и отпу­стила его.
Потом, через девять лет, я родила еще сына, роды были просто прекрас­ными. С третьим ребенком я уже никогда не страдала от недосыпа­ния — ведь теперь я практиковала совместный сон, чего не было в пре­дыдущий раз.
И через три года после — еще роды, теперь уже не в больнице, роды та­кие, что после них я говорила, что я сама себе завидую. Здесь уже был и тандем, я кормила ребятишек вместе, и старший из тандема кормился до 3 лет и 8 месяцев. Младшему теперь чуть больше трех лет, кормлю и, надеюсь, это надолго.

Ольга Крассенштейн
<< | >>
Источник: Гербеда-Вилсон Н.В., перевод на русский язык. Искусство грудного вскармливания. 2012

Еще по теме Роды дома: мой дом моя крепость:

  1. Родильный дом или домашние роды?
  2. Беседа пятая. МАССАЖ МОЙ — ВРАГ МОЙ?
  3. Дом и перенос
  4. Дом и тело
  5. ДОМ И ШКОЛА-ИНТЕРНАТ: ИНТИМНОСТЬ И ИЗГНАНИЕ
  6. ДОМ
  7. Дом и тело
  8. Глава 1 МОЯ ИСТОРИЯ
  9. Посещения дома
  10. Не держите дома вредные продукты
  11. Организация стационарной акушерско-гинекологической помощи. Родильный дом. Задачи, структура, показатели деятельности.
  12. Дома
  13. Ваши недели дома
  14. Моя новая история