<<
>>

Анизакиды как биологические индикаторы структуры популяции и биологических особенностей их хозяев

Почти каждая работа по паразитологии, содержащая данные об особенно­стях паразитофауны тех или иных хозяев (рыб, головоногих моллюсков или же морских млекопитающих), её динамике, жизненных циклах пара­зитов и т.п., может быть использована для изучения таких сторон жизни их хозяев, как особенности питания (специфика трофических связей, со­став пищевого спектра, интенсивность питания), приуроченность к опре­делённому биотопу, характер миграционных путей, филогенетические взаимоотношения (Гаевская, 1989; Blaylock et al., 2003; Jones, 1991; Timi, 2003 и др.). В ряде случаев применение подобных биометок помогает ре­шить принципиально новые вопросы при выяснении, например, истории происхождения водоёмов, их зоогеографическом районировании и т. д. (Гаевская, 1989). Иногда же использование паразитов в качестве биологи­ческих индикаторов подтверждает уже известные истины. Например, раз­личия в заражённости двух симпатрических видов помолобов - больше­глазого и летнего пятью видами паразитов, в том числе и личинками Anisakis simplex, подтвердили наличие физиологических и экологических различий между этими видами (Landry et al., 1992).

Особенно большое значение подобный метод приобретает при изучении популяционной структуры животных, выделении их единиц за­паса и организации рационального промысла.

Вопрос о требованиях, которым должен отвечать паразит­индикатор, неоднократно дебатировался в литературе. Несмотря на разно­гласия по поводу тех или иных положений, все исследователи сходятся во мнении, что паразит-индикатор должен:

1. быть обычным в одной популяции изучаемого вида хозяев и редким или отсутствовать в другой;

2. встречаться у хозяина в течение длительного периода времени, по крайней мере, в течение нескольких лет;

3. предпочтительно включать в свой жизненный цикл изучаемый вид хозяина;

4. встречаться у хозяина относительно стабильно во весь период ис­следования;

5. не должен вызывать летального исхода у своего хозяина, а условия окружающей среды в районе работ должны быть в пределах физио­логических особенностей паразита.

Личинки и половозрелые формы анизакид вполне соответствуют всем отмеченным требованиям и с успехом используются исследователя­ми при выделении единиц запаса и структуры популяции их хозяев. При­чём во многих работах этих паразитов используют вкупе с представителя­ми других групп паразитов, что повышает достоверность полученных ре­зультатов. Подчеркну, что эти работы имеют огромное практическое зна­чение в организации рационального промысла рыб и беспозвоночных, в последние годы они приобретают всё большую популярность, а количест­во публикаций, посвящённых данному вопросу, непрерывно растёт. Соз­нательно сузив круг изученных в этом отношении хозяев до наиболее важных промысловых видов рыб и кальмаров, сошлюсь только на некото­рые публикации, наиболее наглядно демонстрирующие перспективность применения паразитологического метода в подобных исследованиях, хотя привести их можно великое множество.

При изучении популяционной структуры белокорого палтуса в се­веро-восточной части Тихого океана в качестве индикаторов использовали личинок 8 видов гельминтов, в том числе 3 видов анизакид - Anisakis sim­plex, Pseudoterranova decipiens и Contracaecum sp. Всего было обследовано 328 взрослых рыб, собранных из 15 точек от северной Калифорнии до се­верной части Берингова моря, и 96 ювенильных особей из 5 точек от се­верной части о-вов Королевы Шарлотты до Берингова моря (Blaylock et al., 2003). Анализ особенностей заражения палтуса всеми отобранными для этой цели гельминтами позволил придти к выводу, что ювенильные особи образуют в этом регионе смешанный запас, а взрослые рыбы пред­ставлены тремя самостоятельными группировками.

Аналогичные иссле­дования, выполненные с использованием 5 видов гельминтов, в том числе личинок A. simplex, P. decipiens и Contracaecinea, применительно к чёрно­му палтусу, обитающему у атлантических берегов Канады, показали нали­чие здесь отдельных локальных группировок этой рыбы (Arthur, Albert, 1993).

Столь же интересные выводы были получены при изучении попу­ляционной структуры аргентинского анчоуса в водах Юго-Западной Ат­лантики. Выяснилось, что, судя по качественному и количественному со­ставу его паразитофауны и встречаемости отдельных видов паразитов, ан­чоус в этом районе представлен четырьмя группировками (Timi, 2003). Среди паразитов, сыгравших определённую роль в данном исследовании, были 3 вида нематод - A. simplex, Contracaecum sp. и Hysterothylacium aduncum, встречаемость которых у анчоуса была выше в более южных широтах.

Пять видов гельминтов, в том числе A. simplex, Contracaecum sp. и Hysterothylacium sp, использовали в качестве биологических меток при выделении единиц запаса тихоокеанской сельди в водах Калифорнии (Moser, Hsieh, 1992). A. simplex, наряду с одним видом цестод и одним ви­дом копепод, стал своеобразной «биологической меткой» при изучении миграционного поведения меч-рыбы, чей ареал охватывает тропические и субтропические, а также умеренно-тёплые воды Мирового океана. Оказа­лось, что эта нематода, равно как и копепода Pennella filosa, встречается у меч-рыбы только в Северной Атлантике и отсутствует в Южной (Castro-Pampillon et al., 2002).

Различия в интенсивности инвазии минтая, обследованного в водах вокруг о. Хоккайдо, личинками A. simplex и Contracaecum osculatum по­зволили рекомендовать названных нематод в качестве биоиндикаторов при выделении единиц запаса этой массовой и очень важной в промысло­вом отношении рыбы (Konishi, Sakurai, 2002).

12 видов паразитов, среди которых были A. simplex и H. aduncum, были использованы при изучении миграционного поведения длиннопёро­го тунца в Юго-западной Пацифике (Jones, 1991). Различия в показателях встречаемости этих паразитов в районах, широко удалённых друг от дру­га, позволили предположить, что ювенильные тунцы двигаются из тропи­ков на юг к Новой Зеландии и уже не возвращаются.

Личинки Pseudoterranova decipiens, наряду с некоторыми другими паразитами, сыграли роль биологических маркёров при выделении единиц запаса трески у юго-западных берегов Исландии (Platt, 1976), западной и восточной Гренландии (Boje, 1987) и в Северо-западной Атлантике, в ча­стности на континентальном шельфе Ньюфаундленда-Лабрадора (Khan, Tuck, 1995).

Анизакид, наряду с копеподой Lernaeopoda galei, предложено ис­пользовать как биометку при определении единиц запаса европейской ко­шачьей акулы, обитающей у юго-западных берегов Англии (Moore, 2001).

Личинки Anisakis spp. и Pseudoterranova (=Terranova) sp., вместе с некоторыми другими гельминтами, сыграли роль биологических индика­торов для пяти австралийских и трёх новозеландских запасов пилобрюха (Lester et al., 1988).

Различия в показателях встречаемости у пятнистой галаксии в од­ном из озёр на юге Аргентины четырёх видов гельминтов, в том числе ли­чинок Contracaecum sp., позволили предположить наличие здесь у данного хозяина нескольких популяций (Revenga, Scheinert, 1999).

Именно благодаря существенным различиям в видовом составе гельминтов, в том числе анизакид, и частоте их встречаемости у кальмара Бартрама, был сделан вывод об образовании им в северной части Тихого океана двух крупных группировок - на востоке и западе этого региона, не смешивающихся в нерестовый период (Bower, Margolis, 1991).

Совершенно очевидно, что даже беглый экскурс в историю ис­пользования анизакид в качестве биологических индикаторов при популя­ционных исследованиях рыб и беспозвоночных показывает, сколь полез­ными могут быть эти паразиты в таких случаях.

Особенно эффективен паразитологический метод в тех случаях, когда его используют вкупе с другими, например, эколого­географическим, морфометрическим, генетическим и т. д. Об этом уже много говорилось, результаты подобных исследований неоднократно об­суждались в литературе, находят они своих сторонников и противников. По этой причине сошлюсь только на один пример из практики собствен­ных исследований, выполненных в последние годы на Чёрном море.

Известно, что одним из наиболее массовых видов рыб черномор­ского бассейна, занимающим важное место в экосистеме Чёрного моря и наиболее активно облавливаемым в этом водоёме, является шпрот. По этой причине знание о состоянии вида, об особенностях его популяцион­ной структуры приобретает первостепенное значение. Наши исследования выполнялись на юго-западном шельфе Крыма, являющимся полноценной частью видового репродуктивно-нагульного ареала черноморского шпро­та. Была выявлена его дифференциация в этом районе на три локальные, пространственно обособленные группировки, маркёрами которых стали как различия основных популяционных параметров шпрота, так и его за­ражённость нематодой Hysterothylacium aduncum (Зуев и др., 1999).

<< | >>
Источник: Гаевская А. В.. Анизакидные нематоды и заболевания, вызываемые ими у животных и человека. 2005

Еще по теме Анизакиды как биологические индикаторы структуры популяции и биологических особенностей их хозяев:

  1. Влияние личинок анизакид на организм их хозяев - рыб
  2. Здоровый образ жизни как биологическая и социальная проблема. Структура и значение здорового образа жизни
  3. Влияние личинок анизакид на организм их хозяев - беспозво­ночных животных.
  4. Биологические особенности размножения лошадей
  5. Биологические и хозяйственные особенности овец
  6. Человек как результат биологической эволюции
  7. Паразитические организмы, как фактор биологического прогресса и “катализатор” темпов эволюции
  8. Хозяйственные и биологические особенности крупного рогатого скота
  9. ОСНОВНЫЕ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОРМОВ ДЛЯ КОШЕК ФИРМЫ HILL’S
  10. Биологическое загрязнение объектов внешней среды как важная гигиеническая и экологическая проблема
  11. Лекционное занятие № 2 Организм человека как единая биологическая система
  12. Биологические барьеры и особенности распределения лекарственных средств в организме
  13. Биологические показатели состояния микропопуляций блох в гнездах как критерии при определении характера использования гнезд горными сусликами
  14. СТРУКТУРА СВОБОДНО РАЗМНОЖАЮЩЕЙСЯ ПОПУЛЯЦИИ. ЗАКОН ХАРДИ - ВАЙНБЕРГА