<<
>>

Личинки нематод рода Pseudoterranova

Краткая характеристика личинок 3-й стадии (рис. 5.3Б, 5.13). Личинки довольно крупные, длиной 10 - 60 мм и шириной 0.3 - 1.2 мм; тело плот­ное. Их цвет изменяется от красновато-коричневого до белого, что зависит от концентрации гемоглобина в их псевдоцеломической жидкости (Dixon et al., 1993).

Обычно они красновато-коричневой окраски и внешне похо­жи на кровеносные сосуды рыбы. Кутикула с тонкой поперечной исчерченностью. Головной конец с личиноч­ным зубом. Экскреторная пора открыва­ется на головном конце тела. Желудочек удлинённый. Желудочного выроста нет, но имеется направленный вперёд кишеч­ный вырост. Хвост конический, с малень­ким, но заметным мукроном.

Рис. 5.13. Pseudoterranova decipiens, личинка 3-й стадии: задний конец тела (из: Weerasooriya et al., 1986).

Как правило, личинки в рыбе располагаются свободно, но могут быть заключены в капсулу. Изучение процесса образования капсулы пока­зало, что первоначально большинство личинок инкапсулируется в двух­слойных капсулах: внутренний слой состоит из макрофагов и эпителиоидных клеток различной стадии дегенерации, а наружный - из соединитель­ной ткани. У нематод более «старой» инвазии капсула состоит только из соединительной ткани с двумя отчётливыми зонами: внутренней, более тонкой, - плотная соединительная ткань и наружной - более толстой зо­ны рыхлой соединительной ткани (Ramakrishna, Burt, 1991).

В качества примера мерных признаков личинок Pseudoterranova decipiens (s. l.), паразитирующих в рыбах на 3-й стадии развития, приведу данные, заимствованные из нескольких работ (табл. 5.11).

Таблица 5.11. Размеры личинок Pseudoterranova decipiens (3-й стадии) из рыб, в мм (А - из: Ma et al., 1997; Б - из: Hurst, 1984a; В - из: Шульман, Шульман- Альбова, 1953)

Мерные признаки А - из японско­го морского судака (1 экз.)

Б - из снэка ( 10 экз.) В - из беломор­ских рыб
Общая длина1 40.0 25.0 - 36.0 25.0 - 40.0
Максимальная ширина 0.87 0.88 - 1.06 0.87 - 1.0
Длина пищевода 1.2 1.54 - 2.65 2.3 - 2.5
Длина желудочка 1.2 0.71 - 1.14 нет данных
Длина кишечного отро- 0.82 0.87 - 1.29 0.63 - 0.93
стка

Длина хвоста

0.18 0.1 - 0.13 нет данных

[1] По данным разных авторов, длина тела личинок 3-й стадии: 34 - 36 мм (Баева, 1968), 25 - 28.5 мм (Chai et al., 1995), 11 - 37 мм (Koyama et al., 1969 - цит. по: Hurst, 1984а), 20 - 25 мм (Likely, Burt, 1989), 9 - 60 мм (Moravec, 1994) и т.

д. В нашем материале от рыб Северо-восточной Атлантики длина личинок достигала [1] - 42 мм при ширине 0.8 - 1.0 мм.

Роль рыб в жизненном цикле Pseudoterranova. По всей видимо­сти, в жизненном цикле Pseudoterranova рыбы являются вторыми проме­жуточными хозяевами, в которых эти паразиты достигают инвазионного состояния (Moravec, 1994). В юго-восточной части моря Уэдделла Cygnodraco mawsoni заражён личинками P. decipiens на 74.4 % и, по мнению Палма с соавторами (Palm et al., 1994), является главным промежуточным хозяином этого паразита, без которого завершение его жизненного цикла невозможно. Личинки локализуются в печени и полости тела рыб.

В прибрежных водах северной Европы, в частности в устье Эльбы, роль одного из основных промежуточных хозяев Pseudoterranova играет европейская корюшка. Рыбы длиной 11 - 18 см заражены этими личинка­ми на 36 - 69 %, при этом средняя интенсивность инвазии корюшек дли­ной 7 - 10 см составляет 1.0 экз., а 17-сантиметровых рыб - 3.4 экз. (Sprengel, Luchtenberg, 1991). Одновременно с увеличением интенсивно­сти инвазии увеличивается и средняя длина нематод - соответственно от 11 до 28 мм.

По аналогии с личинками Anisakis, в ряде случаев рыб можно рас­сматривать резервуарными и даже случайными хозяевами P. decipiens (см. рис. 2.14). Обычно это - хищные рыбы, в частности хрящевые, получаю­щие нематод по пищевой цепочке от мелких рыб, инвазированных этими паразитами. Но поскольку такие рыбы зачастую не входят в пищевой спектр тюленей - окончательных хозяев Pseudoterranova, то для паразита подобные хозяева являются тупиковыми.

К числу подобных хозяев можно отнести и некоторых мелких рыб-планктофагов, заражённость которых очень низка и носит явно случайный характер. Например, из 2086 экз. аргентинского анчоуса, обследованного у аргентинского и уругвайского побережий, эти личинки были обнаружены только у 7 рыб (0.34 %); индекс обилия составил 0.003 (Timi et al., 2001). Совершенно очевидно, что подобные рыбы хотя и вклиниваются в жиз­ненный цикл Pseudoterranova, но никак не могут быть основным связую­щим звеном на путях циркуляции этого паразита в Мировом океане.

Распространение и встречаемость личинок Pseudoterranova у рыб. Личинки Pseudoterranova зарегистрированы у рыб в Атлантическом и Тихом океанах, в арктических и антарктических водах, особенно там, где живут те виды ластоногих, которые являются окончательными хозяе­вами паразита. Круг рыб-хозяев личинок этого паразита довольно широк, хотя и не столь обширен, как у Anisakis. В Белом море, например, это 22 вида рыб, в открытых водах Северо-восточной Атлантики - 18, у атлан­тических берегов Канады - 26, в дальневосточных морях - 25, в Беринго­вом море - 7, в зал. Святого Лаврентия -13 (собств. данные; Зубченко, 1984; Шульман, Шульман-Альбова, 1953; Marcogliese, 1995; Margolis, 1977; McClelland et al., 1990 и др.). Наиболее обычны эти нематоды у дон­ных и придонных рыб континентального шельфа, в местах расположения колоний тюленей - окончательных хозяев Pseudoterranova; пелагические рыбы и рыбы открытых океанических пространств заражены намного ре­же, а зачастую просто случайно. Например, нерка в Тихом океане, несмот­ря на своё широкое распространение, очень слабо заражена этими немато­дами: из 1900 рыб, обследованных от вод Британской Колумбии до Аля­ски и Охотского моря, только в 30 (1.6 %) были найдены эти гельминты (Margolis, 1977). При этом в 25 рыбах встретилось по одной личинке, а максимальное количество обнаруженных нематод составило 4 экз.

Однако в случае отсутствия источника заражения даже прибреж­ные рыбы могут оказаться свободными от этих нематод. Например, из 3036 экз. трески, исследованных в южной Балтике в 1987 - 1993 гг., псевдо-терранова была найдена только один раз (Myjak et al., 1994), что, скорее всего, можно объяснить отсутствием в этих прибрежных водах тюленей. Вместе с тем, по мнению многих исследователей, именно треска является наиболее характерным хозяином для личинок псевдотеррановы. Степень её заражённости характеризуется пространственно-временной изменчиво­стью. Ещё 1977 г. Марголис (Margolis, 1977) проанализировал собствен­ные и литературные данные о встречаемости этих нематод у трески в раз­личных районах северной Атлантики и установил, что экстенсивность ин­вазии рыб изменялась от 1 % в таких зонах, как восточное побережье Ка­нады и Баренцево и Балтийское моря, до 70 - 90 % - в южной части зал. Св. Лаврентия, у западного побережья Шотландии и западного побережья Исландии. Иногда пробы трески промысловых размеров, взятые из далеко удалённых друг от друга районов, таких как западное побережье Гренлан­дии, прибрежные банки восточной Канады и воды вокруг Британских о-вов, были полностью свободны от этих нематод.

В начале 90-х годов в зал. Святого Лаврентия P. decipiens была от­мечена у 16.9 - 81.7 % трески (Boily, Marcogliese, 1995), причём в 1992 г., в сравнении с 1990 г., количество нематод в рыбе снизилось. В районе о. Сэйбл в эти же годы треска была заражена на 48.2 % (по 1 - 8 экз.) (Mar­cogliese, McClelland, 1992).

Примечательны результаты исследования встречаемости личинок Pseudoterranova и Anisakis у трески, выловленной в водах Исландии в 1980 - 1981 и 1985 - 1988 гг. (Hauksson, 1992a). Индекс обилия личинок Pseudoterranova в потрошённой треске составил 10 (±1.6) (кстати, количе­ство анизакисов было намного меньшим - 2.8 (±0.3) экз.). Выяснилось, что в 1985 - 1988 гг. частота обнаружения этих нематод у потрошённой трески возросла на 10 % и составила 80 %. Наиболее заметный рост заражённости отмечен у трески вдоль южного побережья Исландии, что объясняется от­сутствием миграции взрослых рыб из Гренландии к нерестовым банкам Исландии в 1985 - 1988 гг. С другой стороны, у молодой трески в районе юго-западного побережья Исландии выявлено заметное снижение зара­жённости, что, видимо, было связано с уменьшением численности тюле­ней в этом районе, которое имело место в тот период. И, наконец, было установлено, что с возрастом экстенсивность и интенсивность инвазии трески нематодами возрастает: рыбы одной и той же 10-сантиметровой группы, но старшие по возрасту, заражены сильнее, чем более молодые рыбы той же размерной группы.

У берегов Норвегии, за пределами Осло-фьорда треска была зара­жена Pseudoterranova только в местах скопления обыкновенного тюленя, там, где эти звери отдыхают и размножаются (Jensen, Idaas, 1992). Самая высокая заражённость отмечена возле предпочитаемого тюленями места, по мере удаления от него она уменьшалась. О зависимости степени зара­жения трески от численности обыкновенных тюленей свидетельствует тот факт, что после эпизоотии тюленьей чумки 1988 г., погубившей две трети популяции тюленей в Осло-фьорде, синхронно уменьшилась встречае­мость личинок P. decipiens у трески (Des Clers, Andersen, 1995). И всё-таки связывать напрямую интенсивность инвазии рыб этим паразитом с чис­ленностью тюленей следует с определённой осторожностью, т.к. даже не­большое количество этих животных может поддерживать высокий уро­вень заражения рыб региона. Например, имеется информация о том, что драматическое уменьшение популяции тюленей за пределами Осло-фьорда (в 1988 г. она уменьшилась с 350 голов до 100) не отразилось на численно­сти личинок Pseudoterranova в её промежуточных хозяевах, т. е. в рыбах (Aspholm et al., 1995). Одна самка P. decipiens из серого тюленя содержит в среднем 54 916.9 яиц (± 51 866.4), максимальное количество яиц в одной нематоде достигает 300 000 (Marcogliese, 1997), а в одном тюлене одно­временно может паразитировать более 4500 взрослых червей (Marcogliese et al., 1996). Нетрудно понять, что при такой высокой заражённости окон­чательных хозяев и такой высокой плодовитости нематод даже небольшое количество тюленей способно поддерживать высокий уровень заражения рыб в регионе. При этом наблюдается существенная корреляция между количеством яиц и длиной червя, и меньшая от пола и возраста хозяина, соотношения полов у паразита и присутствия в хозяине других видов не­матод.

Немаловажную роль в заражённости рыб Pseudoterranova играют особенности их образа жизни и питания. Например, как уже отмечено вы­ше, в Белом море эти личинки были встречены у 22 видов рыб (Шульман, Шульман-Альбова, 1953). Однако наиболее заражёнными оказались бычок керчак и четырёхрогий бычок, а также треска, навага и зубатка, т. е. дон­ные и придонные рыбы, в питании которых большую роль играют донные ракообразные, прежде всего, амфиподы - промежуточные хозяева данного паразита. Бычки были заражены на 94 - 100 % (в 1976 г. Т. А. Гроздилова подтвердила 100 % заражённость керчака этим паразитом), с интенсивно­стью инвазии до 115 экз.

О том, сколь велика роль питания и особенностей пищевого спек­тра рыб в их заражении личинками анизакид, свидетельствует следующий пример. Личинки Pseudoterranova очень редко встречаются у путассу Се­веро-восточной Атлантики, а в одной заражённой рыбе обычно находится по одному паразиту. Однако в водах Исландии эти гельминты были обна­ружены у 25.6 % путассу, при этом интенсивность инвазии доходила до 48 экз. (индекс обилия составил 3.4) (Карасёв, 1987). Автор объясняет это увеличением доли креветок - промежуточных хозяев паразита в питании обитающих здесь рыб. Помимо того, в качестве промежуточных хозяев Pseudoterranova известны бентические копеподы, в частности гарпактикоиды и циклопоиды, а также амфиподы, полихеты, мизиды и т. д., т. е. предпочитаемые рыбами-бентофагами кормовые объекты.

Личинкам Pseudoterranova, как и для Anisakis, в целом присущи определённые изменения в их встречаемости у рыб, связанные с возрастом хозяев. Наиболее полно изучена в этом отношении атлантическая треска, заражённость которой, в том числе и её филе, исследуется уже многие де­сятилетия, особенно у берегов Канады. В частности, отмечено, что степень заражённости рыб и среднее количестве нематод в одной рыбе увеличи­ваются с увеличением размера (возраста) рыб (Margolis, 1977). Более под­робно о результатах этих исследований см. ниже, в разделе, посвящённом особенностям локализации этих паразитов в теле рыб, в частности трески. Здесь же ограничусь несколькими дополнительными примерами.

В процессе изучения встречаемости личинок P. decipiens у ледовой белокровки в районе о. Южная Георгия и Антарктического п-ова, мы вы­яснили, что с возрастом рыб она увеличивалась от 20 до 100 %, а количе­ство нематод у рыб старших возрастов достигало 100 экз. (Гаевская, Кова­лёва, 1991). В устье Эльбы европейская корюшка длиной 11 - 18 см зара­жена P. decipiens на 36 - 69 %, а средняя интенсивность инвазии изменя­ется от 1.0 экз. у рыб длиной 7 - 10 см до 3.4 экз. - у 17-сантиметровых корюшек (Sprengel, Luchtenberg, 1991). О возрастном увеличении экстен­сивности инвазии и индекса обилия личинок P. decipiens у ряда рыб, на­пример, у тресковых и камбаловых, на банке о. Сэйбл пишут и канадские исследователи, обнаружившие этих паразитов у 26 видов рыб (McClelland et al., 1990).

Объяснение возрастного увеличения встречаемости у рыб личинок Pseudoterranova, по сути, не отличается от тех аргументов, которые мы привели, пытаясь объяснить аналогичный процесс применительно к ли­чинкам Anisakis (см. стр. 98).

Как уже отмечено, многие рыбы являются случайными хозяевами для Pseudoterranova. Их заражённость, как правило, низка, хотя и может быть довольно постоянной во времени и пространстве. Европейский угорь, вылавливаемый в течение года в устье Эльбы (Германия), оказался инвазирован личинками P. decipiens 3-й стадии развития, которые локали­зовались в его мускулатуре, в среднем на 3.7 % (Moller et al., 1991). При этом заражённость рыб увеличивалась с возрастом. Интересно, что в ре­зультате экспериментального скармливания угрям личинок этого парази­та, полученных из мышц европейской корюшки, выяснилось, что хотя они и мигрировали в полость тела и мышцы угря, но большинство нематод проникало через стенку желудка, мышцы и кожу и покидало рыбу.

Однако иногда заражённость таких рыб может быть довольно вы­сокой. При исследовании европейской кошачьей акулы, выловленной у берегов юго-западной Англии, выяснилось, что в водах Плимута у 5.4 % акул, а в заливе Кардиган у 53.1 % рыб встречаются личинки P. decipiens, локализующиеся в стенке желудка и спирального клапана, а также в мяг­ких тканях акул (Moore, 2001). Количество личинок в одной рыбе колеба­лось от 0 до 17 экз.

Иногда явно морские виды анизакид, в том числе P. decipiens, по­падают к пресноводным или проходным рыбам при заходе тех в прибреж­ные участки. Например, этот паразит был обнаружен у гольца, выловлен­ного в трех прибрежных участках на западе Гренландии (Due, Curtis, 1995). При этом в паразитофауне рыб доминировали сугубо пресноводные гельминты, такие как цестоды Proteocephalus longicollis и Eubothrium salvelini, трематоды Neascus sp. и Crepidostomum farionis и др.

Особенности локализации личинок Pseudoterranova в теле ры­бы. Личинки Pseudoterranova локализуются в полости тела, на брыжейке, пилорических придатках, печени, стенке желудка, в желудке и кишечнике рыб (рис. 5.14).

Рис. 5.14. Личинки Pseudoter­ranova decipiens на стенке желуд­ка рыбы (из: Гаевская. 2003)

Отмечено, что в Белом море эти паразиты очень часто поражали печень бычка керчака и четырёхрогого бычка, массами поселяясь на её поверхности и внедряясь внутрь паренхимы. В некоторых случаях в печени встречалось до 50 паразитов, а уже при инва­зии в 25 - 30 червей печень приобретала тёмный цвет, значительно уменьшалась в размерах, становилась рыхлой (Шульман, Шульман-Альбова, 1953).

У многих рыб, в том числе у таких важных в промысловом отно­шении, как атлантическая треска, южный однопёрый терпуг, чёрный пал­тус, западноатлантическая палтусовидная камбала и ряд других, личинки локализуются в мускулатуре. Их количество в мышечной ткани рыб мо­жет исчисляться десятками экземпляров.

Следует подчеркнуть то обстоятельство, что поражение филе рыб личинками Pseudoterranova представляет собой серьёзную экономическую проблему. Наличие этого паразита в филе делает его неприглядным и не­привлекательным для покупателей и уменьшает рыночную ценность рыб­ной продукции, а выявление и удаление этих гельминтов увеличивает её стоимость (Bowen, 1990). Так, в 1982 г. в Канаде стоимость обработки, связанная с удалением нематод из филе атлантической трески, составила свыше 29 млн. долларов, а в 1984 г. эти расходы применительно ко всем рыбам, добываемым у атлантических берегов Канады, оценивались почти в 30 млн. долларов.

Планомерные исследования заражённости личинками Pseudoterranova трески, в том числе и её филе, в атлантических водах Канады нача­ты в 1947 г. Периодически публикуются обобщающие статьи, фактически подводящие итоги очередного многолетнего этапа изучения этой пробле­мы. Одной из первых подобных работ была статья канадских исследовате­лей (Templeman et al., 1957), в которой анализировались данные о зара­жённости трески и некоторых других промысловых рыб (западноатланти­ческой палтусовидной камбалы, пикши, морского окуня, американской корюшки и ряда других) данными паразитами, а также распределение не­матод в филе этих рыб. Прежде всего, исследователей интересовала, без­условно, треска. Выяснилось, что в зависимости от района количество не­матод в филе 100 экз. трески длиной 41 см колебалось от 1 до 311 экз., т. е. в одном филе содержалось от 0.01 до 3.1 экз. нематод. Когда же подсчитали количество этих паразитов в 45 кг филе, то оно варьировало от 1 до 223, что в пересчёте на 1 кг составило от 0.02 до 5 экз. Наиболее многочисленными эти паразиты были в более толстой спинной части и позади полости тела, наименее многочисленными в более тонкой хвостовой части (рис. 5.15).

Одновременно с P. decipiens изучалась встречаемость в филе трес­ки личинок Anisakis sp., доля которых от общего количества обнаружен­ных нематод колебалась от 0 до 16 %, и только в одной точке она состави­ла 43 %.

Через 20 лет, в 1977 г. Марголис (Margolis, 1977) проанализировал собственные и литературные данные о встречаемости личинок P. decipiens у трески в различных районах северной Атлантики и подтвердил, что среднее количество нематод в ней варьировало от 0.01 до 8, а среднее ко­личество этих паразитов в килограмме филе - от 0.02 до 5. В большинстве же из обследованных регионов заражённость филе составляла менее 30 %, среднее количество червей в одной рыбе - менее 0.4, а среднее количество нематод в 1 кг филе - менее 0.5.

Рис. 5.15. Распределение личинок Pseudoterranova decipiens в филе трески (обсле­довано более 16000 рыб) (Templeman et al., 1957)

Дата публикации следующей обобщающей работы - 1990 г. (Brattey et al., 1990). В ней излагаются результаты обследования филе трески, выполненного в 21 регионе вокруг Ньюфаундленда и Лабрадора в 1985 - 1987 гг. Исследователи подтвердили выявленные ранее (Templeman et al., 1957) колебания экстенсивности и интенсивности инвазии трески личин­ками P. decipiens в зависимости от района вылова рыб. Одновременно они отметили, что в водах южного Ньюфаундленда индекс обилия нематод, по сравнению с 1947 - 1953 гг., увеличился в 3 раза. Как и раньше, наиболь­шее количество личинок располагалось в мышечной части, прилегающей к полости тела; при этом наблюдалась более высокая заражённость левой стороны тела.

Подобную же тенденцию роста степени заражённости личинками P. decipiens трески и увеличения количества этих паразитов, обнаружи­ваемых в её филе, особенно у тех рыб, которые происходят из зал. Святого Лаврентия и побережья Новой Шотландии, отмечают в это время и другие исследователи (Chandra, Khan, 1988).

В 1949 - 1957 гг. было показано, что среднее количество нематод в филе трески увеличивается до достижения рыбами длины 51 - 70 см, а за­тем у более крупных рыб оно обычно снижается (Templeman et al., 1957).

В 1990-х годах у южного побережья Ньюфаундленда у трески размерами 31 - 50 см филе было заражено на 29.8 % (индекс обилия составил 0.66), 51 - 70 см - на 35.1 % (0.77), 71 - 150 см - на 53.8 % (2.39) (Brattey et al., 1990). Обычно количество нематод в мышечной ткани рыб, в том числе и трески, исчисляется единичными экземплярами (см., напр., табл. 5.12).

Таблица 5.12. Частота встречаемости и количество нематод в филе атлантической трески в различных участках континентального шельфа Ньюфаундленда и Лабра­дора в 1981 г. (по: Khan, Tuck, 1995)

I*

78 экз.

II

50 экз.

III

118 экз.

IV

79 экз.

V

56 экз.

VI

103 экз.

Частота
встречаемости нематод в филе, в % Количество 12 8 0 0 24 60
нематод в 1 кг филе 0.2 ± 0.1 0.1 ± 0.0 0

0

0.8 ± 0.1 3.2 ± 0.3

* В тексте статьи и в таблице, фрагмент которой приведён нами, авторы указыва­ют районирование региона в соответствии с принятым в Североатлантической организации рыболовства (NAFO) делением. Поскольку этим цитированием мы хотели только показать возможные вариации в заражении филе трески личинками псевдотеррановы, мы заменили их условными обозначениями I - VI.

Однако в литературе имеются и другие данные, свидетельствую­щие об обнаружении в филе трески большего количества нематод. Так, при обследовании трески, отловленной в октябре 1977 г. у побережья Норвегии на глубине 30 - 50 м, было установлено, что в её мускулатуре содержалось в среднем 53 личинки P. decipiens (Biorge, 1979). Замечу, что это - очень высокий показатель. Например, максимальное количество не­матод, обнаруженных в треске (не в филе, а в целом в рыбе) в северной части зал. Святого Лаврентия в сентябре 1990 г. не превышало 22 экз., в мае 1992 г. - 3 экз., в южной части залива в сентябре 1990 г., в зависимо­сти от точки взятия пробы, эти показатели составляли 10 и 28 экз., в сен­тябре 1992 г. - 15 экз. (Boily, Marcogliese, 1995).

Заражение мускулатуры P. decipiens негативно сказывается на воз­можностях реализации не только трески, но и других видов рыб. Так, в Приморье эти паразиты часто служат препятствием в использовании в пищу такой ценной промысловой рыбы как южный однопёрый терпуг. Описан случай, когда в один из промысловых сезонов (июнь - август) 1964 г. только на одном рыбокомбинате 50 % всего улова было использо­вано на кормовую муку и продано зверосовхозам по причине наличия в мышечной ткани рыб хорошо заметных буровато-красных личинок пара­зита (Баева, 1968). Безусловно, данный пример несколько устарел в исто­рическом аспекте, но всё же он имел место и имеет смысл его вспомнить.

С возрастом у терпуга обычно наблюдается увеличение количества нематод в мышечной ткани: более мелкие рыбы заражены слабее, чем крупные (табл. 5.13).

Таблица 5.13. Заражённость терпугов разных возрастов личинками террановы* (из: Баева, 1968)

Длина рыбы, в см Приблизительный

возраст

Экстенсивность,

%

Среднее число личинок в одной рыбе
31 - 35 4 года 9.9 0.1
36 - 40 5 - 6 лет 17.5 0.2
41 - 45 старше 6 лет 44.1 1.1
46 - 53 68.9 2.6

* Речь идёт о личинках псевдотеррановы. Однако поскольку таблица заимствова­на из работы цитируемого автора, название рода паразита оставлено таким, каким его приводит О. М. Баева.

Кстати, цитированным автором была установлена относительно низкая заражённость обследованного терпуга нематодами рода Anisakis, имевшими, к тому же, очень мелкие размеры (2.5 мм).

Мы получили совершенно иные результаты при исследовании тер­пуга, выловленного в Охотском море в сентябре 1996 г. (Гаевская, 2004). Всего было вскрыто 25 экз. терпугов длиной 32 - 39 см. Личинки Anisakis были обнаружены в мышцах и печени всех рыб, по 12 - 300 экз. в одной рыбе, а личинки P. decipiens - в мышцах 45 % рыб, по 2 - 5 экз.

И, наконец, приведу пример, демонстрирующий ту скорость, с ко­торой попавшие в рыбу личинки мигрируют из её пищеварительного трак­та в полость тела и мускулатуру. При экспериментальном скармливании амфипод, заражённых личинками P. decipiens, рыбам 12 филогенетически различных видов, было установлено, что при температуре 15°C нематоды мигрировали в мускулатуру фундулюса в течение 6 ч, а у американской корюшки - в течение 12 ч. Что касается трески, то черви оставались среди пищевых комков в её желудке в течение 24 ч. В корюшке все черви, а в треске только 12 % нематод спустя 7 дней проникли в мускулатуру (McClelland, 1995).

<< | >>
Источник: Гаевская А. В.. Анизакидные нематоды и заболевания, вызываемые ими у животных и человека. 2005

Еще по теме Личинки нематод рода Pseudoterranova:

  1. Личинки нематод рода Pseudoterranova в беспозвоночных хо­зяевах.
  2. Жизненный цикл нематод рода Pseudoterranova
  3. Заражение людей личинками рода Pseudoterranova
  4. Личинки нематод рода Contracaecum в беспозвоночных хозяе­вах.
  5. Личинки нематод рода Hysterothylacium
  6. Личинки нематод рода Raphidascaris
  7. Личинки нематод рода Porrocaecum в беспозвоночных хозяе­вах.
  8. Личинки нематод рода Hysterothylacium в беспозвоночных хо­зяевах.
  9. Личинки нематод рода Goezia
  10. Личинки нематод рода Anisakis
  11. Личинки нематод рода Porrocaecum
  12. Личинки нематод рода Raphidascaris в беспозвоночных хозяе­вах.
  13. Жизненный цикл нематод рода Porrocaecum
  14. Заражение людей личинками рода Contracaecum
  15. Жизненный цикл нематод рода Contracaecum