БЕСЕДА О ЛЮБВИ, СЕКСЕ И СМЕРТИ

В западном обществе секс считался главной запретной темой, но еще более запретной сегодня оказалась тема смерти. Обе эти главные проблемы человечества в тот или иной момент возникают в ходе любого анализа.

Когда пациенты тяжело больны, неизбежно приходится учитывать их отношение к смерти и умиранию. Поскольку система обучения в английских школах-интернатах образует культуру поведения, при которой считается неприемлемым выражать свои эмоции, дети, получившие образование в этой системе, испытывают особые затруднения при обсуждении этих волнующих и общественно табуированных предметов. В данной главе мы рассмотрим, как перенос открывает эти области для обсуждения. В ходе анализа интенсивность психологического развития смертельно больного пациента обычно возрастает по мере упадка физических сил. В этом как раз и заключалась трагедия обсуждаемого нами случая: когда возродился вкус к жизни, Джеймс был безжалостно поставлен перед фактом ухудшения своего здоровья. Из-за реальных физических проблем было очень трудно провести различие между психологическими и физическими значениями симптомов Джеймса. Взаимосвязь этих симптомов проявлялась по мере постепенного установления связи между его затрудненным дыханием и гневом. На одной из сессий в конце первого года после подробного объяснения своей ярости по отношению к другим Джеймс прямо обрушился на меня, раздраженно спросив, почему я продолжаю встречаться с ним: «Вы могли бы отказаться. Все равно я умираю, и вы мне не поможете». И, помолчав, добавил: «Трудно. Вы единственный человек, с кем я могу поговорить».

Я уловила подоплеку его слов й допустила, что предстоящий перерыв в терапии болезненно напоминал ему, что я не была его женщиной. Моя реплика вызвала продолжение тирады: «Да. Это так. Вы просто человек, который сидит в кресле. И все-таки почему вы встречаетесь со мной?

Это что, личный или профессиональный интерес? А может быть, дело в раке? Какой прок вам от этого?» Джеймс стал еще более раздраженным и сказал, что хочет умереть. Затем он замолчал и после паузы серьезно добавил: «Но в один прекрасный день я проснусь и пойму, что натворил».

Наступила тишина. Мы оба тихо сидели, усваивая смысл только что сказанного им. Перед окончанием сессии я прервала молчание, подтвердив, что он должен прийти на следующую встречу именно потому, что был раздражен. Даже чувствуя безысходность, Джеймс знал, что я была на стороне той части его души, которая хотела жить. Это ужасное осознание продолжало тревожить его, и в следующий вечер, когда он позвонил мне, в его голосе звучало отчаяние. Причина его ужасного самочувствия заключалась в том, что он стал осознавать, что он натворил: рак!

В соответствии с теперь уже предсказуемой моделью состояние Джеймса улучшилось перед следующей сессией. Это произошло по одной простой причине: один из членов семьи проявил внимание к Джеймсу — позвонил и спросил, как тот себя чувствует. Вместо обычного отказа от общения Джеймс признался ему, что чувствует себя плохо. Это был главный прорыв, так как обычно Джеймс почти ничего не говорил о своем самочувствии и поэтому никто не мог поддерживать с ним связь. Теперь, казалось, он начинал обретать способность немного говорить о состоянии своего здоровья, в том числе и вне рамок терапии. Отклик был незамедлительным. Как только Джеймс позволил своей родственнице проявить заботу о нем, она сразу же это сделала. Более того, она сказала ему, что любит его. Он был в приподнятом настроении, но затем произнес: «Мне с этим не справиться». Джеймсу казалось, что от него чего-то ожидают.

Бескорыстное проявление любви он воспринимал как некое требование.

Едва ощутив чувство облегчения после этой встречи, я осознала бремя ответственности за данную терапевтическую связь. Мне было утешительно узнать, что кто-то из жизни Джеймса вне анализа получил разрешение заботиться о нем и, таким образом, мог разделить со мной ответственность. Это можно было определить как контрперенос, но даже если это было так, то все равно при работе со смертельно больным пациентом аналитик по-человечески вовлекается в ситуацию. В особенности это относилось к такому пациенту, как Джеймс, который находился в социальной изоляции большую часть своей жизни. Психологический и физический аспекты болезни продолжали взаимодействовать, постоянно требуя к себе внимания. Пока Джеймс делал психологические успехи, болезнь прогрессировала, и дыхание иногда становилось затрудненным. Когда он простудился, болезнь обострилась. Сильный кашель изнурял Джеймса, и он думал, что умирает. Но когда Джеймс оправился от простуды, перспективы перестали казаться столь мрачными. Следующий сон вновь привел его в подземелье.

Сон 12:16 декабря, первый год

Я оказался под землей на глубине 500-600 футов. Произошел ядерный взрыв. Со мной там была женщина. Я понял, что это была моя мать, и собирался поговорить с ней об этом - о том, чтобы заняться с ней сексом.

Затем последовал второй сон.

Сон 13

Я носил повсюду мертвого кролика. Я застрелил его. Поблизости находились другие охотники, и поэтому это было опасно. За электрической изгородью находился бык, что показалось мне очень странным.

Сначала внимание Джеймса привлек второй сон. Он напомнил ему об опасности, исходившей от быка, которого мы теперь истолковали как его инстинктивную природу. В этом сне быка держали за недостаточно надежной электрической изгородью, которая, возможно, была образным воплощением границ аналитической связи. Мертвый кролик мог представлять испуганную, ранимую часть души Джеймса, которую он старался уничтожить. Бессознательное беспокойство Джеймса, обнаружившееся в этом сне, заключалась в следующем: если его инстинктивная природа освободится, то изгородь не выдержит, и он может причинить вред своему ранимому кролику/самости или совершить убийство. Возможность убийства стала очевидной, когда Джеймс связал сон с газетной статьей о человеке, который задушил свою подругу. Джеймс понял это, так как статья напомнила ему о том, как он тревожился, что может задушить меня (восьмая глава). Описывая фантазии со сценами насилия, которым он предавался перед сном, Джеймс сказал: «Некоторые считают овец, а я — трупы. Я бомбил людей ядерными бомбами, и это помогало мне засыпать в течение нескольких недель, когда я был подавлен». Таким образом, ранее не принимавшиеся побуждения к убийству теперь стали осознанными.

Вернувшись к первому сну, Джеймс признался, что сон о сексе с матерью вызвал у него смущение: он не сознавал своего влечения к ней. Когда я высказала предположение, что этот сон можно объяснить его чувствами ко мне, он испытал большое облегчение. Развивая эту мысль, я объяснила, что эти чувства коренились в его детском вожделении к матери, которое он не осознавал. Эти слова произвели на него впечатление и помогли ему признаться в том, что он был зол на меня, так как хотел услышать, что я проводила с ним сессии из-за испытываемого к нему влечения. Джеймс спросил, был ли мой интерес к нему личным или профессиональным, так как сам считал, что мой интерес носил и личный, и профессиональный характер.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Шаверен Дж.. Умирающий пациент в психотерапии: Желания. Сновидения. Индивидуация. 2006

Еще по теме БЕСЕДА О ЛЮБВИ, СЕКСЕ И СМЕРТИ:

  1. Беседа о любви
  2. Практические советы о сексе
  3. Таинство жизни и смерти. Теоретические осмысления проблемы смерти и умирания
  4. ТРЕБОВАНИЯ МКБ-10 ПО КОДИРОВАНИЮ ПРИЧИН СМЕРТИ И ОФОРМЛЕНИЮ СВИДЕТЕЛЬСТВА О СМЕРТИ
  5. Основные понятия: критическое состояние, непосредственная причина смерти, терминальное состояние, механизм смерти
  6. Создаем себе область любви
  7. Первая глава «Современное состояние проблемы любви в научной литературе»
  8. Екимчик О.А.. Когнитивный и эмоциональный компоненты любви у людей разного возраста, 2009
  9. II На языке любви
  10. Индивидуальная беседа
  11. Организация брака: по согласию или по любви?
  12. Разные стороны любви
  13. Пятница: разговор о любви
  14. СКАЗКА О ЛЮБВИ И ЗЕЛЕНЬІХ ЧЕЛОВЕЧКАХ
  15. Теоретические основы врачебной деятельности. Теория диагноза и врачебная констатация смерти. Признаки смерти ипосмертные изменения. Вскрытие.
  16. “ХИМИЯ ЛЮБВИ” - О КАКИХ ВЕЩЕСТВАХ ИДЕТ РЕЧЬ?
  17. Как быть, если муж не стремится к здоровой жиз­ни, радости и любви?
  18. Аргументация и беседа
  19. Третья глава «Эмпирическое исследование когнитивного и эмоционального компонентов чувства любви у людей юношеского и взрослого возраста»