<<
>>

Депрессия и рак

Как уже отмечалось в этой главе, Джеймс однажды задал риторический вопрос: «Какой уровень беспокойства можно считать приемлемым в такой момент, как этот?» Теперь подобным образом он устанавливал различие между разными типами депрессии.

Критикуя подход врачей к депрессии, Джеймс спросил меня, что мы обсуждали с врачом Z. Он сказал, что хотел бы, чтобы я рассказала ей о ситуации с его депрессией. «В один прекрасный день врачи сделают мне укол, я отключусь и не смогу высказать свое мнение. Я хочу, чтобы вы рассказали им, что они могут натворить». Я объяснила, что эту проблему мы с ней не обсуждали. Врача Z я расспрашивала о физическом состоянии Джеймса, и она с облегчением узнала, что он консультировался со мной до постановки диагноза по поводу рака. Затем Джеймс задал риторический вопрос: «Что такое депрессия?» Он сказал, что когда терапевт направила его ко мне, он страдал от клинической депрессии. Но она отличалась от беспокойства и депрессии, которую он теперь испытывал в связи с вполне реальной ситуацией. Это было проницательное разграничение.

Затем Джеймс заговорил о тех, кого впустил в свой мир. При этом он сказал: «Я очень плохо себя чувствовал, когда мать на днях навестила меня, но, наверное, не так плохо, как мне тогда казалось. Думаю, что так же я вел себя и с вами». Это был намек на события понедельника, и я сказала, что, по-моему, он хотел, чтобы я знала, насколько больным он иногда чувствовал себя. Но добавила, что я чувствовала себя отверженной. Джеймс сказал, что это место похоже на школьный изолятор. Если вам нужно отдохнуть, вы можете отправиться туда. Старшая сестра измерит вашу температуру, даст горячего шоколада, и вы отдохнете. Я отметила, что ему тогда не хватало родителей. Они не навещали его в интернате. Теперь все было по-другому: к нему приходили родители, подруги и я.

Мое замечание побудило Джеймса поговорить о своей подруге, посетившей его предыдущим днем. Он сказал, что чувствовал себя ужасно, накануне вечером не мог заснуть, поэтому принял диазепам и ощущал сонливость, когда она приехала. Однако, в конечном счете, он оживился, и она пробыла у него два часа. Джеймс сказал: «Она проехала огромное расстояние. Не знаю, зачем она это сделала». Я подвергла сомнению его слова: «Неужели она сделала это напрасно?» Поразмыслив об истории их отношений, он понял, что ее приезд к нему был важен для них обоих. В итоге я прервала его речь через полтора часа. Таким образом, я тоже пробыла у него дольше, чем ожидала. Мы оба позволили этому случиться, причем на этот раз именно я дала разрешение. Я согласилась прийти к нему в пятницу. Он собирался встретиться с главврачом и думал, что в конце недели сможет отправиться домой. Потом он показал мне свои ноги, которые выглядели ужасающе худыми — одни кожа и кости в джинсах.

Перед уходом я прокомментировала его более открытое отношение к людям. Он ответил: «Не хочу ставить вас в неудобное положение, но эти изменения произошли в течение последних двух лет — и именно благодаря вам». Я сказала: «Спасибо вам за эти слова». Тогда я пробыла у него дольше, чем обычно. Это, по-видимому, было связано с открытым выражением благодарности и признанием существования связи между нами.

<< | >>
Источник: Шаверен Дж.. Умирающий пациент в психотерапии: Желания. Сновидения. Индивидуация. 2006

Еще по теме Депрессия и рак:

  1. Внутрипротоковый рак (протоковый неинфильтрирующий рак, протоковая карцинома Ca in situ)
  2. Депрессия
  3. Депрессия
  4. Депрессия
  5. Депрессия
  6. Депрессия
  7. Депрессия
  8. Шкала депрессии
  9. 8.1. ТРЕВОГА И ДЕПРЕССИЯ
  10. Депрессия
  11. Послеродовая депрессия
  12. Лечение депрессии
  13. Депрессия у больных инфарктом миокарда
  14. Откуда берется послеродовая депрессия?
  15. Депрессия сегмента sт как проявление вегетативной дистонии
  16. Депрессия и мания поочередно (циклотимия)
  17. Послеродовая депрессия
  18. Депрессия, смена настроений и прибавление в весе