Функциональный анализ фобии диссоциативных частей

К началу данного этапа терапии терапевтом должен быть проведен первич­ный анализ функционирования системы личности пациента и ее подсистем (диссоциативных частей) (см. главу 11). Однако и в дальнейшем требуется не­прерывный функциональный анализ динамических отношений между дис­социативными частями личности с позиций единства личностной системы, понимание динамики активации или торможения частей, а также распозна­вание и оценка тех факторов, которые служат поддержанию связности и ко­ординации систем действий. В некоторых публикациях, посвященных РДИ, эта процедура обозначена как «картирование» личностной системы пациента (Fine, 1999; Kluft, 1999; Sachs & Peterson, 1996), этот тип анализа может также предприниматься в случае вторичной структурной диссоциации.

Эмпатические и открытые вопросы, которые терапевт задает пациенту в ходе этого анализа, сами по себе являются интервенцией, поскольку они стимулируют способность пациента к рефлективным действиям, к метакогниции (осознание собственных мыслей, восприятий, чувств, защит и пр.). Терапевт не должен ни защищаться от реалий множественности личности пациента, ни очаровываться ей. Его вопросы должны быть продиктованы желанием эмпатического понимания переживаний, представлений и убеж­дений пациента. Такое отношение помогает сформировать уважительное и объективное отношение ко всем частям личности пациента. В терапевти­ческой работе важно сохранять равную дистанцию в отношениях со всеми частями личности, не отдавая каким-либо частям личности пациента пред­почтения (например, не уделять больше внимания рефлективным частям по сравнению с аффективными или «ребенку» по сравнению с преследующи­ми частями личности). Также терапевт должен быть особенно внимательным к тому, чтобы не игнорировать какие-либо части личности пациента (Kluft, 1993b, 1999). Такая установка терапевта поощряет все части к взаимному признанию факта существования, изучению и большему пониманию целей друг друга, а также пониманию функционирования всех частей как единой системы.

Перед тем как пригласить диссоциативные части к участию во взаимной коммуникации, терапевт пытается установить причины, по которым у одних частей могут быть фобические реакции на другие части. Терапевту следует помнить, что понимание и принятие им мотивов сопротивления пациента, а именно его защитной функции, само по себе является весьма действенной интервенцией. Терапевт должен тщательно изучить действия избегания со­противления пациента, обусловленные травматическим опытом. Например, терапевт может спросить: «Чего вы больше всего опасаетесь при знакомстве с вашей разгневанной частью?». Затем терапевт может постепенно приступать к работе с дезадаптивными прогнозами пациента. «Вы боитесь, что эта часть может учинить разгром в комнате? Так уже бывало раньше? Как вы думаете, могли бы вы договориться с этой частью, познакомиться с ней ближе и про­верить, насколько оправданы эти ваши опасения?» Таким образом, терапевт осторожно поощряет пациента к тому, чтобы занять более рефлективную по­зицию и использовать тенденции, направленные на обучение из опыта. Так могут завершаться незаконченные действия (в данном случае адаптивное переживание и выражение чувства злости).

При принятии решения о времени и последовательности интервенций терапевт должен исходить из результатов анализа функционирования лич­ностной системы пациента. Например, терапевт будет лучше ориентиро­ваться в своей работе с пациентом, если установит, какие части личности пациента являются ВНЛ (отвечающими за повседневное функционирова­ние), а какие - АЛ (фиксированными на связанных с травмой действиях). То­гда, прежде чем приступить к работе с АЛ, терапевт сосредотачивает усилия на интервенциях, направленных на укрепление ВНЛ, помогает этим частям разобраться с некоторыми проблемными жизненными ситуациями и добить­ся для себя более безопасных условий существования.

Таким образом, если терапевт видит, что психическая эффективность ВНЛ недостаточна для то­го, чтобы вступить в коммуникацию с АЛ, ему следует начать с интервенций, направленных на повышение психического уровня ВНЛ, а не на установле­ние преждевременного контакта между ВНЛ и АЛ. При работе с какой-либо частью личности пациента терапевт выбирает те интервенции, которые со­ответствуют его оценке психического уровня данной личности. Например, он может использовать невербальные методы - тенденции низкого уровня - для того, чтобы помочь этой части выразить себя, если уровень ее функцио­нирования в данный момент недостаточен для использования речи. В ре­зультате анализа терапевт может обнаружить, что у некоторых частей фобии в отношении друг друга выражены не столь сильно по сравнению с другими частями. Эта информация является важной, так как, естественно, вероят­ность успеха интервенций, направленных на установление коммуникаций между диссоциативными частями, будет гораздо выше в том случае, если эти интервенции прежде будут предложены тем частям, которые испытыва­ют меньше страха и других эмоций отталкивания по отношению друг к дру­гу. В результате психический уровень пациента должен повышаться, что не­обходимо для дальнейшего развития коммуникаций внутри его личностной системы.

Системные интервенции, то есть интервенции, адресованные всем час­тям личности пациента, всегда обладают наивысшим приоритетом и долж­ны применяться в первую очередь, если это позволяет конкретная ситуация. Терапевт должен помнить, что в любом случае все интервенции, направлен­ные на конкретные части личности, всегда имеют системные последствия. Проведенный анализ также поможет терапевту определить время, когда сле­дует начинать работу с отношениями между частями. Ни терапевт, ни паци­ент не имеют полного представления о строении и функционировании всей системы личности, а также о главных конфликтах и сопротивлениях внутри нее. Эти знания приобретаются по мере продвижения терапии, благодаря усилению интегративной способности пациента и его смелости и мотивации к использованию этой способности, которые подкрепляются ростом доверия к терапевту. Таким образом, анализ функционирования личности пациента представляет собой непрерывный процесс, развивающийся благодаря сотруд­ничеству пациента и терапевта.

Хотя внутренняя дистанция между диссоциативными частями может быть разной, все же следует помнить, что все они в той или иной степени взаимосвязаны на сознательном или неосознаваемом уровне. Именно благо­даря этим связям, о которых ни терапевт, ни пациент, как правило, не знают в полной мере, возможны изменения в диссоциативных частях, даже в тех случаях, когда части личности являются относительно замкнутыми система­ми. Например, когда части личности, которые чаще всего участвуют в тера­певтической работе, начинают чувствовать себя в безопасности с терапевтом, это отношение может быть воспринято и другими частям. С другой стороны, относительно закрытые для внешних контактов части могут предпринимать попытки замедлить или саботировать изменения других частей (например, одна часть наносит ущерб другой части через внутренние маневры или само­деструктивное поведение). Когда терапевт сталкивается с сопротивлением тех или иных диссоциативных частей, ему следует помнить, что у некоторых частей есть весьма серьезные мотивы для избегания каких-либо изменений, и эти мотивы необходимо эмпатически исследовать. Прежде всего терапевт не должен ввязываться в борьбу за власть и влияние с пациентом, поскольку такая конфронтация ведет к соскальзыванию к тенденциям более низкого уровня как у пациента, так и у терапевта.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Функциональный анализ фобии диссоциативных частей:

  1. Терапевтические интервенции по преодолению фобии диссоциативных частей
  2. Слияние диссоциативных частей личности
  3. Самостоятельность диссоциативных частей личности и усложнение их внутренней организации
  4. Системы действий: посредники диссоциативных частей
  5. Анализ фобии связанных травмой действий
  6. Диссоциативные части при диссоциативном расстройстве идентичности
  7. Фобии
  8. Диссоциативные симптомы
  9. Взаимодействие разных диссоциативных симптомов
  10. Фобии
  11. Фобии, способствующие сохранению структурной диссоциации
  12. Подсистемы, образы действия и диссоциативные части
  13. Путаница в отношении диссоциативных симптомов
  14. Преодоление фобии травматических воспоминаний
  15. Фобии стимулов и действий, связанных с травмой
  16. Травматические фобии и классическое обусловливание
  17. Преодоление фобии нормальной жизни
  18. Фобии и оперантное обусловливание