Путаница в отношении диссоциативных симптомов

Сегодня диссоциация рассматривается не как основа организации симптомо-комплексов при травме, а как один из множества симптомов. Поэтому в случаях «умеренной» диссоциативной симптоматики клиницисты, кото­рые не уделяют диссоциации должного внимания, могут столкнуться с труд­ностями в понимании других симптомов, таких как более сложные формы поведения, связанные с химической зависимостью, трудностями регуляции аффектов, хроническими нарушениями взаимоотношений, которые могут иметь диссоциативную природу. Кроме того, природа диссоциации такова, что некоторые симптомы могут быть не только не очевидны при поверхност­ном наблюдении, но и намеренно скрываться пациентом в случае, если, на­пример, он испытывает чувства страха или стыда (Kluft, 1987b, 1996b; Loewenstein, 1991; Steinberg, 1995).

В литературе нет единого мнения насчет того, какие симптомы могут рассматриваться как диссоциативные, и имеет ли термин диссоциация одно и то же значение в рамках разных диагностических категорий (Van der Hart, Nijenhuis, Steele & Brown, 2004). Эта путаница связана с тремя проблемами: 1) включения симптомов, связанных с измененными состояниями сознания в понятие диссоциации; 2) ограничения структурной диссоциации личности рамками одной-единственной диагностической категории расстройства дис­социированной идентичности (РДИ); 3) сложностью определения, может ли некий симптом считаться признаком структурной диссоциации или нет.

Во-первых, симптомы изменения уровня и поля сознания лишь относи­тельно недавно были добавлены к понятию диссоциации, которое прежде понималось исключительно как разделение личности. Например, такие со­стояния измененного сознания, как «прострация» (spacing out) и абсорбция, в настоящее время отнесены к кругу диссоциативных феноменов, хотя они встречаются практически у всех, могут рассматриваться как нормативные (ес­ли являются преходящими и умеренными по выраженности) и, как правило, не связаны непосредственно со структурной диссоциацией личности (Steele et al., 2009).

Такая путаница мешает достижению согласия относительно того, какие симптомы и расстройства принадлежат к области травматической дис­социации, а какие нет (ср.: Brunet et al., 2001; Cardena, 1994; Marshall, Spitzer & Liebowitz, 1999).

Вторая проблема состоит в произвольном ограничении представлений о диссоциации как разделении внутри личности только лишь кругом феноме­нов некоторых диссоциативных расстройств, в особенности РДИ. Диссоциация при других расстройствах - ПТСР или пограничном расстройстве личности - представлена в литературе как нечто совершенно отличное от диссоциации при РДИ. Хотя идея диссоциативного континуума нормы-патологии уже по­ставлена под вопрос (например: Waller, Putnam & Carlson, 1996), все же нет согласия в том, что все диссоциативные симптомы являются проявлениями структурного разделения личности той или иной степени.

Третья проблема заключается в трудности оценки, связан ли феномен с проявлением структурной диссоциации, то есть является диссоциативным симптомом или нет. Например, патологическая забывчивость может быть частью клинической картины деменции, опухоли мозга; признаком истоще­ния, интоксикации или принадлежать к кругу явлений структурной диссоци­ации. Аналогичным образом, сильно отличающиеся паттерны самовосприя­тия могут быть связаны с тяжелой депрессией, истощением, интоксикацией или структурной диссоциацией. Чтобы доказать, что эти симптомы явля­ются проявлением структурной диссоциации, надо показать, что одна часть личности обладает воспоминаниями или переживаниями, отсутствующими у другой.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Путаница в отношении диссоциативных симптомов:

  1. Диссоциативные симптомы
  2. Взаимодействие разных диссоциативных симптомов
  3. Диссоциативные части при диссоциативном расстройстве идентичности
  4. Путаница с сосками  
  5. Имена режимов вентиляции и терминологическая путаница
  6. Слияние диссоциативных частей личности
  7. Терапевтические интервенции по преодолению фобии диссоциативных частей
  8. Подсистемы, образы действия и диссоциативные части
  9. Функциональный анализ фобии диссоциативных частей
  10. Самостоятельность диссоциативных частей личности и усложнение их внутренней организации
  11. Диссоциативные части личности
  12. Системы действий: посредники диссоциативных частей