<<
>>

ЛЕКЦИЯ 3 ИСТОРИЯ ХИРУРГИИ (Часть 2)

История отечественной хирургии

« ..Наша хирургия и медицина все­гда была и остается неотъемлемой частью науки всего мира, поскольку научная мысль-нс сумма, а синтез достижений различных стран».

М.Б.Мирский.

ВВЕДЕНИЕ

В толковом словаре С. И. Ожегова слову «отечество» дается сле­дующее определение - “это страна, где родился данный человек и к гражданам которой он принадлежит”. Поэтому, в буквальном смысле, история отечественной хирургии в настоящее время означает историю хирургии Беларуси. Однако следует избегать такого узкого понимания понятия «отечественная хирургия». Белорусы столетиями жили вместе с русским народом, длительные периоды имели общую государствен­ность, поэтому справедливо считать, что мы имеем общую историю, в том числе и историю хирургии. История хирургии России это и исто­рия хирургии нашей страны. И невозможно найти хотя бы одного бе­лорусского хирурга, считающего, что Н. И. Пирогов иностранный хи­рург. Более того, в настоящее время любой белорусский хирург с гор­достью причисляет себя к русской хирургической школе.

ОСНОВНЫЕ ПЕРИОДЫ РАЗВИТИЯ ХИРУРГИИ

Истории человеческого общества присущи общие закономерно­сти. Развитие хирургии России и Беларуси подчинялась тем же зако­нам, что и развитие мировой хирургии. Процессы, происходящие в человеческом обществе, неизменно отражались на развитии хирургии. Расцвет государства сопровождался бурным развитием хирургии, упадок - резким замедлением её. В тоже время медицина на террито­рии России и Белоруссии на всех этапах развития имела свои само­бытные черты.

В истории отечественной хирургии следует выделять те же пе­риоды развития, что и в истории мировой хирургии: 1) эмпирический период; 2) анатомический период; 3) период великих открытий; 4) фи­зиологический.

Отличительной особенностью можно считать, только то, что об истории наших народов известно только с первых столетий нашей эры. Поэтому история славянских народов - это история менее про­должительная, охватывающая два тысячелетия нашей эры.

ЭМПИРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

По археологическим данным человек на территории европей­ской части России и Беларуси появился примерно 100-35 тыс. лет то­му назад, но в результате ряда причин развитие людей здесь задержа­лось на тысячелетия. Только в 1-2 веке нашей эры в этом регионе поя­вились поселения людей. Наши предки славяне начали расселяться здесь только в 6-8 веках нашей эры, создавая прототип государства.

Археологические раскопки свидетельствуют, что зачатки хирур­гии уже были у славянских племен в этот период. Маврикий в конце VI в. в своем «Стратегиконе» писал, «что славяне пользовались стре­лами, смоченными сильнодействующим ядом. Сами же они профи­лактически принимали противоядие, а в случае ранения пользовались другими вспомогательными средствами, известными опытным вра­чам, иссекали место ранения, чтобы яд не распространялся на осталь­ной части тела». Данное высказывание подтверждает предположение, ч то у славян в древние времена были известны опытные врачи, вла­девшие хирургическими методами лечения. При раскопках курганов археологи нашли многочисленные костные останки людей со следами повреждений и заболеваний с прижизненными заживлениями: «на­ростами на костях, должно быть, болезненного происхождения», «вдавлення черепа во многих местах, а также разновидные на них на­росты и бугры», сросшиеся переломы костей ног, рук, ребер и челю­стей.

Все эти «неправильности, происходящие от болезней и от меха­нических повреждений, находятся на остовах всех эпох» (Г. X. Татур) Обнаружены трепанационные отверстия в черепах.

У восточных славян были обширные познания о болезнях. Наши предки различали такие хирургические болезни: рожа, ожог, рана, пе­релом кости, грыжа, боли живота, колотье в боках. Лечение осущест­вляли лекари, у которых большой популярностью пользовалось “реза­ние”, “рукоделие”, т. е. хирургическая помощь. Лекари имели в своем распоряжении хирургические “снасти” (инструменты). Различные же­лезные шилья и иглы применялись для прокола гнойников, сшивания разорванных тканей человека; ножи, пилы, долота для выполнения ампутаций и удаления инородных тел; песты и зернотерки для изго­товления лекарственных снадобий: отваров, мазей, порошков, насто­ев. Объем хирургических манипуляций был традиционным для древ­него человека: остановка кровотечений, удаление инородных тел, вскрытие гнойников, обработка ран, ампутации. Интересно, что древ­ние славяне умели зашивать раны, используя суровые конопляные нитки, “струны” из ниток изготовленных из брюшины молодых жи­вотных. В качестве перевязочного материала применялась баранья шерсть. Известны им были болеутоляющие средства - красавка, боли­голов, опий. Среди народных лекарей Руси были костоправы, камне-сечениы, очные, кильные (грыжевые), чечуйные (по лечению гемор­роя) и т. д. Специализация сірого соблюдалась. Когда сделан диагноз, знахарь приступает к лечению болезни заговорами, травами и други­ми средствами. Но когда при исследовании находит, что болезнь не его специальности, например, “рожа”, а не колтун, знахарь заявляет об этом больному и направляет его к другому специалисту. Если болезни сложные, т. е. та и другая вместе, что обеспокоено, находят знахари, то они лечат только по своей специальности, например, колтун, а для исцеления от “рожи” отсылает больного к другим сведущим лицам». Знания знахарей и лекарей того периода базировались как на переда­ваемом народном опыте, так и на знаниях соседних народов. Имеется много указаний на то, что волхвы читали и составляли врачевательские книги.

Киевская Русь

В конце первого тысячелетия нашей эры было создано первое восточнославянское государство - Киевская Русь. В центре его терри­тории и оказались земли, на которых позднее сложилась белорусская народность.

В ІХ-Х вв. Древнерусское феодальное государство было одним из прогрессивнейших. Оно сыграло важную роль в экономическом, политическом и культурном развитии восточных славян, ускорив процесс формирования древнерусской народности. Наряду с экономи­кой, культурой дальнейшее развитие получила и медицина. В XI веке на Руси существовали: 1) светская медицина, 2) церковно­-монастырская медицина, 3) народная медицина.

Разумеется, наиболее передовая светская медицина была дос­тупна только правящей элите. При княжеских дворах работали врачи из стран Востока, которые привнесли в медицину славян достижения арабских хирургов. Кроме того, Киевская Русь поддерживала куль­турные и экономические связи с Византией, наиболее цивилизованной страной того периода, образованные люди Киевской Руси были зна­комы с трудами греческих, римских и византийских врачей.

Однако, государство не устранялось от решения вопросов меди­цинской помощи населению. В Киевской Руси существовала также бесплатная (“безмездная”) монастырская медицина. Она оказывала медицинскую помощь представителям низших классов. В монастырях населению оказывали помощи безмездные монахи (не бравшие мзду- плату). Объем оказываемой в монастырях хирургической помощи был небольшим: вправление вывихов, кровопускание, вскрытие гнойни­ков, прижигание ран, язв, и др.

В Киевской Руси довольно рано возникли стационары. К сере­дине X века княгиня Ольга организовала первую больницу. Устав кня­зя Владимира Святославича, предусматривал создание “монастырских больниц”, для лечения больных и приюта увечных. В XI веке в Киево­-Печерском монастыре Феодосием Печерским основана одна из пер­вых больниц, а в 1091 году в Переславле митрополитом Ефремом бы­ла устроена больница для бесплатного врачевания людей безо всякого звания. На содержание больниц и инвалидов был установлен особый налог - “десятина”

Но не только Киев был медицинским центром того времени. На территории нынешней Беларуси центром основания больниц и дея­тельности врачей был Туров. Туровское княжество в вопросах меди­цины серьёзно соперничало с Киевом. Подобные больницы существо­вали также в Полоцке, Пинске.

Основная часть населения пользовалась методами народной ме­дицины, передаваемой из поколения в поколение. Лекари Киевской Руси умели лечить раны, вправлять грыжи, лечить переломы, вправ­лять вывихи, ампутировать конечности, иссекать омертвевшие ткани, вырезать опухоли, удалять зубы. Эти оперативные вмешательства осуществлялись в бане. Одновременно такие лекари занимался стрижкой волос, бритьем. В результате сложился тип хирурга, широко распространившийся в средневековой Европе - сочетание цирюльни­ка и банщика одном лице.

О хирургической деятельности лекарей Киевской Руси свиде­тельствуют медицинские инструменты. В Турове и Пинске обнаруже­ны пинцеты, ножницы, иглы, долота, пилки и другие инструменты, которые использовались в хирургической практике. Довольно часто деятельность лекарей-цирюльников была успешной. При раскопках в Гродно, относящихся к XII в., найдены останки людей, перенесших травмы. На одном их черепов видны следы ударов, нанесенных тон­ким вибрирующим клинком, вероятно саблей, второй сохранил впив­шуюся в кость стрелу арбалета. В обоих случаях пострадавшие оста­лись жить, получив соответствующую помощь.

Интересно как в Киевской Руси решались вопросы оплаты лече­ния. Кроме специальных налогов на содержание больниц, предусмат­ривалось и денежное возмещение пострадавшим для проведения ле­чения. В мирском договоре Великого Киевского князя Олега с Визан­тией (912 г.) есть положение об уплате пострадавшему штрафа за на­несение ран. “Если ударит, кто мечом или будет бить каким-либо дру­гим орудием, то за тот удар или битье пусть даст пять литр серебра по закону русскому”. Такие же договора были с поляками, голландцами и Ригой. В “Правде Русской” (“Правда Роська”) Ярослава Владимиро­вича (1036г.) также предусматривались наказания за нанесения травм и оплата лечения.

Многосторонний медицинский опыт врачевателей раннефео­дального периода обобщался и передавался из поколения в поколение не только в устной форме, но и в письменных источниках. В произведениях XI-XI1 вв. (Иллариона Киевского, Кирилла Туровского, Вла­димира Мономаха, Даниила Заточника) нередко встречаются описа­ния болезней, высказываются суждения о вопросах врачевания, при­водятся способы, как производить очистку и сшивание раны, наложе­ние на нее “привузов” т. е. повязок и пластырей.

Наряду с собственными книгами в Киевской Руси использова­лась медицинская литература других народов. С XI века широкое хо­ждение на Руси имел трактат “Физиолог”, являющийся собранием ра­бот античных врачей, в которых изложены естественнонаучные дан­ные, имеющие отношения к медицинской практике. В последствии этот трактат был видоизменен переписчиками применительно к при­роде Древнерусского государства.

Хирургия в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой

13 век стал роковым для наших народов. Распад Киевской Руси, захват большинства русских княжеств татаро-монголами на 5 столе­тий разделили народы, проживающие на территории европейской час­ти России и Беларуси. Западнорусские земли в конце 13 века вошли в состав Великого княжества Литовского, а в 16 веке Литовское княже­ство, объединившись с Польским королевством, образовало единое государство - Речь Посполитую. Традиции оказания медицинской по­мощи были преемственно сохранены на территории Беларуси и после ее включения в состав Великого княжества Литовского. При переходе в Литву процесс “шпитального дела был на древнерусской основе”. В тоже время следует отметить, что западнорусские земли, избежав та­тарского нашествия, получили возможность более быстрого развития и экономики, и культуры, и медицины. Поэтому в первые столетия своего существования и Княжество Литовское и в дальнейшем Речь Посполитая были более высокоразвитыми государствами, чем Мос­ковская Русь. Соответственно такое положение отразилось на разви­тии медицины и хирургии в частности.

Тесная связь Литовского княжества с европейскими странами обусловила формирование медицины по их подобию. Характерно для этого периода сильное влияние церкви, которая сдерживала развитие хирургии. В тоже время католическая церковь на западнорусских зем­лях не имела такого как в Европе сильного влияния. Все эти обстоя­тельства обусловили некоторые самобытные черты хирургии белорус­ских земель.

В средневековой Беларуси медицинской практикой занимались лица различной квалификации, местные и иностранцы. В этот период на территории Беларуси также как и в европейских странах, хирургиче­скую помощь населению оказывали цирюльники, “бальвежи” (бальверы), брадобреи, “портачи” и “приходни” (недоучившиеся цирюльники).

Слово “цирюльник”, по мнению некоторых исследователей, про­исходит от искаженного греческого “хейрургас” или “рукодельник”. В это время практически не было разницы между брадобреями и хирур­гами, все они занимались лечением и назывались цирюльниками.

Цирюльники выполнял широкий круг ручной работы: от бритья бороды и срезания мозолей до ампутации конечностей, вправления вывихов и грыжесечений. Они оказывали помощь на дому у больных, у себя дома, а иной раз на улице или на рынке.

В XIV- XV1I1 в Бресте работало 28-32 цирюльников Слониме и Слуцке - 5-7. В ряде городов (Вильно - 1552г., Брест - 1629, Минск - 1635г, Полоцк - 1642г., Гродно - 1649г) они объединялись в цеха также как и другие ремесленники, они получали подтвердительные грамоты о открытии своих цехов. Уставы цирюльников белорусских городов составлялись по аналогии с уставами ранее возникавших це­хов цирюльников Кракова, Гданьска, Варшавы и утверждались коро­лем. В приведен, выданной Владиславом 14 августа 1642 г “Полотским цирюльникам на право составления ими цеха”, говорилось, что “на таковую просьбу цирюльников города Полотска милостиво сни­зошли и жалуем им и утверждаем цеховое право и артикулы такие же, какие имеют цирюльники столичного города нашего Вильни”.

Первый цех цирюльников на западнорусских землях возник в Вильно (1552). В нем предусматривалось, что вступающий в цех дол­жен «уметь наточить бритву, ножницы и пущадло - согласно обычаям нашего ремесла, должен также приготовить серую мазь и бурую, и русскую мазь, и черную и зеленую мазь, и порошок приготовить для сломанной кости».

В уставе строго регламентировались этические нормы поведе­ния членов цеха: “Мастера не должны один другому в его лечении па­костить... А если бы к которому из мастеров привезли раненого чело­века, а сам один не сможет ему помочь, тогда должен иным мастерам то объявить и к себе на помощь взять. А если бы такого не учинил, а тот раненый помрет и придет на него беда, тогда в cрамоте останется”.

Цеха цирюльников не отличались от цехов других ремесленни­ков: они состояли из мастеров (братьев), подмастерьев (товарищей) и учеников (хлопцев). Власть в цехе принадлежала мастерам. Мастера выбирали старшину и ключника, которые ведали административными делами цеха, хранили королевские привилеи и кассу.

Цеха были школами цирюльников. Для приобретения цирюльнического искусства не требовалось общеобразовательной подготов­ки. Будущий цирюльник должен был представить документы, свиде­тельствующие о законном рождении и происхождении от почтенных родителей. Преимущество при приеме в цех предоставлялось наслед­никам членов цеха.

Процесс учебы продолжался годами: обучающиеся проходили несколько ступеней: ученика (хлопца), полутоварища, подмастерья (товарища), мастера (цирюльника). У мастера могли одновременно учиться два хлопца и один подмастерье (товарищ). После трех­-пятилетнего обучения хлопец переводился в разряд товарищей. На определенном этапе будущие цирюльники проходили практическую стажировку в путешествии (“вендровке”). Товарищ, в свою очередь, после нескольких лет обучения, включая “вендровку” по другим го­родам, подвергался специальному экзамену, на котором он должен был продемонстрировать свои знания и “показать пробные штуки”. После сдачи экзамена подмастерье получал звание мастера. Чтобы стать мастером, ученик должен был знать “любую часть человеческо­го тела от макушки до стопы”, уметь распознавать часто встречаю­щиеся болезни, владеть различными манипуляциями, уметь лечить раны, вывихи, делать кровопускания, правильно пользоваться инст­рументами, накладывать пластыри, готовить и применять мази, кро­воостанавливающие и противоожоговые средства. Такое обучение ци­рюльников было принято в большинстве стран Европы. Лица, полу­чившие подготовку вне цеха или не выдержавшие внутрицеховых по­рядков и ушедшие из него, назывались “портачами”. Они, как и стран­ствующие цирюльники “приходки”, преследовались цирюльниками и изгонялись.

Кроме обучения, цеха обязаны были охранять права лиц медицинской профессии.

Кроме обычных лечебных манипуляций, цирюльники часто вы­полняли смелые и оправданные операции. Вот как одно из таких вме­шательств в своем дневнике описывает оперированный шляхтич Иг­натий Лаптинский из-под Мстиславля.

«Два цирюльника обнаружили у него на третий день после ра­нения признаки газовой гангрены нижней конечности. Дав постра­давшему выпить стакан водки. Они приступили к операции. Один из цирюльников сделал разрез “от раны до раны”, протянув сапожную иглу через края и сложив вдвое нитку и приподняв так, что потяну­лась кожа, и по здоровому месту, на котором не было ни черноты, ни посинения, резанул бритвой. Когда цирюльник сделал несколько больших разрезов, каждый раз протягивая иглу, показалась белая кость. Рана же сделалась большая - на 1,5 четверти локтя длиной и более чем на 0,5 четверти шириной. Окончив операцию, цирюльник взял еще стакан водки и вылил мне ее на рану, это вызвало у меня та­кую боль, что ни сказать, ни крикнуть я не смог, но эта боль не дли­лась долго, и рана очистилась. Послеоперационный период протекал благополучно». Этот пример свидетельствует о высокой квалифика­ции цирюльников и дает представление о методах обезболивания и дезинфекции ран в то время.

Кроме цирюльников-ремесленников на территории Белоруссии в 14 веке начинают работать врачи с высшим медицинским образова­нием (доктора медицины). В этот период подготовка врачей с высшим медицинским образованием проводилась в Праге и Кракове, где уже в конце 14 и начале 15 веков были созданы “бурсы” (колонии) для “ли­товцев” и “русских” для обучения врачебному делу выходцев из Ве­ликого княжества Литовского. Но следует отметить, что врачи с выс­шим образованием не занимались хирургией, так как в этих универси­тетах подготовка велась, как и во всех европейских, где преподавание хирургии было запрещено.

Цеховая организация цирюльников сыграла большую роль в развитии хирургии белорусских земель, под её влиянием возникли бо­лее совершенные формы медицинского дела, начали создаваться ле­чебные шпитали. Они открывались и содержались магистратами, пра­вославными и католическими соборами, монастырями, братствами, феодалами, а также цеховыми объединениями цирюльников. Шпита­ли открылись в Витебске не позднее 50-х годов XV века, в 16 веке в Полоцке. “Люди медицинского звания” были также при дворах вели­ких князей и крупных магнатов (Радзивилов, Чарторийских, Сапег, Хрептовичей и др.).

Шпитали объединяли функции лечения и презрения с предпоч­тением функции лечения. Лечение осуществляли приглашенные медико-хирурги и цирюльники. Они выполняли операции, регулярно осматривали больных, записывали состояния больных и сделанные назначения, т. е. вели медицинские документы, явившиеся предшест­венниками современной истории болезни.

В 15-16 веках число врачей на белорусских землях, постоянно увеличивалось. Благодаря тесным связям с европейскими странами медицина белорусских земель в этот период значительно укреплялась, обогащалась, становилась на один уровень с европейской. По разным причинам многие белорусские лекари работали в Российском госу­дарстве. Интересен тот факт, что Дмитрий Долгорукий по повелению русского царя во время русско-польской войны 1654-1667 гг. отсылал белорусских лекарей для работы в Российский лекарской приказ. Это подтверждает, что квалификация белорусских врачей оценивалась вы­соко. Белорусские лекари привезли много книг в Московское государ­ство, в дальнейшем по ним учились многие русские врачи. Следует отметить, что эта медицинская литература была издана не только в европейских странах, но и в Литовском Княжестве. Только за столе­тие в бывшем Великом княжестве Литовском, с 1525 по 1625 г. было напечатано примерно 698 книг, в том числе 5 медицинских.

Хирургия Московской Руси

Татаро-монгольское иго на несколько столетий затормози­ло развитие культуры, науки и медицины в восточно-русских землях. Еще в XIУ и ХУ веках на московской Руси не было на­учных центров изучения медицины, обучения хирургии не про­водилось. Оказание хирургической помощи проводилось лекаря­ми, основывающихся в своей деятельности на народную медици­ну. Среди них выделяли лечцев, кровопусков, костоправов, зубоволоков, камнесечцев, очных мастеров. Укрепление централизо­ванного Московского государства в 16-17 веках благоприятно сказалась на развитии в этот период хирургии. В конце 16 века для организации медицинского дела был учрежден Аптекарский приказ, который являлся руководящим медицинским учреждени­ем. В его обязанности входила подготовка врачей. В России обу­чению оказанию хирургической помощи стали уделять внимание раньше, чем в Европе. Первые костоправные школы были учре­ждены в Московии царем Алексеем Михайловичем в 1654 г. Хи­рургическая помощь в тот период оказывалась царскому окруже­нию, боярам иностранными врачами, а для нужд армии и граж­данского населения готовили приказных лекарей. Следует отме­тить, что в России в отличие от Западных стран не было унизи­тельного разделения врачей на докторов и хирургов. Любой рус­ский врач должен был владеть хирургическими манипуляциями, и при получении звания врача получал набор хирургических ин­струментов. Система подготовки приказных лекарей была сле­дующей. Из грамотных детей стрельцов, ремесленников набира­ли обучающихся. Обучение проводили иностранцы или свои ле­кари с большим опытом. Учеба длилась 5-6 лет. После этого только присваивалось звание лекаря. Приказные лекари осуще­ствляли перевязку ран, остановку кровотечений, лечение пере­ломов и вывихов, производили ампутации, вскрывали гнойники, удаляли секвестры.

В 17 веке вновь начали создаваться стационары, в том чис­ле хирургические. В начале они создавались при осаде городов вражескими войсками, а в 1682 году указом царя в Москве был открыт первый стационарный госпиталь. Ради справедливости следует отметить, что в этот период Российское государство на­ходилось в некоторой самоизоляциии, поэтому многие научные медицинские открытия или не доходили или доходили из Европы со значительным опозданием. Значительный прогресс в развитии хирургии, как и в прочем многих других сторон жизни, связан с именем Петра 1. Поэтому анатомический период для русской хи­рургии наступил во времена его правления.

АНАТОМИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Общеизвестно, что Петр I был высокообразованным человеком своего времени, он неоднократно выезжал в Европу на учебу, посылал учиться перспективную молодежь, приглашал известных ученых. Не обошел он стороной и хирургию. Петр I познакомившись со многими европейскими медиками, посмотрев анатомические театры, госпита­ли, операционные многое перенес в Россию. Он пригласил из Голлан­дии хирурга-анатома Николая Бидлоо, который стал лейб-медиком царя и соратником его в развитии медицинского дела в России. Н. Бидлоо внес огромный вклад в развитие русской хирургии - он почти 30 лет вел преподавание практической хирургии, привлекал в школу русских учеников.

Петр 1 и сам проявлял интерес к анатомии и хирургии. Он не только любил присутствовать на вскрытии трупов и операциях, но и пытался сам это делать. У него был собственный набор хирургических инструментов. Петр 1 сам перевязывал раны, рвал зубы. Известен ис­торический факт, когда он отважился на более серьезную операцию. Жене одного голландского купца, болевшей водянкой живота, Петр I вскрыл брюшную стенку и выпустил жидкость. Больная правда умер­ла. Но заслуга Петра это конечно не хирургическая деятельность, а его роль как царя в организации медицинской службы. В течение пер­вой четверти 18 века было организовано 10 госпиталей и 500 лазаре­тов, создана система подготовки врачей.

В 1706 г. по указу Петра I в Москве за рекой Яузой был открыт госпиталь, в 1707 г. при нем была открыта лекарская школа. Ныне это старейшее лечебное учреждение является Центральным госпиталем Российской Армии имени Н. Н. Бурденко. Возглавил госпиталь Н. Бидлоо. Лекарская школа при госпитале выпускала врачей с широкой медицинской подготовкой. Много внимания уделялось хирургии. Вы­пускники умели выполнять операции, лечить раны, переломы вывихи язвы, свищи. В 1704 г. в Петербурге открыт первый в мире завод хи­рургических инструментов, существующий и поныне как завод “Красногвардеец”.

В 1716 и 1719 гг. по указу Петра I были открыты в Петербурге соответственно Военный и Адмиралтейский госпитали со школами по обучению хирургии. Позднее была открыта Кронштадская школа. В1733 г лекарские школы были преобразованы в медико-­хирургические школы. В них значительно было расширено обучение хирургии. Учащиеся изучали анатомию и отрабатывали операции на трупах, а практическое обучение проходили в госпиталях. В XV111 в. профессорам хирургии в инструкциях по преподаванию предписыва­лось: “...оператор должен приказать, чтобы во время операции все инструменты находились на своем месте и были в таком состоянии, как будто операция происходит на живом человеке”.

Уже в 1786 г. медико-хирургические школы преобразуются в училища, которые получили право готовить не только практических врачей, но и научные кадры, присуждать ученые степени. Знамена­тельным для отечественной хирургии стал 1798 г., когда на базе учи­лищ открылись медико-хирургические академии в Петербурге и Мо­скве. Создание медико-хирургических академий положило начало создания научных хирургических школ. Огромное значение в созда­ние системы подготовки хирургических кадров сыграл и медицинский факультет Московского университета (1755), организованный в 1765 году. Набор студентов проводился один раз в 3 года. Каждый профес­сор имел свой курс, обучение длилось три года. После выпуска про­фессора набирали новый курс. Развитию хирургической науки спо­собствовало открытие университетов и медицинских факультетов при них: Казани - в 1804г., Харькове - в 1805 г., Киеве - в 1834 г. В 1844 г. произошло объединение медицинского факультета Московского университета и Московской медико-хирургической академии

На начальных этапах создания медико-хирургических школ, академий, Московского университета хирургия преподавалась профессорами-иностранцами. Но постепенно выросли великие русские хирурги. Значительный вклад в развитие русской хирургии внесли П. А. Загорский, К. И. Щепин, И. Ф. Буш, И. В. Буяльский, Е. О. Мухин.

Первым русским профессором хирургии был К. И. Щепин (1728-1770). Основной заслугой К. И. Щепина (1728-1770), является разработка системы подготовки хирургов и составление программы обучения.

Сложности организации обучения во многом были обусловлены отсутствием учебников на русском языке. Первые такие учебник были созданы по анатомии П. А. Загорским, а по хирургии И. Ф. Бушем.

П. А. Загорский (1764-1846), является основоположником рус­ской анатомической школы, посвятил много времени развитию уче­ния о связи формы органов с их функцией. Ему принадлежит первое отечественное руководство по анатомии.

Основоположником хирургической школы в Петербурге явился И. Ф. Буш (1771-1843), ученики его работали в университетах Виль­нюса. Москвы. Петербурга. Им очень много сделано для улучшения преподавания хирургии в Петербургской медико-хирургической ака­демии, а его учебник “Руководство к преподаванию хирургии” (1807) долгие годы был настольной книгой для студентов и хирургов.

И. В. Буяльский (1789-1866) - талантливый анатом-хирург, ху­дожник, и руководитель. Он создал оригинальные “Анатомо­-хирургические таблицы”, которые были переведены на европейские языки и использовались для обучения хирургов не только в России, но и в Европе и Америке. Сам И. В. Буяльский был блестящим хирургом, выполнял сложнейшие по тем временам операции - удаление анев­ризм, резекцию верхней челюсти. И. В. Буяльский руководил заводом медицинских инструментов и наладил выпуск многих оригинальных хирургических приспособлений, некоторые из них (например, лопатка Буяльского) применяются и-сейчас. Деятельность И. В. Буяльского существенно способствовала становлению и признанию русской хи­рургии, определила дальнейшее направление ее развития.

В этот же период в Московском университете успешно работал профессор Е. О. Мухин (1766-1850). Начав свою медицинскую дея­тельность военным фельдшером в войсках А. В. Суворова при осаде Очакова, он прошел путь от подлекаря и прозектора Лефортовского госпиталя до ординарного профессора и декана медицинского фа­культета. Е. О. Мухин был выдающимся оператором и создал школу русских хирургов и анатомов. Именно Е. О. Мухину мы обязаны тем, что в мировой хирургии появилась звезда первой величины, родона­чальник современной хирургии - Н. И. Пирогов.

Воссоединение белорусских земель с Россией

Организация медицинской помощи на белорусских землях в конце 18 - первой половине 19 века. В конце XVIII века воспользо­вавшись глубоким экономическим и политическим кризисом в Речи Посполитой, Австрия, Пруссия и Россия осуществили три раздела её территории. Белорусские земли были воссоединены с Россией. В 1772 г. - земли восточнее рек Друти и Днепра и севернее Западной Двины с городами Полоцк, Витебск, Орша, Могилев, Рогачев, Гомель; в 1793 г. - центральная часть земель с городами Минск, Борисов, Бобруйск, Слуцк, Речица, Мозырь, Пинск; в 1795 г. - остальные земли отошли к России.

После воссоединения белорусских земель с Россией на них было введено российское административное деление, управление и обще­российское законодательство. Процесс включения в общероссийскую жизнь шел не везде одинаково: более интенсивно на восточных зем­лях, более умеренно - на землях, отошедших к Российской империи по второму разделу, и весьма сдержанно — на западных. Соответст­венно по мере вхождения белорусских земель на них перестраивалось медико-санитарное дело.

Медицинские учреждения, организации и способы медицинской помощи (шпитали, цеховые объединения цирюльников и. т. д.) Речи Посполитой упразднялись, врачебно устройство реорганизовалось по российским принципам. После присоединения на белорусских землях осталось работать очень мало врачей и цирюльников, служивших еще в Речи Посполитой. Оставшиеся врачи для получения права на меди­цинскую деятельность и государственную службу должны были сдать специальный экзамен, после которого только немногие были допуще­ны к врачебной практической деятельности.

I) западных губерниях были организованы Приказы обществен­ного призрения, которые руководили медицинской деятельностью. Они открывали и содержали богоугодные заведения (больницы, си­ротские дома, дома скорбящих и др.), госпитали и лазареты, нанимали и увольняли медицинских чинов. Такие Приказы появились в Моги­левской и Полоцкой губерниях в 1781 г., а в Витебске и Минске в 1796г. В Гродно и в Вильно функции Приказов выполняли созданные в 1795 г. госпитальные комиссии. В уездах были введены должности уездных врачей, которые должны были пользовать “больных людей всякого состояния по целому уезду, без требования за свой труд воз­даяния”. С 1797 г. создаются губернских врачебные управы в составе “инспектора или штадт-физика, оператора и акушера, имеющих зва­ние доктора или штаб-лекаря, избираемых по знаниям, доказанным на самых опытах, и заслугах”, которые должны были стать “блюстителя­ми здравия... по воинской и гражданской части”. Врачебные управы принимали на работу в губернию врачей, “кои имеют от Медицинской коллегии дозволение производить свободное лечение”. Оказание хи­рургической помощи возлагалось на оператора управы.

В губернских городах начали открываться больницы. Первая была открыта в 1799 году в Минске. Лечение больных в губернских больницах поручалось одному из членов врачебной управы, уезд­ному или городовому врачам, а для проведения хирургического вмешательства приглашался оператор врачебной управы. Для ока­зания медицинской помощи населению губерний возникла необхо­димость организации больниц в уездных городах и в крупных селе­ниях. Но открываться они начали только в начале 19 века. В Витеб­ской губернии с 1822 по 1825 г. были открыты больницы в семи уез­дах, в 1828 г, - во всех уездах, кроме Лепельского. Открытие уездных больниц проходило по военному ведомству, поэтому вна­чале в них оказывалась помощь только военным и арестантам. В 1830 г, витебский генерал-губернатор обратился к управляющему Министерством внутренних дел “об исходатайствовании разреше­ния о приеме в учрежденные для военнослужителей больницы раз­ного звания людей, впавших в болезнь”. Управляющий Министер­ством внутренних дел Ф. Енгель 17 декабря 1830 г. дал витебскому губернатору положительный ответ. В уездных больницах в это вре­мя оказывалась хирургическая и акушерская помощь, проводилось лечение сифилиса, осуществлялось призрение умалишенных. Лече­ние проводилось за плату уездными или городовыми врачами. Пра­вом бесплатного лечения пользовались только арестанты, больные сифилисом и очень бедные (по соответствующим удостоверениям местной полиции).

Медицинские учебные заведения на территории Беларуси

На территории Беларуси работали хирурги, получившие образо­вание в университетах Российской империи и Петербургской медико-­хирургической академии, а также в Виленском университете и Вилен­ской медико-хирургической академии.

Первое высшее учебное заведение на белорусских землях было организовано в Гродно ещё во времена Речи Посполитой. Подскарбий Великого княжества Литовского Антоний Тизенгауз основал в 1775 Гродненскую медицинскую академию. Возглавил ее профессор ака­демии, хирургии и истории естествознания Лионского медицинского коллежа Жанн Эммануелл Жилибер. В 1779 Ж. Э. Жилибер сообщил королю Станиславу Августу о первом выпуске (12 человек) Гроднен­ской медицинской академии. Низкий уровень образования в Речи По­сполитой обусловил трудности комплектации академии учащимися. Поэтому учащихся делили на 2 группы: представители привилегиро­ванных классов и лица выдающихся способностей готовились на должности городских врачей, а “все прочие” на должности провинци­альных врачей и хирургов. В 1781 году академия была переведена в Вильно.

В подготовке врачей для белорусских губерний в конце XVI11 в. - в первой половине XIX в. главную роль играла Виленская высшая медицинская школа, которая была основанная в 1781 г. Адукационная комиссия, созданная губернатором Литвы Репниным, разработала и представила на рассмотрение план реорганизации Главной Литовской школы в университет и “Устав или общие постановления Император­ского Виленского Университета и Училищ его Округа”, которые были утверждены 18 мая 1803 года.

В университете было четыре отделения или факультета, в том числе “отделение врачебных или медицинских знаний”, были органи­зованы “семь главных курсов и для оных семь профессоров”: курсы анатомии, патологии, врачебного веществословия (лекарствоведения), клиники хирургии, повивального искусства и акушерства и скотского лечения».

Медицинский факультет Виленского университета и затем ме­дико-хирургическая академия стали крупнейшими научными меди­цинскими центрами России и Европы. Общий подъем научной мысли в России и многих европейских странах в конце XVI11 в. - в первой половине XIX в активизировал деятельность медицинского факульте­та Виленского университета, медико-хирургической академии и Ви­ленского медицинского общества.

Ученые Виленскго университета поддерживали оживленные научные связи с Гуфеландом, Шталем, Дженнером, П. А. Загорским, М. Я. Мудровым, И. В. Буяльским, А. М. Филомафитским, Ф. И. Иноземцевым и многими другими видными учеными.

Здесь выросли в крупных ученых выходцы из белорусских гу­берний, ставшие профессорами медицинского факультета и медико­-хирургической академии, и продолжившие позднее свою деятельность в Петербурге, Москве,. Киеве, Варшаве, Казани.

М. Гомолиикий (1791-1861) - уроженец Слонимского уезда, был одним из самых талантливых и любимых учеников Иосифа Франка. М. Гомолицкий - с 1819 по 1827 г. возглавлял кафедру фи­зиологии Виленского университета. Занимаясь вопросами перелива­ния крови, он широко проводил эксперименты на животных. Резуль­таты исследований были опубликованы в работе “Исследования в об­ласти переливания крови (трансфузия) шприцем, производимые на собаках”.

В. Пеликан проводил научные исследования в области хирур­гии сосудов, оперативного лечения камней мочевого пузыря и почек и др. Защитил диссертацию, посвященную одной из тяжелых форм по­ражения сосудов - аневризме (“De anevrysmate, Petropoli”, 1815). Под­готовил несколько крупных хирургов своего времени.

К. Портянко - ученик В. Пеликана, профессор теоретической и практической хирургии и окулистики Виленского университета. Он был виртуозным хирургом, принадлежал к числу наиболее просве­щенных врачей своего времени и пользовался большой популярно­стью в Вильно. Его перу принадлежат работы посвященные исследо­ваниям опухолей матки, грыж мышц, ушных болезней, туберкулеза легких, а также заметки о вправлении вывихов. В 1818 году защитил докторскую диссертацию “О раке губы”, она была одной из первых диссертационных работ по онкологии.

К. И. Гибенталь Карл Иванович Гибенталь - родился в Кашин­ском уезде Тверской губернии в 1786 г. В 1805 г., пройдя обучение в Геттингенской и Марбургской академиях, получил степень доктора медицины. Начал свою работу полковым врачом русской армии. Сдав экзамен в Виленском университете и получив звание медико-хирурга с июня 1811 по июнь 1812 г. служил оператором и инспектором Мин­ской врачебной управы. Во время Отечественной войны 1812 г. был в действующей армии, принимал участие в Бородинском сражении. По­сле войны до 1815 года работал в Твери оператором и инспектором врачебной управы, но был уволен за “неуважение к начальству и бес­покойный характер”. С 1815 по 1839 г. выполнял обязанности инспек­тора Витебской врачебной управы. Поэтому К. И. Гибенталя можно по праву считать основателем Витебской хирургии. К. И. Гибенталь был блестящим хирургом, организатором медицинского дела, ученым с мировым именем.

Огромное историческое значение имеет предложение К. И. Ги­бенталя об использовании гипса для лечения переломов костей. К. И. Гибенталь применил впервые гипсовые повязки во время работы в

Минске. Об этом он рапортовал Петербургской медико­-хирургической академии 7 февраля 1812 г. А в 1816 г К. И. Гибенталь более подробно о данном методе сообщил в статьях, опубликованных на немецком языке одновременно в Риге и Лейпциге. В рижском жур­нале “Русский сборник по естествознанию и медицине” его статья на­зывалась “Новый способ лечения переломов костей”. Он считал, что “этим методом еще много пользы можно сделать”. В дальнейшем К. И. Гибенталь использовал гипс для лечения вывихов суставов и слож­ных переломов костей голени, ключицы, черепа и других костей. Позднее его метод получил распространение в Австрии (1818), Гер­мании (1828). Франции (1829).

К. И. Гибенталь одним из первых начал развивать костнопла­стическую хирургию в Беларуси. О своих экспериментальных опера­циях по пересадке кости он сообщил в работе “Остеопластика или ис­кусство заменить дефект кости человека костью животного” (1825). К. И. Гибенталь создал первый в России инструмент для удаления камня из мочевого пузыря, более надежный и простой, чем камнедробитель Сивиаля, которым пользовались в то время.

12 декабря 1805 г было основано Виленское медицинское обще­ство, которое объединило некоторых профессоров университета, вра­чей литовских и белорусских городов. Оно стало крупным очагом на­учной мысли. Крупные ученые Европы (Грефе, Лисфранк, Дюпюитрен, Гумбольдт) активно интересовались работой общества, присыла­ли ему в дар печатные труды. Со второй половины 1818 г. труды об­щества публиковались в трех томах “Dziennik medycyny, chirurgii і farmacii” (“Журнал медицины, хирургии и фармации”).

Члены Виленского медицинского общества активно исследовали действие эфира и использовали его в хирургической практике. В. Б. За­горский считал, что Л. Ляхович (уроженец Белоруссии) “первый в Рос­сии применил для наркоза при операциях эфир”.

Уровень научной медицинской мысли можно оценить по коли­честву диссертаций практических врачей, по далеко не полным дан­ным, в конце XVIII в. - первой половине XIX в. около 60 практиче­ских врачей белорусских губерний имели степень доктора медицины.

Много диссертационных работ были посвящены хирургиче­ским болезням: “О низкой ампутации верхней челюсти и ее частич­ном вылущивании” (1826) Ф. Пекарского, “О новом способе повязки, скрепляющем перелом ключицы” (1853) М. В. Бужинского, “О затечных абсцессах” (1825) А. Ходоровского, “О распространении скирра и рака” (1812) А. Савицкого, “Об опухолях мочевого пузыря” (1825) А. Р. Берендса, “О чревосечении” (1828) Н. Р. Левицкого, “О частичном вылущивании стопы” (1826) К. С. Забелло и др.

Исследования М. Гомолицкого, В. Пеликана, К. Портянко являются гордостью отечественной науки в целом и по своему значению не уступают лучшим достижениям европейской науки ке уступают лучшим достижениям европейской науки первой поло­вины XIX в., а многие из работ К. И. Гибенталя, А. Савицкого, А. Хо­доровского, Ф. Пекарского, М. Б. Бужинского имели общеевропейское значение.

К сожалению, к середине 19 века сначала Виленский универси­тет (1832), а затем и академия (1840) из-за участия студентов в вос­стании в западных землях указами Николай I были закрыты. Подго­товка врачей для белорусских земель осуществлялась практически до Великой Октябрьской революции на медицинском факультете Киев­ского университета. После закрытия медико-хирургической академии научная деятельность Виленского медицинского общества значитель­но снизилась.

Во второй половине 19 века, предпринимались попытки откры­тия высших медицинских заведений. В начале 60-х гг. витебское дво­рянство обратилось к Александру II с просьбой об открытии в Запад­ном крае высшего учебного заведения. Министр просвещения Д. А. Толстой в середине 70-х гг. поддержал идею открытия университета на территории Беларуси, он предлагал разместить университет в По­лоцке. Однако, комиссия Государственной думы по народному обра­зования посчитала, что Минск наиболее подходящее место для откры­тия медицинского факультета. Одновременно подготовку к открытию медицинского факультета было предложено вести Виленскому, Ви­тебскому и Могилевскому губернаторам. Но так до Великой Октябрь­ской революции и не было Открыто ни одного высшего учебного заве­дения на территории Беларуси.

ПЕРИОД ВЕЛИКИХ ОТКРЫТИЙ

Достижения российских и белорусских хирургов в конце 18 на­чале 19 веков позволили достигнуть российской хирургии уровня ев­ропейских стран. В этот период российские и белорусские хирурги столкнулись с теми же проблемами, что и хирурги во всем мире. Не­знание методов борьбы с инфекцией и отсутствие способов профилак­тики заражения ран во время операции, невозможность бороться с бо­лью во время операции и отсутствие способов обезболивания, неуме­ние полноценно бороться с кровотечением и отсутствие методов воз­мещения кровопотери препятствовали дальнейшему развитию хирур­гии. Период великих открытий в хирургии в России связан с деятель­ности великого русского хирурга Н. И. Пирогова.

В истории отечественной хирургии принято различать следую­щую периодизацию: 1) этап - допироговский период - от Петра I, ко­гда было введено преподавание хирургии до Н. И. Пирогова; 2) пери­од - начинается со времени, когда трудами Н. И. Пирогова сформиро­вана отечественная хирургическая школа и заложен фундамент со­временной хирургии.

Н. И. Пирогов (1810-1881) - гений русской науки. “Школа Пи­рогова - вся русская хирургия” - писал В. А. Оппель. Н. И. Пирогов родился в 1810 году в Москве. Выбор будущей профессии Николай Иванович осуществил во многом под влиянием Е. О. Мухина, кото­рый близок был с семьей Пироговых. В своё время Е. О. Мухин выле­чил опасно больного брата Николая Ивановича. Это событие оставило след в душе будущего гения русской хирургии и пробудило интерес у него к изучению медицины. Е. О. Мухин посоветовал отдать Н. И. Пирогова в медицинский университет, а учитывая, что к тому семья Пироговых разорилась Николай Иванович пошел учиться на менее престижную специальность - хирургию. Пирогов стал лучшим учени­ком Е. О. Мухина. Николай Иванович успешно в 18 лет окончил ме­дицинский факультет Московского университета. Правильно оценив способности Н. И. Пирогова, Е. О. Мухин помог выехать своему уче­нику для дальнейшего обучения за границу, вначале в Дерпт, а затем в Германию, немецкая школа считалась в этот период самой сильной хирургической школой. После возвращения из заграничной команди­ровки Н. И. Пирогов начал профессорскую деятельность в Дерптском университете, где проработал 6 лет. В начальный период Н. И. Пиро­гов очень много времени уделял изучению анатомии. Он считал, что хирург должен серьезно заниматься анатомией, так как без знания строения человеческого тела хирургия не может развиваться. Впервые применив метод замораживания и распила трупов («ледяная анато­мия»), он изучил на срезах взаимоотношение органов в 3 измерениях. Н. И. Пирогов изучил анатомические предпосылки остановки крово­течения (топографию сосудов), разработал методы перевязки аорты, язычной артерии, внебрюшинный доступ к подвздошным сосудам. Ему принадлежат уникальные работы: ‘Топографическая анатомия замороженных распилов человеческого тела, сделанных в трех на­правлениях”, “Хирургическая анатомия артериальных стволов и фас­ций”. Благодаря работам Н. И. Пирогова была создана прикладная (топографическая) анатомия, а его исследования в этом направлении сосудов сыграли важное значение для разработки методов борьбы с кровотечением во время операции. Базируясь на его работах, были разработана техника многих оперативных вмешательств.

В 1841 г. 31-летний Н. И. Пирогов, уже известный в мире хи­рург, получил приглашение в Петербургскую медико-хирургическую академию. Именно здесь проявился его многосторонний талант. Бла­годаря знаниям анатомии и хирургии он был виртуозом хирургиче­ской техники и прекрасным диагностом. Известен исторический факт установления точного диагноза раненому Гарибальди. До Н. И. Пиро­гова его консультировали знаменитые английские, французские, итальянские и немецкие (в том числе и Бильрот) хирурги и не могли установить правильный диагноз. Н. И. Пирогов без рентгенологиче­ского исследования определил наличие пули в пяточной кости. По его мнению, не менее важными для хирурга являются знания клиниче­ских проявлений заболевания. В работе “О трудностях хирургической диагностики и о счастье хирурга” Н. И. Пирогов писал: “Случай по-прежнему подкарауливает нас, по-прежнему достаточно ошибок в ди­агностике в зависимости от несовершенства знаний или от случайной причины, ослабившей внимание, - и роковой исход налицо”.

Кроме создания прикладной анатомии, основой определившей дальнейшее развитие хирургии являлись разработка методов обезбо­ливания, асептики и антисептики. Ни одну из этих проблем Н. И. Пи­рогов не обошел своим вниманием. В 1847 году он сообщил о своих экспериментальных работах по эфирному наркозу, спинальной ане­стезии, способах ректального, внутривенного и внутриартериального наркоза, в этом же году при взятии укрепления Салты в Дагестане впервые в мире применил эфирный наркоз в полевых условиях. Во­обще вопросам оказания помощи раненым он уделял много внимания. В 1854-1855 годах он был главным хирургом при осаде Севастополя. Н. И. Пирогова по праву считают основоположником военно-полевой хирургии. Принадлежащий ему классический труд “Начало общей во­енно-полевой хирургии” не утратил своего значения и до наших дней. В нем он обобщил весь свой опыт в военно-полевой хирургии и изло­жил основные принципы оказания помощи при боевых действиях: приближение медицинской помощи к полю боя, сортировка раненых, преемственность оказания помощи на этапах эвакуации, создание подвижных госпиталей. Принципы организации помощи раненым, разработанные Н. И. Пироговым, стали основой для доктрины военно­-полевой хирургии в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. Ни­колай Иванович привлек к работе с больными и ранеными сестер ми­лосердия. Имея большой опыт работы в зоне военных действий, стал­киваясь с различными повреждениями, он изучил и описал клиниче­скую картину травматического шока.

Важное историческое значение имеют его работы по асептике. Поняв, что “большая часть раненых умирает не столько от самих по­вреждений, сколько от внутригоспитального заражения”, Н. И. Пиро­гов еще до опубликования Пастером своих работ высказал правильное мнение о “миазмах” как причине нагноения и пиемии. Он считал, что причиной гнойных послеоперационных осложнений является заразное начало (“миазмы”), которое передается от одного больного другому. Переносчиком “миазмов” может быть также медицинский персонал.

Практически предвосхитив исследования Листера и Земмельвейса, с 1865 года Н. И. Пирогов начал применять для лечения ран раствор хлорной извести, йодную настойку, азотнокислое серебро, а для обработки стен палат и коек раствор железного купороса. Но не только практической хирургии Н. И. Пирогов посвятил свою жизнь. Он создал кафедру госпитальной хирургии, сформировав триединую систему изучения в высших учебных заведениях хирургии. Умер Н. И. Пирогов в 1881 году в своем имении под Винницей.

Ф. И. Иноземцев (1802-1869). Ф. И. Иноземцев (1802-1869) был современником Н. И. Пирогова. Вместе с Н. И. Пироговым он окон­чил Московский университет и обучался хирургии в Германии. Ф. И. Иноземцев возглавлял кафедру хирургии Московского университета. Его научные исследования были посвящены роли симпатической нервной системы в развитии ряда заболеваний. Большое внимание он уделял применению инструментальных методов исследований. Благо­даря деятельности Ф. И. Иноземцева в России широкое распростране­ние получили эфирный и хлороформный наркоз.

Внедрение методов асептики и антисептики, применение мето­дов обезболивания дала дальнейший толчок развитию хирургии в России. Причем российские хирурги ничем не уступали хирургам пе­редовых стран. Всего на пол года позже Бильрота М. К. Китаевский произвел резекцию желудка. Практически одновременно с европей­скими коллегами Н. В. Склифосовский и Н, Д Монастырский начали выполнять операции на желчных путях. Одним из важнейших итогов периода великих открытий можно считать создание русской хирурги­ческой школы. Многие русские хирурги внесли ощутимый вклад в развитие мировой хирургии.

Во второй половине 19 века в России возникли хирургические школы Н. В. Склифосовского, А. А. Боброва, П. И. Дьяконова, М. С. Субботина и др.

Н. В. Склифосовский (1836-1904) после Н. И. Пирогова счи­тался наиболее известным русским хирургом. Он заведовал кафедрой факультетской хирургии в Московском университете. Н. В. Склифо­совский считается основоположником отечественной асептики и ан­тисептики, пионером брюшной хирургии. Он видоизменил метод Листера, применяя в качестве антисептиков сулему, йодоформ. Н. В. Склифосовский был разносторонним хирургом: оперировал на желуд­ке, костях, головном мозге. Он разработал идеальную холецистэкто­мию, операцию по сопоставлению и фиксации костей известную как “русский замок”, усовершенствовал операцию наложения надлобко­вого свища, выполнял резекцию печени, оперировал мозговые грыжи. Н. В. Склифосовский стал продолжателем Н. И. Пирогова в разработ­ке вопросов военно-полевой хирургии. Придавая большое значение подготовке хирургов, он стал организатором Института усовершенст­вования врачей в Петербурге. Н. В. Склифосовский был одним из пер­вых организаторов создания хирургической печати.

М. С. Субботин (1848-1913) активно работал над развитием асептики и антисептики. Он создал специальную операционную, в ко­торой использовался предварительно стерилизуемый перевязочный материал. М. С. Субботин разрабатывал методы лечения гнойных за­болеваний грудной клетки, предложил метод торакопластики

А. А. Бобров (1850-1904). основываясь на успехах асептики, за­нимался вопросами лечения наиболее часто встречающих заболева­ний (грыж, аппендицита, геморроя и др.). Он разработал технику опе­раций при паховых и мозговых грыжах. Большую роль сыграли его работы по изучению и разработке методов лечения костного туберку­леза. А. А. Бобров интересовался вопросами предоперационной под­готовки больных и ведения послеоперационного периода. Огромной его заслугой следует считать разработку вопросов инфузионной тера­пии для лечения хирургически больных. Он создал специальный ап­парат, который используется и в наше время (аппарат Боброва). А. А. Бобров заложил основы современной урологии. Из его школы вышли такие блестящие хирурги как П. И. Дьяконов и С. П. Федоров.

П. И. Дьяконов (1855-1908). начав работать врачом земской больницы, стал руководителем госпитальной хирургической клиники Московского университета. П. И. Дьяконов является одним из осно­воположников легочной хирургии. Он одним из первых выполнил операцию на легком, произвел резекцию шейного и грудного отделов пищевода. Много внимания он уделил изучению хлороформного нар­коза. П. И. Дьяконов разрабатывал вопросы лечения паховых грыж, желчнокаменной болезни, лечения гнойных заболеваний плевры, он в числе первых произвел нефрэктомию, удаление камня из мочеточни­ка. П. И. Дьяконов был создателем и первым редактором журнала “Хирургия”.

Хирургия Беларуси во второй половине 19 века

Хирурги белорусских губерний также внесли свой посильный вклад в развитие хирургии. В 60-е гг. 19 столетия хирургические вме­шательства даже в больницах губернских городов проводились в еди­ничных случаях, а полостные операции были редким исключением. Так в 1864 г. в Минской губернии было сделано всего 33 операции. Вне­дрение методов обезболивания, асептики и антисептики позволили значительно расширить объем хирургической помощи. В 1883 г. в хи­рургическом отделении Могилевской больницы Приказа общественно­го призрения доктор медицины Л. Малиновский создал первую в Бела­руси специальную операционную с асфальтовым полом и водопрово­дом, а также обеспечил необходимую обстановку для вмешательств в асептических условиях. Белорусские хирурги применили йодную на­стойку для обработки операционного поля - раньше Гроссиха.

Благодаря расширению и укреплению научных контактов вра­чей белорусских губерний с врачами Росси и зарубежными врачами были внедрены новые оперативные вмешательства. Л. Малиновский производил пластические операции, трахеостомии, тонзиллотомии, операции удаления щитовидной железы по поводу зоба, секвестрото­мии, трепанации, и частичные резекции костей, резекции суставов, ампутации и вычленения конечностей, трепанации сосцевидного от­ростка, и др. Оршанский уездный врач И. С. Зархи в 1885 г. провел 6 операций по поводу гнойного плеврита. Первых полостные операции в асептических условиях начал делать минский доктор медицины Р. К. Яновский, который выполнил в 90 годах операции по поводу туберку­лезного перитонита, пупочной ущемленной грыжи, правосторонней кисты яичника. К началу XX в. в губернских больницах Белорусского края производились такие же операции, как и в лучших больницах то­го времени. Наиболее известными хирургами белорусских губерний были О. О. Федорович, Ф. К. Кодис, Е.В. Клумов, А. А. Катрухин

О. О. Федорович. Он работал в Минской городской больнице Приказа общественного призрения. О. О. Федорович перестроил хирур­гическое отделение в соответствии с требованиями асептики, оснастил отделение современным оборудованием и инструментарием и начал де­лать одним из первых полостные операции. Он разработал прибор соб­ственной конструкции для “вываривания” хирургических инструментов. О. О. Федорович одним из первых в белорусских землях начал приме­нять рентгенологические методы исследования. Он стремился к физио­логическому обоснованию оперативных вмешательств, к их функцио­нальному и косметическому совершенству. О. О. Федорович модифици­ровал операцию грыжесечения, которую изучил у Кохера. Первым в Бе­ларуси он произвел гастроэнтеростомию по поводу сужения привратни­ка желудка злокачественным новообразованием. Сфера его интересов охватывала операции на щитовидной железе, органах брюшной полости. Уделяя внимание подготовке хирургов, О. О. Федорович обосновал идею повышения квалификации земских врачей и вместе с Ф. К. Коди- сом начал проводить эту идею в жизнь.

Ф. К. Кодис (1861-1917) Ф. К. Кодис. был одним из наиболее квалифицированных хирургов Северо-Западного края. Он окончил Страсбургский университет и получил степень доктора медицины, в 1891 г. выдержал экзамен на право практики и на степень доктора ме­дицины при Петербургской военно-медицинской академии. С 1892 по 1901 г. Ф. К. Кодис работал в США. С 1896 г. занимал кафедру пато­логии и патологической анатомии в Вашингтонском университете. Возвратившись на родину, все время работал хирургом в Минской гу­бернской больнице.

Ф. К. Кодис занимался оперативными вмешательствами на мо­чевыводящих путях. Он выполнял такие операции как пересадка мо­четочников в мочевой пузырь, создание искусственного мочевого пу­зыря. Диссертация Ф. К. Кодиса “Переохлаждение животного орга­низма” была посвящена вопросам гипотермии. Он пришел к выводу, что в будущем удастся переохлаждать организмы животных на любое необходимое время.

А. А. Катрухин создал в Игуменской уездной больнице образ­цовое по тому времени хирургическое отделение с операционной. Он выполнял трепанации черепа, радикальные операции на среднем ухе, удалял зоб, производил ларинготомию при папилломе гортани (голо­совых связок), накладывал желудочно-кишечные и кишечные соустья и др. Операции А. А. Катрухин осуществлял под хлороформным нар­козом, спинномозговой тропо-кокаиновой и местной анестезией ко­каином Много внимание А. А. Катрухин уделял вопросам предопера­ционной подготовке.

Е. В. Клумов (1876-1944). Окончил Московский университет в 1902 г., начал работать в одном из самых отдаленных врачебных уча­стков Минской губернии, добился открытия здесь больницы и развер­нул многостороннюю хирургическую деятельность в ней. В годы пер­вой мировой войны Е. В. Клумов работал в госпиталях, а затем заве­довал хирургическим отделением Минской губернской больницы. В советское время он стал одним из самых популярных профессоров Минского мединститута, а в годы ВОВ - активным участников анти­фашистского движения. В 1944 г. он погиб в лагере смерти Тростенец под Минском.

Хирурги белорусских земель были в курсе всех новейших дос­тижений отечественной и зарубежной науки, энергично пропаганди­ровали лучшие образцы этих достижений, поддерживали личные свя­зи с российскими и зарубежными хирургами.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

В 20 веке отечественная хирургия, также как и мировая хирургия, базируясь на достижениях асептики и антисептики, обезболивания, от­крытии групп крови и разработке методов возмещения кровопотери всту­пила в физиологический период. Отечественные ученные внесли ощути­мый вклад в развитие хирургии. В 20 веке появилась блестящая плеяда выдающихся хирургов, с чьими именами связаны прорывы в различных разделах хирургии.

П. А Герцен (1871-1947) - стал основоположником московской школы онкологов. Он основал Московский онкологический институт, ко­торый носит его имя. Он разработал оригинальные операции при мозго­вых грыжах, раке пищевода (операция Ру-Герцена - замещение пищевода тонкой кишкой), заболеваниях перикарда.

С. И. Спасокукоцкий (1870-1943) продолжал развивать асептику и антисептику. Его способ обработки рук хирурга стал классическим. Он внес большой вклад в развитие абдоминальной и легочной хирургии

С. П. Федоров (1869-1936) - является основателем отечественной урологии, внес большой вклад в хиру ргию желчных путей.

B. Л. Оппсль (1872-1932) - основоположник отечественной эндок­ринной хирургии. Много внимание уделял развитию советской военно-­полевой хирургии.

А. В. Мартынов (1868-1934) - разрабатывал вопросы абдоминаль­ной хирургии, хирургии желчных путей и щитовидной железы. Основал Московское общество хирургов.

Н. Н. Бурденко (1876-1946) - основоположник отечественной ней­рохирургии, организовал Институт нейрохирургии, носящий теперь его имя. В годы Великой Отечественной войны был Главным хирургом Со­ветской Армии. Огромное внимание уделял развитию военно-полевой хирургии, разработал тактику этапного лечения раненых при их эвакуа­ции. А. В. Вишневский (1874-1948) - разработал методы местной (инфильтрационной и проводниковой) анестезии. Занимался вопросами во­енно-полевой хирургии.

С.С. Юдин (1891-1954) - внес огромный вклад в развитие хирур­гии желудка и пищевода.

Ю. Ю. Джанелидзе (1883-1950) - занимался лечением ожогов, пластической хирургией. Разработал оригинальные методы кожной пла­стики и методы вправления вывихов плеча и бедра. В годы Великой Оте­чественной Войны был главным хирургом Военно-Морского Флота.

П. А. Куприянов (1883-1963) - разрабатывал проблемы легочной и сердечно-сосудистой хирургии, много внимания уделял развитию анесте­зиологии и военно-полевой хирургии.

Н. Н. Петров (1876-1964) - один из основоположников отечествен­ной онкологии. Занимался пластической хирургией, трансплантацией тка­ней.

А.Н. Бакулев (1890-1967) - основоположник сердечно-сосудистой хирургии в нашей стране, основал институт сердечно-сосудистой хирур­гии, который сейчас носит его имя.

В.Ф. Войно-Ясенеикий (1877-1961) - разрабатывал вопросы диаг­ностики и лечения гнойно-воспалительных заболеваний. Принадлежащий ему труд “Очерки гнойной хирургии” является настольной книгой у со­временных хирургов.

Многие разработки отечественных хирургов в 20 веке имеют зна­чение не только для России и Беларуси, но и для мировой хирургии, и предопределили пути развития в наступившем 21 веке.

<< | >>
Источник: С.А. Сушков, В.В. Становенко, Л.А. Фролов. Курс лекций по общей хирургии. 2010

Еще по теме ЛЕКЦИЯ 3 ИСТОРИЯ ХИРУРГИИ (Часть 2):

  1. ЛЕКЦИЯ 2 ИСТОРИЯ ХИРУРГИИ (Часть 1)
  2. Глава 1 ИСТОРИЯ ХИРУРГИИ
  3. ЛЕКЦИЯ 4 АСЕПТИКА. АНТИСЕПТИКА (часть 1)
  4. М. Б. Мирский. История медицины и хирургии, 2010
  5. ЛЕКЦИЯ 8 ОСНОВЫ ТРАНСФУЗИОЛОГИИ (часть 1)
  6. ЛЕКЦИЯ 5 АСЕПТИКА. АНТИСЕПТИКА (часть 2)
  7. ЛЕКЦИЯ 10 ОСНОВЫ ТРАНСФУЗИОЛОГИИ (часть 3)
  8. ЛЕКЦИЯ 6 АНТИСЕПТИКА (часть 3)
  9. ЛЕКЦИЯ 9 ОСНОВЫ ТРАНСФУЗИОЛОГИИ (часть 2)
  10. Лекция I. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ГИГИЕНЫ. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ГИГИЕНЫ
  11. Вклад российских хирургов. Земская хирургия
  12. Сердечно-сосудистая хирургия, торакальная хирургия
  13. ЛЕКЦИЯ 1 Вступительная лекция.
  14. Herstory – ее иСТориЯ, иСТориЯ Женщин
  15. Лекции по курсу «Ветеринарная хирургия»
  16. Оперативная хирургия
  17. С.А. Сушков, В.В. Становенко, Л.А. Фролов. Курс лекций по общей хирургии, 2010
  18. ЗОЛОТОЙ ВЕК ХИРУРГИИ
  19. под ред. Г. П. Рычагова, П. В. Гарелика.. Общая хирургия, 2008
  20. Лекция. СПИД, 2011