<<
>>

«Акме», профессионализм и социальная адаптация человека: периодизация развития и типологии социальной активности человека

Проблема соотношения одаренности, гениальности и «нормы», адаптивности и реактивности, ситуативной и «надситуативной» активности, биологических и социальных детерминант профессиональных достижений, интервалов возрастной сензитивности, личностного и профессионального потенциала возникла в психологии не сегодня и периодически заявляет о себе в новых и новых контекстах.
В акмеологии она формулируется не как альтернатива, не как дизъюнкция, а как конъюнкция, как потенциал и как возможность максимально эффективной самореализации каждого человека.

Под акмеологией понимают научную дисциплину, изучающую закономерности и феномены развития человека до ступени его зрелости, при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии. Акмеология изучает развивающегося человека как индивида, личность, субъекта труда в процессе высокопрофессиональной деятельности (Абульханова-Славская, 1990; Бодалев, 1998; Деркач, Зазышн, Маркова, 2000; Маркова, 1996). Акме (от греч. - вершина, цветущая пора) - высшая точка, период расцвета личности, наивысших ее достижений, когда личность проявляет свою зрелость во всех сферах жизнедеятельности и, прежде всего, в про-фессиональной деятельности. Под акме подразумевается максимальное развитие способностей и дарований; считается, что акме приходится на период возрастной взрослости, социальной и личностной зрелости человека. Акмеологический подход - базисная обобщающая категория, описывающая совокупность принципов, приемов и методов научного исследования, позволяющих изучать и решать научные и практические проблемы и задачи в объеме их реального онтологического бытия.

В акмеологии обсуждаемая тема отчасти выступает в своем прагматическом аспекте - как крайне актуальная проблема поиска и разработки психотехнологий, алгоритмов, позволяющих или, формулируя мягче -способствующих, помогающих деятельному человеку наиболее полноценно и гармонично состояться в разных сферах его жизнедеятельности. Один из магистральных путей к ее разрешению - рассмотрение человека как активного субъекта своей жизнедеятельности (Абульханова-Славс-кая, 1990; Брушлинский, 2003). Следовательно, речь должна идти прежде всего о социальных детерминантах высших профессиональных достижений человека как «внешних условиях» и «внутренних», их обусловливающих (С.Л. Рубинштейн), специфических личностных новообразованиях (самоактуализации, самоэффективности, самодетерминации и т.п.).

Не упрощая проблему до поиска и формулирования «стратегии гениев», в настоящей работе представляется необходимым остановиться на вопросе социальных детерминант высших профессиональных достижений человека, «цены» профессионализма, и в целом - баланса «профессионализма» и психологических механизмов «социальной адаптации» человека. Издержки нерешенности данной проблемы более чем очевидны (синдром психологического выгорания, профессиональные деструкции и т.п.). Анализ вышеназванной многогранной проблемы представляется целесообразным начать с рассмотрения вопросов периодизации развития и типологии социальной адаптации человека.

При анализе теорий периодизации в исторической перспективе выделяются несколько характерных особенностей.

Во-первых, на протяжении XX века представления ученых о периодизации заметно изменялись.
Сначала, в первой трети минувшего столетия, объектом внимания был исключительно детский возраст, а все последующее воспринималось как монотонная однообразность (П.П. Блонский, Л.С. Выготский, Ж. Пиаже, 3. Фрейд). Во второй трети XX века объектом исследования уже становится жизненный путь человека в целом (Ш. Бюллер, Р. Кеган, Д. Левинсон, Дж. Ловингер, С.Л. Рубинштейн, Э. Эрик-сон и др.). В середине столетия внимание ученых сосредотачивается на центральной части этого пути - профессиональной карьере (Е.А. Климов, Д. Сьюпер, Р. Хейвигхерст, Г. Шихи и др.), а затем - и на последних периодах жизни (А. Бердсайд, Э. Кюблер-Росс, Е. Петтисон идр .).

Во-вторых, имела место тенденция все более дифференцированного восприятия учеными возрастных этапов развития.

В-третьих, произошел переход от объяснения периодизации какой-либо одной ключевой детерминантой к признанию их полифонии.

Наконец, в-четвертых, наблюдался постепенный отход от понимания периодизации как жестко и однозначно обусловленной, протекающей в четко определенных возрастных границах, к признанию прямой и косвенной детерминации рядом факторов, в том числе - социальных (служебный статус, авторитет в семье и многое другое), к признанию поэтапности восхождения человека к вершинам своего развития и совершенствования.

Вышеизложенные тенденции научного объяснения подводят к формулированию основных вопросов нашего исследования: а) является ли динамика исторической хронологии в понимании периодизации развития лишь изменением качества научных знаний о ней, или же здесь имеют место факты очевидной социальной детерминации стадий и уровней развития человека? б) является ли социальная детерминация периодизации развития общим и диффузным процессом, или же она есть процесс специфический, по-разному проявляющийся в зависимости от уровня, «качества социальной адаптации» человека (проявляющийся в активности его позиции как субъекта собственной жизнедеятельности, в жизненных стратегиях и др.)?

Подход к поиску «ключей» к проблеме профессиональных достижений предполагает предварительное решение вопроса о типологии социальной активности личности (человека как активного субъекта своей жизнедеятельности): едва ли генеральную совокупность людей можно считать гомогенной выборкой; в своем практическом аспекте она в большей степени будет затрагивать вполне определенные социальные группы людей; ее практическое воплощение предполагает значительную социальную активность человека, организованную определенным образом.

Качественные изменения в жизни отдельных людей и общества в целом на протяжении завершившегося столетия дают серьезные основания рассматривать обсуждаемую проблему не только как возрастную периодизацию, не только как личностно-профессиональное развитие, но, прежде всего, как периодизацию жизни человека во всех аспектах ее проявления, в том числе - в аспекте экзистенциальном. Исходя из понимания периодизации жизни как качественных феноменов адаптации человека к среде, детерминированных совокупностью биологических, психических и социальных факторов его развития при их неоднозначной взаимосвязи, можно предположить, что периодизация не проявляется как раз и навсегда установленная четкая смена фаз развития, а, возможно - как индивидуальный и интегральный ответ организма, психики, личности человека на актуальную для него часть реальных и конкретных внешних и внутренних условий его жизнедеятельности (включая социально-экономические, субкультурные и интрапсихические).

Из такой гипотезы следует, что: 1) в жизни разных людей в разные исторические эпохи отдельные фазы развития могут быть более или менее протяженными в зависимости от условий социума, личностной зрелости и жизненной позиции человека как активного субъекта своей жизнедеятельности; 2) фаза наивысшего психического, профессионального и духовного подъема человека - «акме» - может смещаться по «оси» времени его жизни.

Каково же действительное взаимоотношение этих феноменов в реальном взаимодействии (сопряжении, согласовании, уравновешивании) человека с миром, с обществом, с организацией, с социальной группой, с самим собой в процессе его становления как личности, индивидуальности? Насколько внешняя среда способна изменять продолжительность, выраженность, интенсивность отдельных фаз и саму вершину развития человека? Эти и другие вопросы побудили нас к изучению динамики личностно-профессионального развития человека в период кризиса общества.

Для ответа на вышеназванные вопросы нами была проведена серия эмпирических исследований. Предметом обсуждаемого фрагмента работы стала динамика становления профессионализма субъектов (государственных служащих).

Обратимся к результатам обсуждаемого фрагмента нашего исследования, которое проводилось с помощью разработанной нами методики «Динамика становления профессионализма». Респонденты привлекались не столько как испытуемые, сколько, прежде всего, как эксперты своего личностного и профессионального становления (ретроспектива - настоящее - перспектива), а также как эксперты личностного и профессио-нального становления своих коллег. Оценивались динамика становления составляющих профессионализма и способностей (обучаемости, сознательного интеллекта, креативности), сложных психологических образований - стиля профессиональной деятельности (СПД) и стиля руководст-ва в разные возрастные периоды, а также влияние на профессиональную карьеру некоторых социально-демографических и акмеологических условий и факторов. Для статистического анализа была использована 101 анкета.

Оценки экспертов характеризовались умеренной вариативностью, нормальным распределением в диапазоне шкалы от 0 до 8, средне- квадратичные отклонения чаще были в диапазоне от 1,4 до 1,8. Наибольшая вариативность средних и отклонений присуща оценкам «внешних условий» и становления стиля профессиональной деятельности (СПД), что объяснимо. Пол - 2/3 экспертов мужчины (66%), 34% - женщины; возраст - от 19 до 54 лет, среднее значение х = 37,3 лет; стаж работы - от 2 до 37 лет, среднее значение х = 16,6 лет; должность - от специалиста до начальника департамента.

Оценки разных по возрасту, стажу, служебному положению экспертов характеризуются сходством и согласованностью по большинству оцениваемых переменных. Все средние оцениваемых компонентов («переменные») становления СПД и профессионализма имеют «пик», который чаще всего приходится на возраст 35-40-45 лет, и симметричные восходящие и нисходящие ветви. Интеркорреляции и умеренные среднеквадратичные отклонения указывают на сходство оценок и самооценок привлеченных экспертов. Так, «пик» собственного профессионализма экспертов приходится на 40-45 лет, креативности -на 40 лет; максимальные оценки становления интегральных психоло-гических образований - стиля профессиональной деятельности и стиля руководства - на 40-45 и 45-50 лет соответственно. Полученные данные соответствуют логике результатов исследований, проведенных под руководством Б.Г. Ананьева (1968).

В целом, профессиональная карьера субъектов разделяется на два больших этапа - до 35-40 и после 40-45 лет - без выраженного срединного этапа («плато»), как правило, занимающего значительный временной интервал, согласно ряду популярных научных концепций (Бодалев, Рудкевич, 2003; Климов, 1988; Маркова, 1996). Профессиональный путь субъектов характеризуется острой вершиной и двумя пологими - восходящей и нисходящей ветвями. Динамика становления профессионализма обретает еще более «драматичное звучание», если оперировать не «сырыми» усредненными экспертными оценками, а «дельтой генезиса» - относительными величинами прогресса—регресса на протяжении рассматриваемого временного периода. В этом случае все кривые безнадежно уходят ниже нулевой отметки уже после 35-45 лет. Корреляционный анализ выявляет другой феномен - «дрейф акме», отражающий наличие только одной «вершины» в субъективном восприятии своего карьерного пути нашими испытуемыми.

Рассмотрим результаты факторного анализа. При вторичной факторизации данных анкетирования 101 (из 130 первоначально принявших в нем участие) госслужащего нами были выделены семь фиксиро-ванных факторов.

Первый фактор в соответствии с содержанием определяющих его переменных и их факторными весами получил наименование «Профессионализм 50-летних». Он интегрирует составляющие профессионализма субъектов в зрелом возрасте (40-50 лет) - креативность, профессионализм в узком смысле, СПД, стиль руководства. Можно предположить, что отсутствует явная преемственность профессионализма зрелого возраста с аналогичными подструктурами в более молодом возрасте, что начальные, «стартовые» ПВК в зрелом возрасте играют второстепенные роли.

Второй фактор - «Профессионализм 25-35-летних» - объединяет совокупность составляющих профессионализма в 25-30 лет с наиболее высокими «весами» (0,80-0,55) и 35-40 лет с меньшими весами (0,35-0,40). Содержание фактора указывает на его независимость от первого, на особую систему профессионализма 25-35-летних, отличающуюся от других возрастных этапов. 25-30-летние респонденты и их коллеги оценены практически равнозначно. Это может свидетельствовать как об объективности, беспристрастности взгляда, равенстве возможностей, так и о недостаточной психологической и управленческой компетентности.

Третий фактор - «Подструктуры интеллекта» - описывает подструктуры интеллекта в разных сферах деятельности. Он независим от других факторов, и в него не входят составляющие интеллекта в сфере деятельности «человек—человек».

Четвертый фактор - «Самооценка профессионализма» - определяют факторные веса показателей профессионализма и креативности на всех возрастных этапах (25, 30, 35, 40, 45, 50), роль родственников в становлении профессионализма субъектов, творческой составляющей интеллекта в сфере «человек—человек», «человек—природа», «человек—образ». По-видимому, эти структуры интеллекта являются необходимыми для достижения профессионализма в любом возрасте.

Пятый фактор - «Жизненный опыт» - определяют возраст, стаж работы, роль супругов, количество детей, роль, которую родители субъектов сыграли в выборе ими профессии, а также служебный статус.

Шестой - «Диалогический фактор» - отражает становление стиля руководства в возрасте от 25 до 40 лет; кроме того, он связан с такими подструктурами интеллекта, как творческие способности и обучаемость в сфере «человек—знак», «человек—техника», творческими способностями в сфере «человек—техника». Показательно, что с упомянутыми подструктурами связан стиль руководства в более молодом возрасте, в то время как стиль руководства в возрасте от 40 и выше связан со структурой интеллекта в сфере деятельности «человек—человек» (фактор 7). На формирование стиля руководства в возрасте от 25 до 40 лет оказывают влияние руководители, друзья, мужчины, трудовые коллективы, отец. В «доруководящем» и раннем руководящем периоде профессионализм субъектов скорее зависит от их «технического интеллекта» (именно освоение этой группы ПВК способствует их профессиональной успешности в первые 25-40 лет), а позже - от развития и рефлексии ПВК, относящихся к социальной компетентности, опыту, социальной сензитивности.

Седьмой фактор - «Стиль деятельности» - объединяет составляющие стиля профессиональной деятельности субъектов в возрасте от 40 лет и старше, а также стиль руководства в интервале 30-45 лет и со-ставляющие интеллекта в сфере деятельности «человек—человек»: творческие способности, обучаемость и сознательный интеллект. Примечательно, что становление стиля профессиональной деятельности субъек-тов в зрелом возрасте связано с ролью женщины в жизни мужчины.

Итак, результаты проведенного исследования указывают на высокую значимость социально-исторических и культурных условий, влияющих на динамику становления профессионализма, периодизацию профессиональной карьеры и жизни человека в целом. (Аналогичные результаты получены нами и в других профессиональных выборках - испытуемыми являлись сотрудники службы охраны, врачи станции скорой помощи, учителя начальных классов (Тапочек, 2001).) Установлена также роль некоторых акмеологических факторов - ряда «общих» условий жизнедеятельности человека, избирательно обнаруживающих высокую детерминирующую силу в определенные периоды жизни и в определенных усло-виях жизнедеятельности человека. Все это дает основание к постановке вопроса о социальной типологии людей по критерию динамики «акме» как интегрального показателя уровня и качества социализации личности.

Нам представляется обоснованным выделение пяти уровней адаптации человека к социуму:

1) «звезды первой величины» - люди, высшие профессиональные достижения которых в масштабе человечества часто сопряжены с некоторой социальной неадаптивностью высокоодаренного человека;

2) «звезды второй величины» - люди, достигшие значительных высот в профессиональном и личностном развитии. Этот тип чаще пред-ставлен двумя подтипами - «гармоничные» в плане всесторонней со-циальной адаптации, успешно реализующие себя в одновременно разных сферах жизнедеятельности, и «работоголики», сконцентрированные исключительно на профессиональной деятельности;

3) «планеты» - люди, которые «вращаются на орбите», заданной им внешними условиями, не выходят за границы своей стартовой социальной ниши, часто являются квалифицированными специалистами, но не отличаются неординарными и высокими профессиональными достижениями. Они часто более ориентированы на процесс, а не на результат деятельности; «живут», а не «идут по жизни»;

4) «планирующие» - лица, явно регрессирующие относительно достижений их близких родственников и своих собственных первоначальных потенций, явно непродуктивно использующие имеющийся личностный и социальный потенциал. Результаты профессиональной деятельности редко выступают для них как образы целенаправленной активности;

5) «достигающие дна» - лица, которых по разным причинам не удерживают «социальные сети» (правовые, этические, групповые нормы, помощь и поддержка близких); лица, характеризующиеся девиантным и делинквентным поведением (неоднократно судимые, бомжи, хронические безработные и т.п.).

Очевидно, что как задачи научного исследования, так и задачи разработки психотехнологий должны быть соответствующим образом дифференцированы. Большая часть субъектов, в отношении которых можно говорить о возможности направленного психотехнического воздействия, - это представители второго, третьего и четвертого типов.

Анализ генезиса составляющих профессионализма субъектов государственной службы (статистики, результаты корреляционного и факторного анализа) дает основания к следующим выводам.

1. Темп развития профессионализма руководителя на всем протяжении его карьеры неравномерен и имеет крутую восходящую ветвь и ветвь нисходящую с фрагментарно стабильными участками. В динамике становления СПД и профессионализма субъектов явно различаются две части, два этапа карьеры - восходящая (до 35-40) и нисходящая (после 40-45 лет) ветви. Темпы развития профессионализма субъектов обусловлены не только законами психологического развития, но и целым рядом акмеологических факторов.

2. Темпы развития профессионализма наиболее высоки в интервале между 25-30 годами. Затем они замедляются в интервале между 30-35 годами примерно в два раза. К 35-40 годам развитие составляющих профессионализма замедляется еще на 30-90% от начальной - максимальной - «дельты». В интервале между 40-45 годами происходит качественный перелом в развитии анализируемых составляющих профессионализма субъектов, темпы развития монотонно снижаются и становятся «отрицательными» по сравнению с профессиональным стартом субъектов деятельности. В этом возрасте, согласно данным исследования, можно говорить об относительном регрессе составляющих профессионализма субъектов. «Пики» развития более простых составляющих профессионализма субъектов приходятся на более ранний возраст (например, пик креативности - на 35-40 лет), более сложных - на более поздний (СПД - 45 лет, стиль руководства - 45-50 лет). В период 25-40 лет профессионализм субъектов скорее связан с техническими аспектами профессиональной деятельности. Именно развитие этой группы ПВК наиболее активно способствует профессиональной успешности субъекта. После 40 лет профессионализм уже более связан с развитием и рефлексией ПВК, относящихся к социальной компетентности, сензитивности, опыту.

3. Результаты исследования свидетельствуют об очевидной роли в периодизации карьеры и динамики становления профессионализма субъектов социально-исторических и ряда акмеологических факторов: первоначально - роль отца, позже - первого руководителя, трудового коллектива, супругов, числа детей в собственной семье и др.

4. Очевидное различие профессиональных достижений разных людей, а также их потенциала предполагает решение вопроса типологии уровней социальной адаптации человека и специфики психологических механизмов, их обеспечивающих.
<< | >>
Источник: Под ред. А.А. Бодалева, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э. Чуковского. Смысл жизни и АКМЕ: 10 лет поиска. 2004

Еще по теме «Акме», профессионализм и социальная адаптация человека: периодизация развития и типологии социальной активности человека:

  1. Лекция № 5 Тема: Физиология организма человека. Стресс, его роль в адаптации человека к социальной и трудовой деятельности.
  2. СОЦИАЛЬНЫЕ МАКРОФАКТОРЫ, ПОМОГАЮЩИЕ ИЛИ МЕШАЮЩИЕ ДОСТИЖЕНИЮ АКМЕ ЧЕЛОВЕКОМ
  3. О РОЛИ СОЦИАЛЬНОЙ МИКРОСРЕДЫ В ДОСТИЖЕНИИ ЧЕЛОВЕКОМ ВЕРШИНЫ В СВОЕМ РАЗВИТИИ
  4. Этапы психо-социального развития человека и «Эго­психология» Эрика Эриксона.
  5. Акме: содержание роль, специфика проявления. Акме в личностном развитии человека
  6. "Акме" в профессиональном развитии человека
  7. "Акме" в профессиональном развитии человека
  8. "Акме" в личностном развитии человека
  9. "Акме" в личностном развитии человека
  10. Проблема периодизации развития человека
  11. "Акме" в контексте индивидуального развития человека
  12. "Акме" в контексте индивидуального развития человека
  13. Контрольная работа. Акмеологический подход к периодизации возрастного развития человека, 2011