<<
>>

Акмеологический и аксиологический подходы к проблеме толерантности в межличностном общении

Акмеология изучает прежде всего те условия и факторы, которые обеспечивают высший уровень достижений человека в какой-либо области профессиональной деятельности как личности и как зрелого субъекта этой деятельности (Б.Г.
Ананьев, А.А. Бодалев, А.А. Деркач, И.А. Рыбников и др.). Поэтому в рамках акмеологии толерантность в межличностном общении понимается нами как неотъемлемая характеристика (показатель) профессионализма и зрелости личности, сферой деятельности которой является взаимодействие в рамках системы «человек - человек».

Традиционно толерантность как этическую ценность связывают с существованием различий в человеческих сообществах, с проблемой уважения, принятия и понимания богатого многообразия их «инакости». В качестве важнейшего внутреннего фактора, обеспечивающего проявление толерантности/интолерантности в контактах между людьми, выступает ценностно-смысловая сфера личности, ее структурные и содержательные компоненты. Следовательно, аксиологический подход к проблеме формирования толерантности как общественной ценности и индивидуальной ценностной ориентации является вполне оправданным.

Какие же факторы могут способствовать формированию в обществе «культуры толерантности» в противоположность привычной конфронтации в межличностном общении? Прежде чем представить свой вариант ответа на данный вопрос, остановимся на трактовке толерантности в общественных дисциплинах, и, в частности, в психологии.

В современной научной литературе существуют разнообразные подходы к исследованию проблемы толерантности. Общефилософские аспекты толерантности представлены в работах Ю. Бромлея, P.P. Валитовой, В.А. Лекторского, И.Б. Гасанова, М.П. Капустина, М. Мчедлова, Л.В. Скворцова и во многих других публикациях. Психолого-педагогическому ракурсу этой темы посвящены работы К.Ф. Грауманова, Д.В. Зиновьева, П.Ф. Ко-могорова, К. Уэйна и других исследователей. В.А. Тишков подчеркивает необходимость создания нового направления - «педагогики толерантности». Особое внимание в философии, социологии и социальной психоло-гии уделялось и уделяется социокультурным (Шалин В.В. и др.) и этническим аспектам толерантности.

В психологических исследованиях толерантность, в частности, рассматривалась как неподверженность внешним воздействиям, неблагоприятным факторам, то есть как устойчивость (Ф.Д. Горбов, В.И. Лебедев, Е.А. Милерян, В.В. Суворова, А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский и др.). Изучались устойчивость к манипуляции и противостояние влиянию (Е.В. Сидоренко, А.Ю. Панасюк, И.Б. Шебураков и др.), психологическая устойчивость в деструктивных и подавляющих ситуациях (Г.Ю. Платонов и др.), фрустрационная толерантность (Г.Ф. Заремба, Б.А. Вяткин, К.В. Судаков и др.), стресс-толерантность (А.А. Баранов и др.). В контексте социальной психологии толерантность может пониматься как терпимость к каким-либо отличиям (этническим, национальным, религиозным, расовым и др.) (Д. Бродский, А. Гербер, Е.Г. Луковицкая, Н.В. Мольденгауэр, В.Ф. Петренко и др.). Вместе с тем, по мнению А.Г. Асмолова (2000), наиболее емким является понимание толерантности как устойчивости к конфликтам, в отличие от суженной и вызывающей недоразумения интерпретации ее как терпимости.

Таким образом, для научных публикаций по данной теме характерно разнообразие подходов, трактовок толерантности, методологических установок самих исследователей и осуществленных ими научных разработок.
Такое же разнообразие наблюдается при анализе определений толерантности. Так, например, в социологическом энциклопедическом словаре под толерантностью понимается воздержание от протеста или какой-либо реакции осуждения при сохранении себя как нравственного субъекта и небезразличного отношения к миру; это осознание реальности (Социологическая энциклопедия слов, 1997, с. 187). В Лондонской философской энциклопедии подчеркивается, что толерантность следует отли-чать от свободы и независимости, поскольку она предполагает существование вещей, относительно которых есть уверенность, что с ними нельзя согласиться. Свобода не связана с критикой людей и их действий. Элемент осуждения встроен в значение терпимости. Быть терпимым - значит осуждать и только после этого примиряться. Толерантность не тождественна равенству, и так же, как она отличается от свободы, она отличается и от братства. Толерантность несводима и к индифферентности, так как нет необходимости примиряться с тем, что нас не беспокоит (The Encyclopedia of Philosophy, 1967, vol. 8, p. 143-146).

Кроме того, в психологии толерантность понимается как: «1. Установка либерального принятия моделей поведения, убеждений и ценностей других. Этот термин используется некоторыми с очень положительными коннотациями, в том смысле, что толерантность включает энергичную защиту ценностей других и признание плюрализма, а также что истинно толерантный, терпимый человек будет противостоять любой попытке помешать их свободному выражению. Другие, однако, используют его в неопределенно отрицательном смысле, подразумевающем, что толерантность является своего рода неестественным воздержанием, видом скрежетания зубами при смирении с поведением, убеждениями и ценностями других. Этот последний способ употребления происходит от 2. 2. Способность выносить стресс, напряжение, боль и т.д. без серьезного вреда» (Большой толковый психологический словарь, 2000, с. 363).

Разные авторы (в основном философы) подчеркивают различные аспекты специфики толерантности. Она связана с тем, что необходимыми условиями актуализации толерантности являются: антагонизм в межличностном взаимодействии (Балашова, 1996), отрицание, непринятие, негативные эмоции (Yovel, 1993 и др.), оценочность, которая понимается многими как необходимый признак толерантности (Лекторский, 1997 и др.). По мнению П. Кинга, «быть толерантным» означает терпеть, сносить, мириться с человеком, деятельностью, идеей и т.п., которого или которой в действительности не одобряешь (King, 1971). Для P.P. Валитовой толерантность с необходимостью предполагает подавление чувства непринятия (Балашова, 1996). И. Йовел подчеркивает диалектическое единство принятия и отрицания другого. Две противоположности становятся скорее совместимыми, чем взаимоисключающими (Yovel, 1993). Отвечая на вопрос о том, что такое толерантность, С. Мендус напоминает, что толерантность отличается и от свободы, и от позволения или разрешения тем, что разговор о толерантности возникает лишь тогда, когда различия появляются вместе с неодобрением или отвращением (Mendus, 1989).

Вывод из подобных утверждений может быть сформулирован следующим образом: толерантность необходима в определенных ситуациях, которые характеризуются угрозой социальной идентичности, столкновением несовместимых интересов, потребностей, ценностей, то есть являются конфликтными по своей природе. Следовательно, толерантность по своей сути означает, что противоречие (антагонизм), оценочность, непринятие, отрицание и негативные эмоции преобразуются в уважение, принятие, понимание. Формы проявления толерантности не являются самой толерантностью, ее ядром, фундаментальной основой. Именно содержание противоречия и момент трансформации «негатива» в «позитив», по нашему мнению, и представляют психологическую специфику толерантности.

Схематично специфические особенности толерантности в межличностном общении можно представить следующим образом: антагонизм в межличностном взаимодействии связан с внутренним противоречием (рассогласованием), которое порождает оценочность и негативные эмоции. Далее активизируются интрапсихические формы преодоления противоречия (рассогласования) на основе трансценденции.

В качестве теоретического предположения о природе данного феномена мы предлагаем следующую интерпретацию, реализующую аксиологический подход к проблеме толерантности: при формировании толерантного отношения к другому человеку происходит одномоментное восприятие его как целостности и как фрагмента целостности. При этом целостное восприятие базируется на устойчивой системе отношений (ценностно-смысловом ядре толерантности), которая выступает в качестве «психологического фона» единой, уже автоматически проявляющейся установки, предопределяющей готовность к появлению толерантности. В систему отношений входят безоценочное отношение, признание, принятие, уважение, открытость. Именно благодаря базовой системе отношений как ценностно-смысловой основе толерантности «фрагментарное» восприятие другого человека (которое включает оценку, несогласие, отрицание, осуждение) будет трансформироваться в примирение, открытость, то есть в толерантное отношение. В этом случае формой проявления толерантности как раз и становится критический диалог.

Если вместо указанной базовой системы отношений будут доминировать оценочность, непринятие, неуважение и т.п., то оценка, несогласие и осуждение логически завершатся интолерантностью как открыто проявляемой нетерпимостью. При таком понимании толерантности одной из ее отличительных особенностей является несогласие на когнитивном уровне и негативные эмоции на аффективном. Иначе нет границ между принятием, эмпатией, уважением, другими близкими по смыслу понятиями и толерантностью. Антагонизм между субъектами межличностного общения - это точка бифуркации, от которой процесс идет либо как толерантный, либо как интолерантный.

Толерантное поведение возможно в результате актуализации, прежде всего, такого личностного ресурса, как ценностно-смысловые образования. В данном случае другой человек выступает как ценность, как данность.

В нашем понимании ценности представляют собой рационально-чувственные регуляторы жизнедеятельности общества и индивида. Они зафиксированы в структуре нормативов культуры, в культурных универсалиях, и, вместе с тем, у конкретного человека они появляются, развиваются и формируются в процессе прохождения жизненного пути, в осуществлении выбора, в непрерывном самоопределении на основе осознания и переживания собственного опыта. Ценности не принимаются извне: они созидаются в процессе переживаний, кроме рациональных компонентов включают иррациональную составляющую и, соответственно, имеют прочную эмоциональную основу. Несомненно, ценности как предельные основания в системе регуляции и саморегуляции жизнедеятельности и поведения человека коренятся в онтологии общественной и индивидуальной жизни, являясь неотъемлемой атрибутивной характеристикой нашего бытия. Именно поэтому очень важен анализ психологических механизмов взаимодействия, взаимовлияния нормативных ценностей культуры (общества, социальной группы) и индивидуальных ценностей и ценностных ориентации, которые созидаются, усваиваются и транслируются в активной деятельности человека. Таким образом, один из важнейших практических вопросов, связанных с целенаправленным формированием толерантности в межличностном общении, является вопрос о том, за счет каких условий эти ценности могут усваиваться, актуализироваться, занимать доминирующую позицию в иерархии ценностных ориентации личности, превращаться в «вершинные» ценности человека.

Отвечая на вопрос о необходимых условиях актуализации и укрепления толерантности в межличностных отношениях, мы опираемся прежде всего на сделанное К. Роджерсом (Роджерс, Фрейберг, 2002) разграничение ценностной структуры и ценностного процесса. Ценностная структура представляет собой устоявшиеся, в каком-то смысле «застывшие» ценности. Ценностный процесс является живым, текучим, непрерывным становлением ценностей, их оформлением в переживаемом и осознаваемом жизненном опыте. В этом процессе личность избирательно относится и «абсорбирует» те ценности, которые в большей степени соответствуют уже существующим у нее психологическим установкам, эмоциям, чувствам и т.п. Кроме того, ценности рассматриваются как основания для осуществления личностного выбора (Доброштан, 1999), следовательно, их иерархия и содержание непосредственно детерминируют процесс самоопределения, ядро которого и составляет акт выбора, что, в свою очередь, определяет специфику развития.

Оптимальное протекание ценностного процесса, результатом которого станет проявление толерантного отношения к партнеру по общению, возможно в процессе переживания некоего конкретно-чувственного опыта в определенной ситуации, его осознания и осмысления, соотнесения собственных ценностей (ценностно-смысловых установок) с заданными извне универсалиями и осуществления самоопределения как эмоционально-рационального выбора. Поскольку толерантность трактуется нами как культурная универсалия и как возможная ценностная ориентация личности, в исследовательские задачи входит сопоставление ценностной установки на толерантность конкретной личности с базовыми культурными константами (универсалиями) российской культуры. Таким образом, содержание ценностно-смысловых и мотивационно-потребностных образований личности определяет специфику проявления толерантности/интолерантности в межличностном общении.

В качестве ответа на вопрос о необходимых условиях актуализации и укрепления толерантности как ценности и ценностной ориентации нами предложен системный блок программ социально-психологического тренинга. Содержание программ разработано на основе акмеоло-гического подхода. Поскольку к осознанной и целенаправленной толерантности способна зрелая личность (и зрелое общество), акмеологи-ческий подход, исследующий условия достижения высших результатов в той или иной деятельности зрелым субъектом, является вполне адекватным целям и задачам данного блока программ.

Обучение организовано таким образом, чтобы, с одной стороны, на уровне социально-группового сознания были ясно и четко представлены культурные универсалии в виде толерантности как культур-ной ценности и, с другой стороны, были созданы условия для оптимального протекания ценностного процесса.

Практической реализацией акмеологического и аксиологического подходов к проблеме формирования толерантности в межличностном общении стала разработка и апробация программ социально-психологического тренинга. В рамках Федеральной целевой программы формирования установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе на 2001-2005 годы подготовлены четыре программы: «Формирование толерантной позиции учителя и способов конструктивного разрешения педагогических конфликтов», «Развитие учителя как толерантной личности», «Толерантность как фактор создания партнерских отношений в деловом общении», «Толерантность к конфликтному межличностному взаимодействию».

Данная работа подтверждает, что содержание ценностно-смысловых и мотивационно-потребностных образований личности определяет спе-цифику толерантности/интолерантности в межличностном общении.
<< | >>
Источник: Под ред. А.А. Бодалева, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э. Чуковского. Смысл жизни и АКМЕ: 10 лет поиска. 2004 {original}

Еще по теме Акмеологический и аксиологический подходы к проблеме толерантности в межличностном общении:

  1. Занятие 3. Толерантное общение.
  2. Занятие 10. Влияние гендерных стереотипов на межличностное общение
  3. Акмеологический подход в изучении развития зрелой личности
  4. Акмеологический подход в теории инновационного обучения
  5. Соотношение акмеологического и психологического подходов к личности
  6. Соотношение акмеологического и психологического подходов к личности
  7. Структура рефлексивно-акмеологического подхода к развитию профессионального мастерства
  8. Акмеологический подход в решении практических задач
  9. Соотношение психологического и акмеологического подходов к личности
  10. Соотношение психологического и акмеологического подходов к личности
  11. «Акмеологический подход к разработке системы формирования профессиональной компетентности специалиста»
  12. Структура рефлексивно-акмеологического подхода к развитию профессионального мастерства
  13. Структура рефлексивно-акмеологического подхода к развитию профессионального мастерства
  14. Акмеологический подход к периодизации возрастного развития человека
  15. Акмеологический подход к периодизации возрастного развития человека
  16. «Акмеологический подход к формированию компетентности в творческой самостоятельной работе студентов»
  17. Акмеологический подход к изучению человека как субъекта развития и саморазвития
  18. Глава 9 ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ ОНКОБОЛЬНЫХ С РОДСТВЕННИКАМИ
  19. Контрольная работа. Акмеологический подход к периодизации возрастного развития человека, 2011