Запись на прием к врачу

Исследование преемственности соотношения маскулинности-фемининности женщин в трехпоколенных семьях женщин

Для проверки гипотезы 4: наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения, проведем следующие преобразования полученных результатов.

Объединив результаты, полученные по каждой методике и закодировав их следующим образом: неопределенный пол - 1, маскулинность - 2, фемининность - 3, фемининность-недифференцированность - 4, маскулинность-недифференцированность - 5, андрогинность - 6, получаем матрицу размерности 17х8, где 17-число испытуемых, а 8 -закодированные значения, полученные по каждой испытуемой: Я-реальное, Я-идеальное, Я-рефлексивное, пол Родителя, пол Ребенка, тип аффективной составляющей полоролевой идентичности, уровень маскулинности, уровень фемининности, полученные по методике «Психологический пол» в общую таблицу включаются в значениях, полученных в методике.

Полностью исследуемая матрица приведена в Приложении 3 к главе 4 (табл.14).

Все значения, полученные с помощью разных методик, характеризуют соотношение маскулинности-фемининности по каждой испытуемой. Для проверки не случайности распределения полученных результатов использовался однофакторный дисперсионный анализ, который показал, что полученные по каждой семье распределения не случайны, т.к. Fэмп = >F^> при уровне достоверности а = 0,01 для всех семей (Приложение 3 к главе 4, табл.15). Расчет корреляционных связей между поколениями дало следующую картину, представленную в табл.4.4.



Полные данные в Приложении 3 к главе 4 (табл.16).



Докажем гипотезу 4: наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими паолоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения.

Как уже было показано ранее, основой личностного выбора иерархии гендерных ролей младших поколений является интериоризованная иерархия старших, продемонстрированная в паттернах полоролевого поведения. Задача заключается в проверке влияния паттернов поведения, проявляемых в реализации гендерной иерархии старших женщин в семье на соотношение маскулинности-фемининности младших женщин.

Составим следующие 3 матрицы для проверки гипотезы 4.

Первая матрица. Проверка влияния реализации гендерных иерархий 1-го поколения женщин на соотношение маскулинности-фемининности второго поколения (матери и дочери, тети и племянницы). Размер 11 х 8, первые 7 строк этой матрицы - индивидуальные соотношения маскулинности-фемининности 2 поколения (7 человек), следующие 4 строки -реализация в поведении иерархии гендерных ролей 1 поколения (4 человека), 8 - общее количество гендерных ролей и признаков маскулинности-фемининности (матери и дочери, старшие и младшие сестры, тети и племянницы).

Вторая матрица. Проверка влияния реализации гендерных иерархий 2-го поколения женщин на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения. Размер 13 х 8, первые 6 строк этой матрицы - индивидуальные соотношения маскулинности-фемининности 3 поколения (6 человек), следующие 6 строк - реализация в поведении иерархия гендерных ролей 2 поколения (человек) (матери и дочери, старшие и младшие сестры родные и двоюродные, тети и племянницы родные и двоюродные).

Третья матрица. Проверка влияния реализации гендерных иерархий 1-го поколения женщин на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения (родные и двоюродные бабушки и внучки).

Размер 10 х 8, первые 6 строк этой матрицы - индивидуальные соотношения маскулинности-фемининности 3 поколения (6 человек), следующие 4 строки (4 человека) - реализация в поведении иерархия гендерных ролей 1 поколения.

Результаты однофакторного дисперсионного анализа и корреляционного анализа показывают следующее.

Для первой матрицы: Бэмп = 12,48>Бкр= 2,87 для а = 0,01, следовательно, результаты достоверны. Корреляционный анализ дает 71% высоких корреляционных связей (свыше 0,8). Таким образом, влияние реализации паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, 1-го поколения на соотношение маскулинности-фемининности второго поколения моджно считать доказанным.

Для второй матрицы: Бэмп = 5,844>Бкр= 2,831 для а = 0,01, корреляционный анализ дает 67% высоких корреляционных связей (свыше 0,8). Влияние реализации паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, 2-го поколения на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения можно также считать доказанным.

Для третьей матрицы: Бэмп = 7,508>Г-кр= 2,898 для а = 0,01 и корреляционный анализ дает 67% высоких корреляционных связей (свыше 0,8), что доказывает влияние паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, 1-го поколения на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения.

Таким образом, установлено влияние паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, старших женщин в семье на соотношение маскулинности-фемининности младших женщин. Результаты корреляционного анализа показали влияние не только прямых родственниц, но и не прямых, влияние которое оказалось выражено сильнее.

Данные корреляционного анализа приведены в Приложении 3 к главе 4 (табл.16).

Таким образом, гипотезу 4 наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения, можно считать доказанной.

Для проверки гипотезы 5: особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины, проанализируем результаты, полученные с помощью модифицированной методики «Кодирование».

Для этих целей рассмотрим характеристики образов Я, Мужчина и Женщина, характерные для каждой семьи и каждой испытуемой.

В табл.4.5 приведены качественные характеристики этих образов для каждой семьи, полученные с помощью модифицированной методик «Кодирование».

Таблица 4.5



Средние данные по доле значимых корреляционных связей между членами семей для каждой семьи приведены в табл.4.6. Данные по корреляционным всем связям между прямыми и непрямыми родственниками приведены в Приложении 3 к главе 4 (табл.17).

Таблица 4.6

Сводная таблица согласованности образов Я, Мужчины и Женщины в семьях испытуемых (значимые корреляционные связи в % от их общего числа между



Сводная таблица согласованности образов Я, Мужчины и Женщины в семьях испытуемых (значимые корреляционные связи в % от их общего числа между



Для семьи Б-х образ Я является нейтральным (50% значимых корреляций), образ Женщины (38%)- позитивным и на них приходится наибольшее количество значимых корреляционных связей (88%). В данной семье аффективная фемининная составляющая полоролевой идентичности наиболее сильно выражена (60%, рис.4.6). Это не противоречит результатами, полученными в главе 3, где показано, что адекватная фемининная составляющая полоролевой идентичности связана не столько с позитивностью женского образа, сколько с негативностью мужского, образ Мужчины данной семьи является негативным.

В семье И-х образы Я является суровыми с негативным оттенком, образ Женщины имеет позитивный оттенок, но наиболее общим для всех женщин семьи является образ Мужчины (38%). Этот факт отражается в соотношении типов аффективной составляющей полоролевой идентичности: в ней преобладает фемининная и недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности. Данный результат также согласуется с результатами главы 3: позитивность мужского образа приводит не столько к неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности, сколько к недифференцируемой.

В семье К-х образ Мужчины имеет позитивный оттенок, образ Я- негативный, при этом наибольшее число корреляционных связей соответствуют образу Я (47%), а маскулинность выражена сильнее, чем в двух других семьях. В данной семье преобладает неадекватная маскулинная составляющая полоролевой идентичности. Кажущееся противоречие результатам главы 3 (позитивность мужского образа должны приводить не столько к маскулинности, сколько к недифференцируемости), по-видимому, объясняется тем фактом, что при полоролевой идентичности ориентация происходит не столько на образ Мужчины или Женщины вообще, а на образ Я женщин старшего поколения, проявляющийся в паттернах полоролевого поведения, как это было показано в гипотезе 4. Кроме того, образы Мужчины испытуемых данной семьи мало связаны с образами своих возрастных групп.

Все коэффициенты корреляции личных образов испытуемых женщин с возрастно-групповыми образами своих возрастных групп приведены в Приложении 3 к главе 4 (табл.18).

Как видно из результатов, приведенных в таблице 4.5, самый большую долю (40,6%) составляют корреляции между образами Я, следовательно, можно сказать, что основным ориентирующим внутренним образом при образовании маскулинности-фемининности является образ Я родственников своего пола. Примерно треть значимых корреляций приходится на образы Женщины и Мужчины.

Таким образом, в семьях, где образ Женщины имеет позитивный оттенок, сильнее выражена фемининность, а в семье, где образ Мужчины - маскулинность.

Для того, что проверить гипотезу 5 составим 3 матрицы.

Матрица 1 - семьи Б-х размерность. 55х4, где 55=11х 5, где 11 - число цветов, используемых в программе «Диатон», а 5 - число женщин в семье.
Число 5 состоит из значений цветовых комбинаций образов Я, Женщина, Мужчина и один столбец- соотношение маскулинности-фемининности у испытуемых данной семьи. Т. к. он имеет размерность 8, недостающие знаки были дополнены 0, что было сделано и в остальных матрицах.

Матрица 2 - семьи И-х размерность. 55х4, где 55=11 х 5, где 11 - число цветов, используемых в программе «Диатон», а 5 - число женщин в семье. Число 4 состоит из значений цветовых комбинаций образов Я, Женщина, Мужчина и один столбец- соотношение маскулинности-фемининности у испытуемых данной семьи.

Матрица 3 - семьи К-х размерность. 77х 4, где 77=11 х 7, где 11 - число цветов, используемых в программе «Диатон», а 7 - число женщин в семье. Число 4 состоит из значений цветовых комбинаций образов Я, Женщина, Мужчина и один столбец-соотношение маскулинности-фемининности у испытуемых данной семьи.

Результаты однофакторного дисперсионного анализа по трем матрицам дают следующие результаты (полностью приведены в Приложении 3 к главе 4):

для матрицы Б-х - Бэмп = 16,16>Бкр= 3,87 для а = 0,01

для матрицы И-х - Бэмп = 12,067>Бкр= 3,87 для а = 0,01

для матрицы К-х - Бэмп = 20,69>Бкр= 3,847 для а = 0,01.

Таким образом, распределения характера образов и соотношение маскулинности-фемининности не является случайными и гипотезу 5 особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины можно считать доказанной.

Посмотрим теперь, как соотносятся иерархии женских гендерных ролей в семье и особенности построения семейных отношений с точки зрения браков и разводов.

Наибольшее количество разводов приходится на семью Б-х, в которой отсутствуют значимые корреляции между эмоциональным выбором и поведением. В семье И-х, где разводы отсутствуют и жив представитель старшего мужского поколения, доля этих корреляций самая высокая, в этой же семье самая высокая доля значимых корреляций и между когнитивным и эмоциональным выбором, а также между когнитивным выбором и поведением.

Таким образом, самая благополучная с точки зрения отсутствия разводов семья имеет максимальную согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов. В самой неблагополучной семье эмоциональная и поведенческая составляющие не согласованы. В этой семье предпочитаются маскулинные мужчины. Преобладание фемининности как в самой благополучной, так и в самой неблагополучной семье в «Я-идеальном» указывает на то, что существующие стереотипы идеальной фемининной женщины на семейную жизнь не влияют. По-видимому, его определяет «Я-реальное», которое для благополучной семьи является маскулинным.

Для самой неблагополучной семьи характерен самый большой процент личностных корреляций со своей возрастной группой по всем образам. Это говорит о сильном влиянии общества на членов семьи, для которых характерна фемининность в «Я-реальном». Особенно значимым фактором является близость переживания личностного Я со своей возрастной группой. Для самой благополучной семьи характерна самая низкая консолидация переживаний личностного образа со свойственным своей возрастной группе и высокому уровню маскулинности в «Я-реальном». Данный факт указывает на большую независимость восприятия собственного Я и хорошо согласуется с высоким уровнем маскулинности.

Рассматривая семью, в которой нет разводов и наличие старшего мужского поколения как благополучную, а с максимальным числом разводов, как не благополучную, отметим для данной семьи следующие особенности:

1) максимальная согласованность когнитивного, эмоционального выбора иерархии гендерных ролей и максимальное соответствие сделанному выбору поведения при эмоциональном одобрении своего поведения;

2) доминирование маскулинной составляющей в «Я-реальном» и низкая консолидация образа собственного Я «со всеми женщинами» своей возрастной группы обеспечивает независимость от общественного мнения;

3) общесемейное позитивное переживание образа Женщины.

Для неблагополучной семьи характерно:

1) минимальная согласованность когнитивного, эмоционального выбора иерархии гендерных ролей и отсутствие эмоционального принятия своего поведения;

2) доминирование фемининной составляющей в «Я-реальном» и сильная консолидация своего Я со своей возрастной группой и с общественными представлениями о мужчинах и женщинах, т. е. наличие сильного влияния общественного мнения на личность;

3) общесемейное позитивное переживание образа Женщины .

Таким образом, при трансляции маскулинности-фемининности в семье играют роль следующие факторы:

1) значимость участия в процессе воспитания старшей женщины младшей;

2) личностные особенности воспитывающей и воспитуемой;

3) характер образов Я, Женщины и Мужчины, на который ориентируется личность при полоролевой идентичности и их привлекательность;

4) доминирование маскулинности как фактора независимости или фемининности как фактора зависимости от общественного мнения.

При этом было отмечено, что помимо особенностей, характерных для каждой семьи, существуют некоторые общие тенденции, свойственные для всех семей и связанные с общесоциальной ситуацией. Такие тенденции были выявлены при анализе гендерного самосознания личности, доминировании маскулинности и динамике мотивации аффиляции, характерной для каждого поколения. То есть влияние макросоциума на личность (Бодалев А.А., 1995), опосредованное через микросоциум - семью.

Таким образом, рассматривая проблему трансляции маскулинности-фемининности в условиях микросоциума - семьи, мы видим наличие трех факторов, влияющих на формирование личности женщины: макросоциум, опосредованный через микросоциум семьи, возрастно-психологические и индивидуальные особенности личностей женщин. Выводы.

1) Особенности реализации гендерных ролей связаны с согласованностью когнитивного и эмоционального компонентов. При их низкой согласованности реализация иерархии гендерных ролей связана больше с когнитивным, чем с эмоциональным выбором (не нравится, но делаю). При высокой согласованности когнитивного и эмоционального компонентов реализуемые гендерные роли эмоционально принимаются (делаю то, что нравится).

2) Закономерность принятия личностной иерархии гендерных ролей женщин младшего поколения обусловлена интериоризованной гендерной иерархией старшего поколения, наблюдаемая младшим поколением на уровне паттернов гендерного поведения старших женщин в семье.

3) Характеристики гендерного самосознания женщин в испытуемых семьях являются отражением обще-культурных условий, характерных для данных условий и времени, которые проявляются в преобладании маскулинности в восприятии себя как женщин в сочетании с идеальными представлениями о фемининности женщин и маскулинности мужчин.

4) В семье основным ориентирующим образом для построения собственного соотношения маскулинности - фемининности является образ Я матери (или замещающего его лица). Важными факторами являются также характеры образов Мужчины и Женщины: в семьях, где образ Женщины имеет позитивный оттенок, сильнее выражена фемининность, а в семье, где образ Мужчины - маскулинность. Данные результат указывает на большую роль семьи, которая может быть значительнее влияния обще-культурных условий.

5) Для семьи, в которой отсутствуют разводы, характерна максимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов иерархии гендерных, относительная независимость от общественного мнения, которая отражается в доминировании маскулинной составляющей в «Я-реальном» и низкой консолидация образа собственного Я «со всеми женщинами» своей возрастной группы и позитивный эмоциональный образ Женщины.

6) Для семьи с максимальным количеством разводов характерна минимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов иерархии гендерных ролей, зависимость от обще-культурных условий, которая отражается в доминировании фемининной составляющей в «Я-реальном» и сильной консолидация своего

Я и эмоциональных представлений о мужчинах и женщинах со своей возрастной группой. Позитивный образ Женщины не обеспечивает эмоционального принятия гендерных ролей.

7) При трансляции маскулинности-фемининности в семье играют роль следующие факторы: участие в процессе воспитания старшей женщины, личностные особенности воспитывающей и воспитуемой, эмоциональные характеры образов Я, Женщины и Мужчины, маскулинность как фактор независимости или фемининность как фактор зависимости от общественного мнения.

Подводя итоги по данной части исследования отметим, что роль семейных факторов в развитии полоролевой идентичности женщин проявляется в доминирующем влиянии паттернов гендерного поведения старших женщин семьи различной степени родства на выбор гендерной иерархии младших. Тип полоролевой идентичности женщины прямо зависит от преобладающего характера эмоциональной окрашенности образов своего и противоположного пола: в семьях с позитивным образом Женщины сильнее выражена фемининность, с позитивным образом Мужчины - маскулинность.

Таким образом, рассматривая проблему трансляции маскулинности-фемининности в условиях микросоциума - семьи, мы видим наличие трех факторов, влияющих на формирование личности женщины: макросоциум, опосредованный через микросоциум семьи, возрастно-психологические и индивидуальные особенности личностей женщин.
Онлайн консультация врача
<< | >>
Источник: Ижванова Е.М.. Развитие полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрасте. 2004

Еще по теме Исследование преемственности соотношения маскулинности-фемининности женщин в трехпоколенных семьях женщин:

  1. Особенности соотношения маскулинности-фемининности женщин в трехпоколенных семьях
  2. Роль семьи в формировании маскулинности-фемининности личности женщины (на материале трехпоколенных семей)
  3. Особенности и закономерности принятия гендерных ролей женщин в трехпоколенных семьях
  4. Вопросник С. Бэм по изучению маскулинности-фемининности
  5. Женщины.SU – женщины.KZ: особенности перехода
  6. Этап 3. Исследование межполушарной асимметрии (определение ведущего полушария) у мужчин и у женщин
  7. Эмпирическое исследование психологических особенностей личности женщин военнослужащих
  8. Дифференциальная психология мужчины и женщины
  9. Женщины.KZ
  10. ГОНОРЕЯ ЖЕНЩИН
  11. Женщины.SU
  12. Умеренная (советская) женщина
  13. Женщины.KZ (прошлое)
  14. Этап 4. Заполнение опросника «Я — женщина/мужчина»
  15. Женщины в Душанбе
  16. АГ у женщин.
  17. КОНТРАЦЕПЦИЯ У ЖЕНЩИН С ГИПЕРАНДРОГЕНИЕЙ