Конкретные методологические принципы исследования в акмеологии (субъекта деятельности, жизнедеятельности, потенциального и актуального, операционально-технологический, обратной связи)

Принцип субъекта деятельности. Конкретное содержание и смысл принципа личности для акмеологии раскрывается сравнительно с его пониманием в психологии. С.Л.Рубинштейн, выдвинув личностный принцип, противопоставил его психологии функционализма, раздробляющей человека на изолированные психические функции, способности и состояния.
В.Н. Мясищев также последовательно, как и С.Л. Рубинштейн, реализовывал этот принцип в своих трудах. Нужно отметить, что реализация этого принципа в психологии еще продолжается, не закончена: с большим трудом удается вскрывать собственный личностный характер процессов восприятия, памяти, мышления, хотя на этом пути уже сделаны значительные шаги. В акмеологии личность рассматривается в своем развивающемся, функционирующем состоянии: в этом особенность личностного принципа в акмеологии. Неотъемлемая особенность этого принципа состоит и в том, что, функционируя, личность "вписывается" в другие системы жизнедеятельности в целом - деятельности, общения, познания. Поэтому данная особенность личностного принципа заключается в том, что функционирование личности должно осуществляться в качестве и по критериям каждой из обозначенных систем. Если это система профессии, акмеологию интересует личность профессионала, более конкретно — личность управленца, менеджера, госслужащего. Акмеология рассматривает личность одновременно в психологическом качестве и социально профессиональном с точки зрения оптимальности согласования их друг с другом.

Далее, если в психологии личность рассматривается в развитии, имеющем поступательные стадии, то в акмеологии личность рассматривается в целенаправленном, прогрессивном, восходящем развитии. Развитие личности в акмеологии учитывается и в стадиально-возрастном качестве, и в функционально-деятельном (профессиональном — развитие в профессии, становление профессионалом), и в ситуативном (развитие личности в трудных ситуациях, содержащих противоречие, или ситуациях, требующих позитивного влияния, решающего, оптимизирующего ситуацию воздействия). Развитие личности в акмеологии рассматривается как процесс, имеющий, с одной стороны, детерминацию — субъекта (внутренняя детерминация) и акмеолога, а с другой — реализуемых им средств поддержки личности (внешняя детерминация). Суть проблемы заключается в установлении гармонизации этих детерминант, их согласовании.

В отличие от общего субъектного принципа, субъектно-деятельностный подход, развиваемый Б.Г. Ананьевым, К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинским, А.А. Деркачем, Е.А. Климовым, В.Д. Шадриковым и др., образует связывающий общую и профессиональную акмеологию принцип. С одной стороны, в нем воплощена общая парадигма акмеологии. Если общее понимание субъекта дает личности ориентацию на идеал, то конкретное понимание субъекта деятельности раскрывает психологические и акмеологические механизмы реального достижения оптимума в профессии, раскрывает принципы саморегуляции и самоорганизации, присущие субъекту.

Принцип субъекта деятельности получил многократную и многоуровневую конкретизацию в психологии. Идя от определения педагогической системы и ее функциональных компонентов, разработанных Н.В.Кузьминой, А.А.Деркач выделил в деятельности (уже не только педагогической) ее принципиальные функциональные макрокомпоненты: гностический, состоящий в используемой системе знаний и способности к операциональному, продуктивному применению их в деятельности; проектировочный, который связан с целевым характером деятельности, но в психологии описывался скорее только через философскую систему цели, средства, результата. Представление А.А. Деркача о проектировочном компоненте позволило гораздо более конкретно связать способы осуществления деятельности с предполагаемыми ее этапами, событиями, уровнями осуществления и т. д.

В числе компонентов А.А. Деркач включил конструктивный, в понимание которого уже была заложена суть акмеологического подхода: конструктивность дает оптимизацию системы деятельности и способа деятельности субъекта, она исключает стихийный, случайный характер деятельности, минимизирует ошибки и "отказы", снижает "цену" осуществления деятельности. В трактовке конструктивного компонента был извлечен урок и принципиальный вывод из оптимального и ошибочного опыта всей инженерной психологии.

Организаторский компонент деятельности выражал методологическую тенденцию сближения понятий "деятельности" и "организации", которая уже наметилась в теории управления. Он одновременно указывает и на задачу упорядочивания всех составляющих, всех звеньев деятельности, и на связь прогнозирующего, проектирующего, т. е. интеллектуального способа организации деятельности с практическим осуществлением. Впервые в психологической науке было преодолено отождествление теоретической и практической деятельности, которое было оправдано лишь в рамках философского определения, раскрыта их специфика, способы связи, практически реальная, онтологическая сущность деятельности. Причем даже если в некоторых работах практический компонент деятельности трактовался как исполнительский, то он фактически рассматривался лишь как реализация когнитивного, интеллектуального. Вводя понятие "организаторский", А.А.Деркач выделил радикальную, существенную задачу, которая решается именно на практическом уровне осуществления деятельности. Наконец, выделенный им коммуникативный компонент соответствовал нарастающему в психологии осознанию того, что деятельность это не только деятельность индивидуального субъекта, но и носит совместный кооперативный характер.

К.А.Абульханова, разработав на основе идей С.Л.Рубинштейна общеметодологическое понимание категории субъекта и раскрыв ее ключевое значение для психологии, конкретизировала принцип субъекта деятельности. Во-первых, субъект деятельности — это новое, преобразованное качество личности, которое означает полную перестройку всей системы ее психической организации, а не только включение способностей, целей и соответствие ее потребностям. Это качество субъекта возникает через разрешение противоречия между наличными возможностями, особенностями, притязаниями, мотивами личности и требованиями деятельности, предъявляемыми обществом к ее исполнителю. Если на первых этапах развития принципа единства сознания и деятельности подчеркивался преимущественно творческий, инициируемый самой личностью ее характер и только такая деятельность считалась предметом изучения психологии (А.В.Брушлинский), то, как говорилось, осмысление реальности привело не только к ограничению этой оптимистической формулы, но и к пониманию того, что и не личность задает деятельность, и не деятельность задает личность, а субъект деятельности находит соотношение внешней и внутренней детерминаций, необходимости и свободы, регламентации, нормативности, стандартизации и индивидуализации. Функция субъекта заключается в разрешении этого противоречия в настоящей (в данный момент осуществляемой) деятельности и на протяжении всей своей деятельностно-профессиональной жизни. "Став субъектом, — пишет К.А.Абульханова-Славская, — личность вырабатывает индивидуальный способ организации деятельности. Этот способ отвечает качествам личности, ее отношению к деятельности (целеполаганию, мотивации) и требованиям, объективным характеристикам именно данного вида деятельности. Способ деятельности есть более или менее оптимальный интеграл, композиция этих основных параметров. Субъект является интегрирующей, централизующей, координирующей инстанцией деятельности. Он согласует всю систему своих индивидных, психофизиологических, психических и, наконец, личностных возможностей, особенностей с условиями и требованиями деятельности не парциально, а целостным образом". "Личность в качестве субъекта, — отмечает она, — осуществляет регуляцию деятельности в настоящем времени". Основным функциональным механизмом такой организации, которая приводит в соответствие события, требования, задачи деятельности, с одной стороны, и личностные возможности, состояния способности — с другой, является механизм саморегуляции. Благодаря саморегуляции купируются негативные состояния (усталости, стресса), приводятся в соответствие наивысшие психические затраты с решающими ключевыми периодами деятельности, деятельность поддерживается то мотивационными, то волевыми механизмами.

Осуществление деятельности на протяжении времени (как труда, профессии) предполагает выделение не микроструктур, а личностных квантов деятельности. Сюда включается отношение личности к деятельности, отмеченное еще В.Н.Мясищевым, готовность как личностное новообразование, важность которого не только в общепсихологическом, но именно и акмеологическом ключе, подчеркивает и исследует А.А.Деркач. Сюда относятся притязания личности, в которых заключено предвосхищение ожидаемого ею результата деятельности и критерии его оценки, удовлетворенности-неудовлетворенности субъектом полученным результатом. До сих пор в психологии господствовал объективно-социальный подход к оценке результата деятельности, и только в самое последнее время ряд авторов выдвинули понятие субъективно приемлемого результата. Категория субъекта раскрывает смысложизненные и побудительно-смысловые качества личности в ее отношении к деятельности — инициативу и ответственность. Они детально исследованы в работах, осуществленных под руководством К.А.Абульхановой-Славской.

В свою очередь ответственность определяется как комплексный регулятивный механизм деятельности и одновременно особое деятельное качество личности. Ответственность есть гарантирование личностью сохранения определенного уровня и качества деятельности на протяжении определенного времени, несмотря на непредвиденные трудности.

В инженерной психологии, психологии труда и теории деятельности были сформулированы ее определения, которые фиксируют качество выполнения деятельности человеком, отвечающие социальным нормативным критериям, надежность, эффективность, энергоемкость и т. д. Были проанализированы способы личностного гарантирования, обеспечения этих параметров, что составило важнейший новый шаг в разработке проблемы профессионально важных характеристик как промежуточного образования между "натуральными" способностями личности и ее качественными, привязанными, приспособленными к осуществлению профессии свойствами. Кроме того, было развито выдвинутое в свое время К.А.Абульхановой понятие "задачи" и "стратегии" деятельности, которые, с одной стороны, раскрывают личностный способ квантования деятельности, значимости выделения не только ее условий, но и требований, и времени, с другой — выстраивание стратегий как программ осуществления деятельности, в которых связаны в логические и устанавливаемые самим субъектом цепи, последовательности различных задач.

Понятие стратегий пролонгированного осуществления деятельности позволило в целом поднять важнейшую проблему организации субъектом деятельности во времени, которое является первейшим показателем эффективности деятельности, производительности труда.

В числе важнейших субъектно-личностных характеристик деятельности для акмеологии оказываются понятия "профессионализма", "мастерства" и "компетентности". На первом понятии и его принципиальном системообразующем для акмеологии профессий значении мы остановимся ниже специально. В предварительном порядке можно сказать, что все три понятия имеют вектор, критерий совершенства деятельности, высшего качества и уровня ее осуществления, т. е. напрямую отвечают предмету акмеологии.

В социологии компетентность выступает как атрибут профессионализма. Компетентность определяется как наиболее доскональное знание своего дела, существа выполняемой работы, сложных связей, отношений, существующих в ней, возможных средств и способов достижения намеченных целей. В теории менеджмента и управления постепенно понятие компетентности слилось с представлением о подготовленности профессионалов к управлению, но не только самой деятельностью, но и сложными системами, социальными отношениями, существующими в них, и привело к выявлению более или менее оптимальных типов управления, которые могут быть выстроены согласно иерархическому принципу по своей оптимальности.

В системе понятий акмеологии компетентность выступает как качество личности, ставшей подлинным субъектом деятельности и профессии. В представлении о компетентности может быть включено умение личности свободно ориентироваться в сложных условиях профессии, оперировать субъективными и объективными ее составляющими, вводить новые способы осуществления деятельности, технологии.

Заключая анализ принципа субъекта деятельности в акмеологии, следует сказать, что на его основе она раскрывает пути наиболее полного и удовлетворяющего саму личность самовыражения в профессии, что и является условием творчества, с одной стороны. С другой — он позволяет ей обеспечивать наивысшую социальную, профессиональную эффективность деятельности и кадров различных профессий.

Принцип жизнедеятельности. Принцип жизнедеятельности является конкретным и основополагающим для акмеологии и исторически и теоретически, логически. Понятие "акме", сформулированное и П.А.Флоренским, и Н.А.Рыбниковым и наиболее содержательно определенное Б.Г.Ананьевым, было связано с жизненным путем личности, с ее жизненными вершинами. Наряду с понятием "пика" карьеры, которое также было ново для отечественной традиции и существенно для психологии профессий, Ананьев выдвигает понятие "пика" или вершины жизни. Последующее развитие этого понятия было осуществлено А.А.Бодалевым и др. В возрастной и социальной периодизации жизненного цикла человека оно совпадает с периодом и представлением о зрелости человека как максимальном уровне развития его индивидуальности, его максимальной реализованности в жизни.

С.Л.Рубинштейн, который никогда не причислялся к представителям акмеологии, но разработал в своей книге "Человек и мир" проблемы философии жизни, неоднократно на протяжении своей жизни обращался к понятию "вершины" жизни. Впервые, будучи совсем молодым, он пишет некролог на смерть Н.НЛанге, в котором различает разные типы людей — тех, кто лишь изредка поднимался на вершины жизни и в этих достижениях исчерпал все силы и потенциал своей личности, и тех, которые, достигая этих вершин, сохраняли в себе огромные, еще нереализованные возможности, личность которых не измеришь совершенной ими работой. Здесь ставится методологически очень важная проблема не конечности вершины, которую тонко и диалектично обсуждает А.А.Бодалев, а соотношения вершины как достигнутого человеком максимума и его еще не полностью реализованных при этом возможностей, его творческого неисчерпаемого потенциала. Вторично С.Л.Рубинштейн обращается к осмыслению этой проблемы в своих дневниках, написанных перед смертью. Он пишет, что в его жизни было немало трудностей и спадов, но в целом она вся шла по восходящей. Люди, которые достигают своих вершин в более ранние годы, могут затем на протяжении всей своей последующей жизни пользоваться плодами достигнутого; в этом их большое преимущество. Те, жизнь которых идет по восходящей, так что вершина их достижений на протяжении большей части жизни еще где-то впереди, перед ними, лишены этого преимущества. Их жизнь менее выигрышна, но в ней есть зато что-то возвышенное, несравненное чувство постоянного восхождения.

Здесь заключены иные методологически ценные аспекты: мысль, что совершенствование и самовыражение человека есть процесс постоянного восхождения, а не точка, не результат, а также мысль, что оптимальное выражение человека в жизни, достижение им вершины отвечает своеобразному акмеологическому закону обратной связи, дает человеку преимущество. Характеризуя жизненные позиции личностей, К.А.Абульханова воспользовалась образным сравнением, согласно которому одни люди идут по жизни пешком, другие движутся на поезде, а третьи — самолетом. Достигнутый уровень открывает новый спектр объективных возможностей человеку, умножая его силы.

Принцип жизнедеятельности и теория жизненного пути позволили К.А.Абульхановой-Славской разработать понятие стратегии жизни, связанное с представлением о ее субъекте как направляющем и регулирующем, организующем ход своей жизни. Это понятие также относится к числу акмеологических категорий. В нем воплотился и принцип индивидуализации, типологизации: стратегия жизни — это выбор личностью способа жизни, соответствующего ее типу. В нем воплотился и принцип оптимизации, организованности, своеобразной конструктивности, а не эмпиричности жизни. Стратегия предполагает и разрешение противоречий между активностью, притязаниями, "Я"-концепций личности и условиями и обстоятельствами жизни. Стратегия — это не только восхождение, но и отступление, которые нельзя свести к конформизму, уступкам обстоятельствам. Стратегичность жизни — это ее соответствие (и степень соответствия) не только декларированным, но и реализованным в жизни ценностям, ее соответствие принципам человечности.

Для акмеологии центральным становится как принцип жизнедеятельности, теория жизненного пути, биографический подход, так и принцип личности как субъекта жизни. Он означает "овладение" личностью условиями своей жизни, создание ею вторичных условий жизни путем построения особых жизненных опор, жизненных отношений и позиций.

Как обсуждалось выше, философы склонны отождествлять понятие культуры с понятием "опыта". Несомненно, жизненный опыт является составляющей жизненной зрелости, жизненной мудрости. Но с точки зрения акмеологии существенно не только идущее из прошлого понятие "опыта", не связанное с настоящим понятие "позиции" в жизни, которое определяет особенность "места", занятого личностью в жизни, расстановку жизненных сил, по выражению С.Л.Рубинштейна. Место или "позиция" личности — это система ее уже реализованных (и необратимо нереализованных) и будущих возможностей, тех преимуществ, которые дает ей эта позиция и объективно, и субъективно. Кроме того, для акмеологии как целевой дисциплины крайне существенно понятие жизненной или временной перспективы. Выдвинутое и определенное Наттином, Кастенбаумом и многими другими психологами, оно было эмпирически исследовано К.А.Абульхановой-Славской и конкретизировано по различным перспективам — когнитивную (сводится к теоретическим умственным планам на будущее), личностную (состоит в мотивации будущего, в жизненных и личностных еще не реализованных резервах), а также собственно жизненную, которая сводится к социальным возможностям и перспективам личности, сделавшей карьеру не только в профессии, но и в самой жизни. Будущее в известном смысле оказывается социально гарантированным позицией человека.

Функция принципа субъекта жизни и жизнедеятельности в том, что позволяет понять место, роль, смысл и значение деятельности, труда в жизненном пути личности, постигнуть жизнь не только как свободное от работы время, но и как задачу самореализации личности, которую она прежде всего осуществляет в деле всей своей жизни. Однако это оптимальный вариант. Действительность современных социальных перемен ставит акмеологов перед лицом проблемы непропорциональности жизненного пути и профессиональной жизни. Неизбежное завершение профессиональной жизни летчика ведет к жизненной трагедии. Трагичны ситуации безработицы как насильственного лишения человека профессиональной занятости, ведущей к фрустрациям, потере смысла жизни. Не менее трудны проблемы профессиональной переориентации, особенно если их приходится решать в позднем с точки зрения критериев жизненного пути возрасте. Это целое проблемное поле акмеологической науки, призванной не только возвысить возможности человека, но и не дать ему их потерять.

Принцип потенциального и актуального. К числу акмеологических может быть отнесен развитый в трудах С.Л.Рубинштейна и его школы принцип потенциального и актуального, имплицитного и эксплицитного. Этот, казалось бы, общефилософский принцип позволил сначала в общей психологии понять саму личность как проективную, перспективную, не исчерпывающуюся наличными данными систему.

Для акмеологии он служит в двоякой функции: 1) методологического ориентира на резервы, возможности личности, которые могут реализоваться в будущем ею самой или при акмеологической поддержке; 2) практико-диагностического ориентира. Он предполагает использовать при диагностике наличного состояния личности не столько констатирующие, измерительные, сколько проективные процедуры. На этапе самой акмеологической поддержки (игротехники, тренингов) он ориентирует на субъекта, его рефлексию как на самостоятельные способы умножения личностью своего потенциала, как на средства расширения ее сознания.

Простое значение понятия "имплицитность" сводится также, и к понятиям "неиспользованность", "незагруженность". Развернувшиеся в последнее время исследования социального мышления показали, что личность не так часто и не полностью использует свои интеллектуальные ресурсы, не "загружает" свой интеллект, стремится к решению более легких или стандартных задач. Отсюда задача акмеологии препятствовать случайному, стихийному "использованию" человеком своих психических ресурсов, открыть путь и мотивацию полноценной самореализации.

Принцип моделирования. Принцип моделирования был разработан в середине века в сферах управления социальными, производственными и другими системами и в каждом нашел свою спецификацию и конкретизацию. В методологии науки принцип моделирования был в известной степени формализован для унификации моделей поисковых, исследовательских и оперативных в систематике научного знания.

Основой понимания природы моделирования выступает теория отражения. Эта мысль разделяется большинством исследователей. Но вопрос, каким именно образом моделирование соотносится с отражением, вызывает много разногласий. Анализ универсального свойства отражения, его проявление в процессах, связанных с деятельностью человека, позволил изучить роль реагирования личностных систем в выяснении природы моделирования. В результате отражение определяется как специфическая форма реагирования, в процессе которой необходимые признаки одних систем проявляются во внутренних изменениях и внешних действиях других систем через специфику их структуры и функции. Реагирование — подлинно системное качество, ибо в процессе его воспроизводится то всеобщее, что присуще системам "объект- явление", "отражающий субъект — отражаемый объект — отражающий субъект". Понятие "реагирование" конкретнее понятия "взаимодействие", рассматриваемого как сущность отражения. Это, разумеется, тоже взаимодействие, но уже явным образом предполагающее изменение вступающих в него компонентов. В процессе реагирования каждый из компонентов системного комплекса взаимодействия испытывает воздействия другого, выступает в одно и то же время и причиной, и следствием, которые заменяют друг друга. Отсюда вытекает необходимость рассматривать отражение не просто как взаимодействие, а как реагирование. Исследования физиологии эволюции высшей нервной деятельности позволили сделать вывод о том, что характерной особенностью человеческого сознания является наличие такого свойства его функционирования, как реактивность (раздражимость и реагирующий субстрат в акте отражения составляют диалектическое единство). Такой переход к высшим формам отражения у человека становится возможным при условии, если "моделью потребного будущего" служит конструируемый самим мозгом идеальный объект на основе воображения и экстраполяции. Развитие отражения в человеческом мышлении идет еще дальше: оно подвергает анализу как процесс отражения, так и самоотражения. Это означает, что отражение второго порядка становится моделью для отражения третьего порядка и т. д. Следовательно, возникает своеобразная иерархия сложных многоуровневых моделей, которая на основе реактивности преломляется через специфику внутренних процессов сознания и выступает более или менее точной копией объектов. Анализ изложенного позволяет выявить следующее: в своей основе модель взаимодействия — это гипотеза о том, как может быть осуществлен процесс взаимодействия, какие результаты при этом можно получить; содержание модели зависит от особенностей моделируемого субъекта, от той цели, которую он ставит перед собой; отражательная природа модели предполагает, с одной стороны, зависимость от деятельности субъекта, формирующей предмет моделирования путем выделения его свойств, а с другой — деятельности, влияющей на субъекта моделирования. В этом соотношении необходимо соблюдать объективное соответствие и его меру, которую нельзя упрощать и преувеличивать. Под моделью подразумевается материальная или мыслительная (знаковая, концептуальная) система, которая опосредованно отражает совокупность факторов, воспроизводящих, имитирующих объект (взаимодействие, партнеров взаимодействия) на разных уровнях их организации, самоорганизации и развития. Данное определение конкретизирует дефиниции модели, идущие от Платона, Канта, Пиаже и имеет следующие особенности: а) выражает отношения между объектом, моделью объекта и моделирующим субъектом; б) модель характеризуется как системное образование, обладающее двоякой гносеологической характеристикой, где живой объект рассматривается как система моделей и сам моделирующий процесс расчленен на систему моделей, каждая из которых отражает определенный срез объекта, а все вместе представляют его на целостном уровне; в) учитываются презентативные свойства модели; г) определение предполагает, что модель имитирует объект, т. е. приближает и упрощает его, удерживает характеристики, не искажает их природу. После того как дано определение модели, появляется возможность определить процесс моделирования. Моделирование — это процесс представления, имитирования существующих систем на основе построения изучения и преобразования их моделей, в которых воспроизводятся принципы организации и функционирования этих систем. Между субъектом познания организации взаимодействия и объектом взаимодействия моделирования может возникнуть следующее: знаковой модели непосредственно будет соответствовать какая-то реальная система, следовательно, за ней целесообразно закрепить термин "концептуальная модель". Если в природе нет реальной системы, то ее модель можно назвать "идеальной моделью". Моделирование — субъективно-объективная системная задача. Проектировщик должен по отношению к создаваемой модели быть одновременно и объектом, и субъектом моделирования.

Г.П. Щедровицкий выделяет одну из наиболее важных для нашего подхода характеристик модели: "стороны" изучаемого объекта не могут быть соединены механически, "между ними, как таковыми, нет реальных связей", откуда возникает необходимость спроектировать движение в разных слоях замещения на сам объект и таким образом задать основание для их сопоставления1.

Наконец, уже с акмеолого-психологических позиций Е.Б. Старовойтенко обратилась к постановке проблем моделирования человека в малоизвестном фундаментальном труде М.Вартофского, в котором выделено сразу несколько существенных функций модели: 1) воссоздание и умножение знаний об оригинале; 2) конструктирование его новых свойств; 3) управление им и развитие его.
По его мнению, модель задает перспективы, средства и цели развития оригинала, его прогрессивного развития. При этом модели — это не просто часть технологии для создания будущего, и не просто полезные инструменты, а сами способы действия, которые фактически и создают будущее.

Все перечисленные отдельными авторами и интегрированные Вартофским критерии определения и функций модели непосредственно относятся к акмеологии и ее принципам моделирования.

"Оригинал" — это наличное, данное состояние ("стартовое", по терминологии Ананьева) личности. Однако модель это не ее идеальное состояние, являющееся целью акмеологического содействия и "самопомощи" личности. Модель в акмеологии проектирует соотношение настоящего и будущего, которого еще нет в реальной действительности, и, по Вартофскому, способ движения к этому будущему, который определяется внешней и внутренней детерминацией. Для раскрытия специфики предмета акмеологии особенно существенно, что она — в отличие от других наук (особенно естественных), не имеет целиком онтологически заданного реального объекта. Ее предмет — это изменение реального объекта (оригинала) от "стартового" состояния к идеальному, "финишному". Предметом данной науки является не субстанциональное статичное состояние, а сам момент и способ изменения. Очень существенно также и то, что наличное состояние "оригинала" исследуется, а желательное, целевое проектируется согласно теоретическим принципам и основаниям. Наличное состояние представляет собой реальный объект, но желательное, "финишное" не есть идеальный объект, это идеал, критерий будущего. Идеальный объект или модель включает интеграл наличного состояния личности, способа его изменения (развития) и его финишное состояние.

В данной модели (в терминах моделирования) могут быть выделены переменные и постоянные величины. Как ни парадоксально, но идеал, т. е. финишное состояние при моделировании, должен обладать набором постоянных критериев: они в какой-то степени и были уже выявлены: компетентность, профессионализм, оптимальность самовыражения. Переменной является характеристика оригинала, его реального отправного состояния — разные личности находятся на разном уровне развития, который и должен быть выявлен. Средства акмеологической поддержки варьируют между полюсами стандартного и индивидуального: набор средств акмеологической поддержки является типичным — это консультации, игротехники, тренинги. Но способ организации и проведения последних ориентирован на динамику, на изменчивость уровня развития субъекта и собственные индивидуальные — рефлексивные, интеллектуальные ресурсы. О.С.Анисимов подчеркивает необходимость методологизации аналитика-акмеолога, что составляет культуру акмеологического анализа, так как обеспечивает организованное, критериальное прихождение к акмеологически значимым результатам.

Поскольку речь идет о развитии, совершенствовании не только путем собственно акмеологических технологий, а в самой деятельности, средством развития и совершенствования становится "алгоритм" — одна из важнейших акмеологических категорий, выделенных и разработанных А.А.Деркачом.

Алгоритм представляет собой постоянную акмеологической модели, поскольку отвечает самому существенному критерию и осуществления деятельности и развития ее субъекта — оптимальности.

Понятие моделирования употребляется в акмеологии и в более частном значении: моделируются гуманитарные технологии. Термин и понятие алгоритмизации также используется ею не только применительно к способу деятельности, но как способ сбора и репрезентации информации о личности.

Принцип оптимальности. Для введения понятия оптимальности в категориальный аппарат акмеологии необходимо привести его общенаучные трактовки, а также раскрыть сущность оптимизационного процесса.

Обобщая исследования в рамках теорий оптимизации в ряде наук, можно заключить, что оптимизация определяется как:

1) выбор наилучшего варианта из всех возможных;

2) приведение системы к состоянию наибольшей эффективности;

3) нахождение желательного (наибольшего или наименьшего) значения какой-либо функции системы.

Соответственно оптимум определяется как мера лучшего, совокупность наиболее благоприятных условий, наилучший вариант решения задачи и путь достижения цели при данных условиях и ресурсах.

В социальной системе оптимум определяется как состояние социальной системы, являющееся наилучшим с точки зрения реализации ее целей при данных внутренних и внешних условиях и ресурсах.

По определению, принятому в работах Ю.К.Бабанского, термин "оптимальный" означает "наилучший" для данных условий с точки зрения определенных критериев. В роли критериев оптимальности могут выступать такие параметры, как эффективность и время решения поставленных задач.

В науке термин "оптимум" применяется в трех значениях: 1) наилучший вариант из всех возможных состояний системы, который обычно находят, решая так называемые задачи на оптимум в теориях управления, математическом программировании и других дисциплинах; 2) наилучшее направление изменений поведения системы; 3) цель развития, когда говорят о необходимости достичь оптимум как конечное состояние всей системы, ее компонентов и (или) параметров.

Яркой иллюстрацией принципа оптимальности в психологической науке является круг идей, развиваемых в области мотивационной регуляции поведения рядом ученых: закон Йеркса — Додсона, кривые Дж.Аткинсона и Х.Хекхаузена, Хебба, идея зонального строения мотивации В.Г.Асеева.

Параметр оптимизации — признак, по которому мы хотим оптимизировать процесс. Он должен быть количественным, задаваться числом. Если нет способа количественного измерения результата, то приходится воспользоваться приемом, называемым ранжированием. При этом параметрам оптимизации присваиваются оценки — ранги по заранее выбранной шкале. В простейшем случае область содержит два значения.

С развитием наук большое внимание стало уделяться возможностям применения математических моделей оптимизации в других науках, как, например, экономических и технических. Для акмеологической науки, ставящей своей целью определение возможностей достижения человеком вершин в своем развитии, применение оптимизационных моделей очень важно. Это подтверждают различные исследования в различных отраслях психологической науки.

По мнению специалистов, заслуживает внимание теория оптимизации, предложенная и разработанная применительно к сфере образования Ю.К.Бабанским. Она представляет собой целостную концептуальную систему, охватывающую широкий круг явлений педагогической деятельности, имеющей своеобразные методологические подходы, свой специфический понятийно-терминологический аппарат. Главное ее отличие состоит в ярко выраженной гуманитарной направленности.

Впервые в акмеологических исследованиях многомерный феномен "акме" описывается как оптимальный результат гуманитарно-технологического развития с позиций конкурентных приемов госслужащих, обусловленных детерминантами интеллектуального, эмоционально-чувственного, волевого, коммуникативного развития госслужащего и состояния его здоровья.

По мнению А.С.Гусевой, учение об оптимизации как необходимый этап разработки современных технологических систем превратилось в научное направление с едиными методами, применимыми к разнообразным объектам познания. Оптимизацию мы рассматриваем как процесс, имеющий целью направить гуманитарно-технологическое развитие личности таким образом, чтобы обеспечить наилучшее состояние субъекта и его деятельности, управлять этим состоянием максимально эффективными средствами.

Л.Г.Лаптев считает, что, в отличие от теории управления, которая нормативно предписывает всем системам (социальным, чисто организационным, инженерным и т. п.) более оптимальные способы организации, акмеология имеет своим предметом субъект и лишь содействует ему в нахождении более оптимального способа организации.

Обычно в науке с помощью понятий оптимума и оптимальности обозначают определенное свойство или состояние той или иной системы и ее элементов, объекта вообще, наиболее благоприятное в каких-то характеристиках или целиком для данной системы, ее компонентов, а также для внешней системы, находящейся в отношении управления с данной системой. Под оптимизацией понимают становление и утверждение свойства или состояния оптимальности в силу действия внешних и внутренних причин и условий. Оптимизация — это часто процесс перехода системы или ее элементов к оптимуму из некоторого неоптимального состояния. Исторически именно человеческие устремления к поиску и получению определенных высших положительных результатов и итогов были осмыслены самими людьми с помощью разбираемых понятий. Заметим, что оптимум и оптимальность — это понятия оценочного, а значит, субъективного характера, отражающие сквозь призму интересов, потребностей и целей субъекта деятельности многообразные явления материального и духовного бытия, самой деятельности людей, ее итоги и перспективы.

Учитывая все вышесказанное, обратим внимание на ряд практически важных элементов механизма управления. Один из них — это оптимальность правил профессионального поведения руководителя. В практике мы встречаемся как с чрезмерной регламентацией поведения подчиненных, когда руководитель по существу не доверяет им ни в профессиональном плане, ни в дисциплинарном, ни в нравственном, так и со слабой регламентацией, когда руководитель многое пускает на самотек, почти не контролирует даже важнейшие стороны технологии производства и взаимоотношения в коллективе.

Результаты многочисленных экспериментов по произвольным изменениям структуры управления, включая и укрепление единоначалия, и введение выборности руководителей, достаточно убедительно показывают, что регламентация поведения со стороны руководства должна быть именно оптимальной, а не максимальной и не минимальной, и соответствовать уровню компетентности, общей культуры и сознательности членов общества, коллектива. Между прочим, степень демократичности общества и его составляющих также не может быть в данный момент максимальной: она тоже должна соответствовать достигнутому уровню развития общества.

В нашей научной и публицистической литературе много писали о необходимости воплощения в практике управления и воспитания принципа дифференцированного, в частности индивидуального, подхода как важного резерва повышения эффективности деятельности людей. Однако на практике и школьные учителя, и руководящие инженерно-технические работники больше тяготеют к осуществлению принципа единства требований как более удобному. На наш взгляд, определяющим является положение об оптимальном в данных условиях сочетании принципов дифференцированного подхода и единства требований. Причем последний должен главенствовать в области элементарно необходимых установлений (выполнение правовых норм, административных указаний, технологической и трудовой дисциплины), а первый — в области проявления инициативы, творчества, развития личности.

Между этими двумя принципами на их "пересечении" лежит оптимальная зона, "золотая середина". Она будет разной, естественно, для воинского коллектива и научного учреждения, в решении рутинных и творческих задач, в отношении зрелого коллектива и только-только складывающегося. Определение такого оптимума в данных конкретно-исторических, производственных, культурных и нравственных условиях — это творческая задача, решение которой требует искусства руководителя. Односторонняя реализация одного принципа в ущерб другому обедняет мотивацию трудовой деятельности людей, означает блокирование тех или иных мотивов труда, влияющих либо на сам процесс, либо на результаты деятельности, и в конечном счете приводит к снижению продуктивности труда, удовлетворенности работой, ухудшению психологического климата, нервно-психическому напряжению.

Руководитель, склонный к авторитарному стилю, должен уметь отойти от него в случаях сложных личных обстоятельств подчиненного, необычности производственного задания, неформального характера отношений. Руководителю же либерального стиля для обеспечения элементарно необходимых требований не следует идти на поводу у индивидуальных особенностей, личных просьб и "особых обстоятельств", которыми часто оправдываются безответственность, недисциплинированность, некомпетентность.

Использование принципов оптимальности дает положительный эффект и при временном планировании деятельности руководителя. Исследования психологов (К.А.Абульханова, В.Г.Асеев, Е.С.Улитова и др.) свидетельствуют о наличии некоторой оптимальной для данного коллектива и данного состояния личности временной зоны планирования действий. С одной стороны, трудно планировать на некоторый отдаленный период, (скажем, много месяцев или лет), особенно в обстановке неопределенности, непредсказуемости событий. Долговременные прогнозы типа жизненных планов и даже роста производственных показателей неизбежно носят условный характер и, как правило, нуждаются потом в корректировке. Оказалось, что трудно планировать и самые ближайшие события. Но уже по прямо противоположной причине: эти события уже надвигаются, они почти неотвратимы, и планировать, т. е. произвольно менять их, практически трудно или уже невозможно. С ними надо смириться, даже если они носят негативный, нежелательный характер.

Вместе с тем руководитель должен стараться не идти на поводу у "текучки", у навязываемых ему событий и воздействий, а активно управлять ими: противодействовать одним и содействовать другим, игнорировать одни и выделять, акцентировать другие. Без такого активного отношения к текущим событиям руководитель неизбежно становится элементом "броуновского движения" стихийных событий.

Одни стороны реальной действительности менять возможно, но не нужно, другие, наоборот, нужно, но невозможно. Руководитель, как и любой человек, должен в соответствии со своими мотивационными установками и реальными возможностями определить для себя, к чему он относится активно, а к чему пассивно, что входит и что не входит в его актуальную временную зону, зону активно действенного отношения к сложившейся реальности. Руководитель, конечно, не должен жить "сегодняшним днем", т. е. крайне узкой временной перспективой, не готовя будущего, не создавая его по своим планам. Но он не должен строить и чрезмерно отдаленную, абстрактную перспективу, не соотнесенную с возможностями ее преобразования. Типичная ошибка руководителей состоит в неправильном определении границ актуальной временной зоны. Причем у одного и того же человека можно обнаружить и более или менее выраженную подверженность текучке, забвению высокозначимых, но отсроченных задач, и тенденцию строить некоторые явно нереалистичные, хотя и привлекательные (для него самого, коллектива или вышестоящего руководства) планы. Оптимизация управления должна обязательно включать в себя и оптимизацию актуальной временной перспективы.

Практически это означает, что нужно видеть, каким временным периодом живет работник: сегодняшним днем или перспективой развития, формирования, роста как специалиста. Для одного более эффективными будут текущие стимулы, для другого — отдаленные во времени, но личностно значимые. Следует обратить внимание и на односторонность индивидуального стиля управления во временном плане. Одни руководители сильны успешным решением текущих задач, но упускают создание перспективы развития коллектив, другие умеют создавать условия для перспективного роста, но недооценивают роль сегодняшних мелких задач, обстоятельств и настроений.

Еще одна важная для тактики управления область реализации принципа оптимальности — применение воздействий и связанная с этим эффективность поощрений и наказаний.

Результаты теоретических разработок, лабораторных исследований, практика управления и воспитания убедительно свидетельствуют, что тактические правила влияния на личность требуют: воздействия не должны быть ни слишком частыми, ни слишком редкими. Последние оказываются неожиданными, не создают самого эффекта ожидания как непосредственного стимула, а первые нередко обесцениваются, девальвируются, к ним привыкают и не считают за событие. В зависимости от адаптивных возможностей подчиненного одни воздействия на него более эффективны в качестве эпизодических, другие — в качестве систематических. Например, существенные поощрения и наказания, аффективные эмоциональные реакции руководителя по поводу особых нарушений заведомо не могут быть действенными постоянно. Сильные воздействия остаются таковыми, пока они редки; как только они становятся частыми, они теряют свою эффективность.

Другие воздействия (например, связанные с поддержанием текущей дисциплины), наоборот, настолько слабы в единичном проявлении, что не могут оказывать заметного эффекта. Их сила не только в их систематическом использовании, когда эффект предыдущего воздействия еще не угас, а на него накладывается эффект последующего, создавая феномен непрерывного и достаточно сильного влияния на поведение.

Что касается материального стимулирования, то оно эффективно лишь тогда, когда организовано с учетом зоны оптимальных соотношений характера поощрения (наказания) и вероятности его получения. Если премия превращается в гарантированную прибавку к зарплате, она, по существу, теряет свои свойства премиального вознаграждения. Но она утрачивает эти свойства и тогда, когда не включена в заранее объявленную систему поощрения, воспринимается как случайность, как "подарок судьбы".

В теоретической модели соотношения эффективности и вероятности событий мы исходим из представления о трехзональной структуре оптимума, типичной для мотивации поведения в целом. В соответствии с этой моделью человек практически игнорирует, не учитывает в своей деятельности события с крайними вероятностями, как высоко-, так и маловероятные. Небольшой вероятностью серьезных последствий нарушения технологического и дисциплинарного порядка рабочие обычно пренебрегают. Но, разумеется, одни при этом идут на существенно больший риск, чем другие, в зависимости от типологического склада и нравственных убеждений. Низкая вероятность воздействий значительно снижает их силу в субъективной оценке работника. Например, строгий выговор начальника цеха в приказе является как будто сильным воздействием, более значительным, чем просто выговор в приказе. Однако в целом воздействие типа "строгий выговор начальника цеха в приказе за нарушение трудовой дисциплины" оценивается рабочими ниже, чем выговор в приказе, так как оно маловероятно и почти никогда не применяется на данном предприятии.

Своеобразную оптимальную зону эффективности имеет и такой важный показатель, как оперативность воздействия. Оно не обязательно должно быть немедленным (иногда даже и не должно быть таковым — нужен этап осмысления, выработки объективного критерия, чтобы избежать поспешности и несправедливости). Но оно и не должно чрезмерно отставать во времени от самого деяния. Отсроченность моральных и материальных воздействий часто резко снижает их эффективность.

Оперативность воздействия имеет определенную зону, при выходе за пределы которой оно теряет свою эффективность и не влияет на поведение человека. Так, при обследовании на Красногорском механическом заводе было установлено, что если воздействие применяется через два месяца и более со дня нарушения, то его эффективность снижается, даже если оно было очень сильным. Это, в частности, относится к наказаниям за прогул и появление на работе в нетрезвом виде, выражающимся в лишении работников премии за год. Количество этих видов нарушений резко уменьшается только в феврале, когда выплачивают премию за год и утрата ее приобретает особую наглядность. По данным за три года, например, в цехе бывает до семи таких нарушений, а в феврале - лишь одно-два, хотя число нарушений других видов, не связанных с лишением премии за год, не уменьшается. Таким образом, сила воздействия снижается с отдаленностью его во времени, с выходом за пределы актуальной зоны.

Принцип оптимальности в мотивации поведения, равно как и в других сторонах психической регуляции деятельности, требует дальнейших исследований и обобщений в психолого-акмеологическом аспекте.

Операционально-технологический принцип. Операционально-технологический принцип характеризует сущность акмеологии как прикладной, практической дисциплины, практика которой, однако, носит строго критериальный характер, ценностную направленность и является связующим звеном между начальным и конечным (желательным) состоянием акмеологической модели. А.С.Гусева впервые подняла на первый взгляд кажущуюся эмпирической, технической, методической проблему акмеологических технологий на методологический и теоретический уровень, показала их ценностно-целевой, т. е. гуманитарный характер. Она доказала, что технологии должны отвечать принципу оптимизации личностных и профессиональных ресурсов, и предложила варианты их возможного моделирования1.

Важно заметить, что в психологии проблема методов исследования, за редким исключением квалификации различных личностных методик и обсуждения проблемы тестов и тестирования, осталась собственно технической проблемой, проблемой средств исследования. Для акмеологии она прежде всего встала не в контексте испытуемый — экспериментатор, а человек — человек, субъект — субъект. Исследование не является самоцелью для решения проблемы науки, оно подчиняется принципу "обратной связи", о котором ниже пойдет речь. Исследование диагностического типа имеет целевое назначение для самого субъекта. В этом радикальное отличие исследования в психологии и акмеологии и в свете этого — роли методов исследования и собственно акмеологических технологий. Эти технологии разработаны, в частности, В.Г.Зазыкиным, А.К.Марковой, Е.А.Яблоковой, О.С.Анисимовым и другими для разных сфер профессиональной деятельности — педагогической, производственной, социально-психологической практики, практики политической психологии, практики управления.

Л.ГЛаптев впервые в управленческой практике военных кадров применил целостную исследовательски-развивающуюся технологию. Оптимизация профессиональной деятельности была практически достигнута за счет интенсивного задействования всех компонентов профессионализации: целевой высшей военно-профессиональной подготовки; переподготовки и повышения квалификации; военно-профессионального самосовершенствования; использования развивающих возможностей военной службы и собственно акмеологического сопровождения военного труда. Сочетание множества составляющих (условно называемых технологиями), традиционных и новаторских позволило достичь формирующего эффекта оптимизации управленческой деятельности военных кадров.

А.К.Маркова, разработав концепцию профессионализма, специально выделила операциональную сферу профессионализма1. Таким образом, к "технологиям" относятся не только собственно акмеологические технологии, акмеологические поддержки, но и весь спектр личностных и профессиональных ресурсов профессии, которые превращаются или не превращаются личностью в средство оптимизации своей деятельности, труда. До сих пор фактически операциональными средствами в психологии деятельности считались способности, навыки, умения, профессионально важные качества. А.К.Маркова рассматривает в качестве компонента операциональной сферы и профессиональное сознание, и самосознание, и профессиональное мышление (тип мышления), а не только навыки и умения.

Таким образом, система технологического обеспечения деятельности в любой профессии включает оптимальное использование психологических ресурсов личности, их развитие и совершенствование.

Принцип обратной связи. Последним методологическим принципом является принцип обратной связи, представляющий в общей методологии системного подхода один из механизмов функционирования системы. Применительно к акмеологии принцип обратной связи имеет свой конкретный смысл: выражаясь, объективируясь в жизни, профессии, общении, личность получает не только результаты этой объективации — результаты труда, оценки людей, занятую должность в карьере, но и воспринимает себя в новом качестве — воплощенной в формах своей жизни, своей деятельности. Этот неизмеримый ни социально, ни профессионально результат лучше других дает ей показатели успешности, продуктивности своих действий. Иногда совсем небольшое достижение приобретает для нее большой жизненный смысл. В бихевиористской психологии эта обратная связь была названа "подкреплением". Однако, по существу, это отнюдь не подкрепление действия и тем более не внешнее "подкрепление", а поддержка, подтверждение правильности для человека того пути, которым он идет, того отношения, которое он проявил, подтверждение адекватности темпов, которыми он идет к цели, нравственности способов их достижения. Активность личности "питается" этой обратной связью, поддерживается ею, ориентируется или переориентируется. Обратная связь образует основу оценочной деятельности личности, ее утверждения или отрицания тех или иных проявлений, результатов, признания-непризнания, принятия как важных или второстепенных. В типе обратной связи основным оказывается реализм, объективность личности или ее субъективизм. Одни люди склонны оценивать себя как успешных, независимо от явных ошибок и неудач, другие, напротив, способны реалистически проанализировать свои сильные и слабые

стороны, успешные и неуспешные действия. Обратная связь есть раскрытие опосредованного характера самопознания личности через самореализацию, есть основа динамического характера формирования и становления ее "Я-концепции".

Резюме

Акмеология использует в своих исследованиях как общеметодологические подходы, так и конкретные методологические принципы, определяемые спецификой акмеологии как науки. Методологические основания акмеологии призваны усилить внимание к поступательному прогрессивному характеру развития человека на этапе зрелости, помочь проникнуть в психологические механизмы достижения человеком вершин профессиональной и личностной зрелости.

Контрольные вопросы и задания

1. Какие методологические принципы смежных наук использует акмеология?

2. Как общенаучный системный подход реализуется в акмеологии?

3. Каковы особенности комплексного подхода в человекознании, разработанного Б.Г. Ананьевым?

4. Сравните различные трактовки принципа детерминизма.

5. Приведите пример применения субъектного подхода в акмеологии.

6. Сопоставьте приложение принципа развития в психологии и в акмеологии.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Деркач А.А. (ред.). Акмеология. 2002

Еще по теме Конкретные методологические принципы исследования в акмеологии (субъекта деятельности, жизнедеятельности, потенциального и актуального, операционально-технологический, обратной связи):

  1. Конкретные методологические принципы исследования в акмеологии (субъекта деятельности, жизнедеятельности, потенциального и актуального, операционально-технологический, обратной связи)
  2. Общие методологические и конкретные методологические подходы и принципы в акмеологии
  3. Общие методологические и конкретные методологические подходы и принципы в акмеологии
  4. Использование принципа обратной связи в управлении аппаратом ИВЛ
  5. Акмеолог как субъект деятельности в акмеологической службе
  6. Методологические принципы и подходы в акмеологии
  7. Методологические принципы и подходы в акмеологии
  8. Категория 2. Тренировка биологической обратной связи
  9. Умение слушать и значение обратной связи в процессе общения
  10. Методологические основы рациональной организации жизнедеятельности
  11. Связи акмеологии с обществознанием
  12. Связи акмеологии с обществознанием
  13. Теоретико - методологические основы исследования побудительных мотивов деятельности военных кадров
  14. Методологические основания акмеологии
  15. Связи акмеологии с науками о человеке и обществе
  16. Основные направления изучения субъекта в акмеологии
  17. Основные направления изучения субъекта в акмеологии