<<
>>

Военная акмеология

План

1. Военная акмеология как составная часть акмеологической теории.

2. Предмет военной акмеологии.

3. Сущность военного труда, его структура.

4. Особенности управленческой деятельности военнослужащих.

5.
Оптимальность военного труда.

Ключевые слова: акмеограмма военного профессионала, акмеологические закономерности и принципы, акмеологический критерий, акмеология военная, акмеология управленческой деятельности, воинский труд, макрохарактеристики акмеологические, оптимальный стиль управленческой деятельности, технология акмеологическая, убеждающее управленческое воздействие.

Акмеограмма военного профессионала — описание всех сторон его труда (профессиональной деятельности, повседневных отношений, личностного развития и совокупного результата труда) и вытекающих из него требований к индивидуально-психологическим и психофизиологическим качествам специалиста. Акмеограмма является обобщенной категорией по отношению к профессиограмме и психограмме. Она ориентирует воина на выявление, продуктивное развитие и задействование творческого потенциала в феноменологической целостности, когда он предстает одновременно как индивид, субъект воинского труда, личность и индивидуальность;

акмеологические закономерности — существенные, устойчиво повторяющиеся в условиях военной службы связи и отношения военнослужащего, характеризующие достижение им собственных вершин в выполнении воинского долга и гармоничное развитие его взаимосвязанных макрохарактеристик как индивида, субъекта воинского труда, личности и индивидуальности. Принципы военной акмеологии как объективное отражение наиболее существенных сторон акмеологических закономерностей выражают основополагающие методологические требования к познанию, развитию и реализации творческого потенциала военнослужащих. Их содержание раскрывается через понятия интегративности и целостности; системной целенаправленности; личностно-деятельностного единства и развития; инвариантности; оптимальности; конгруэнтности;

акмеологический критерий — наиболее существенный признак, правило определения соответствия развития и самореализации военнослужащего как целостного феномена, гармонично сочетающего в себе макрохарактеристики индивида, личности, субъекта воинского труда и индивидуальности своему творческому потенциалу и требованиям военной службы;

акмеология военная — научное и прикладное направление акмеологии, развивающееся на стыке естественных, общественных и военно-технических наук, которое изучает феноменологию индивидуальных и групповых субъектов военной службы, закономерности, механизмы, условия и факторы их продуктивного развития и реализации в реальной жизнедеятельности. Объектом военной акмеологии в силовых структурах Российской Федерации выступают военнослужащие и воинские коллективы, а предметом — их целенаправленная активность (деятельность, общение, поведение) по развитию и продуктивному использованию собственного творческого потенциала в интересах военной службы и удовлетворения жизненных потребностей. Интегративный характер военной акмеологии выражается в задействовании эффективных модели, алгоритма и целостной исследовательско-развивающей технологии для достижения заданных целей;

акмеология управленческой деятельности военных кадров — новое ведущее направление военной акмеологии, функции которого заключаются в выявлении закономерностей, механизмов, условий и факторов формирования управленческого мышления и способности командиров и начальников самостоятельно, творчески, используя продуктивные модели, алгоритмы и технологии, руководить всем укладом жизнедеятельности.
Акмеология управленческой деятельности рассматривает управленческую деятельность военного руководителя в системе "человек—человек" через реализацию им аналитико-конструктивных, деятельно-регулятивных, коммуникативных и оценочно-корректировочных функций для обеспечения эффективного воздействия на военнослужащих и воинские коллективы в интересах достижения ими гарантированного выполнения задач военной службы. Оптимизация управленческой деятельности позволяет выявлять творческие возможности и, задействуя их, обеспечивать ее осуществление в соответствии с акмеологической моделью, алгоритмом и технологией;

воинский труд — осознанное целенаправленное исполнение военнослужащим воинского долга, в процессе которого он реализует себя как субъект военно-профессиональной деятельности, повседневных отношений, собственного развития и, используя предметы и средства этого труда, обеспечивает получение совокупных результатов военной службы. Воинский труд, как основа военной службы в силовых структурах, включает взаимосвязанные, объединенные интересами служения Отечеству, но не повторяющиеся между собой такие стороны, как военно-профессиональная деятельность, повседневные отношения, сам развивающийся субъект труда и результаты труда — боеготовность, морально-психологическое состояние, дисциплина воинов и другие реализованные функции и задачи. Акмеологические инварианты военнослужащего, являясь внутренними побудителями, обусловливают его потребность и стиль в активном саморазвитии, продуктивной реализации творческого потенциала в воинском труде и продвижении к собственным вершинам совершенства;

макрохарактеристики акмеологические военнослужащего — совокупность существенных психофизиологических, психологических и социально-психологических признаков, по которым он оценивается как индивид, субъект воинского труда, личность и индивидуальность;

оптимальный стиль управленческой деятельности — устойчивая система характерных подходов, способов и техник, которые сформировалась и развивается под влиянием внутренних и внешних факторов и отражают индивидуальные особенности продуктивной реализации руководителями управленческих функций;

технология акмеологическая профессиональной деятельности представляет собой совокупность методологических и организационно-методических требований, определяющих стратегию, тактику и технику творческого подбора, конструирования и использования потенциала субъектов деятельности, средств, методов и процедур выполнения ими профессиональных функций;

убеждающее управленческое воздействие — представляет собой целенаправленную активность субъекта управления в проблемной ситуации, когда заданная цель достигается на основе последовательного восприятия, понимания и принятия им этой цели и осознанного сосредоточения на ней своих усилий.

В огромном проблемном поле современного человекознания выделилось, получило признание и интенсивно развивается научное направление, востребованное социальной практикой, именуемое "акмеология".

Сквозь предметно-целевую призму акмеологии представляется новое видение современной социальной практики, в том числе в военном строительстве. Новое качественное состояние войск и сил флота в решающей степени определяется целенаправленным задействованием творческого потенциала армейских кадров, каждого военнослужащего. В целом современные требования к укреплению оборонной мощи государства и новые потребности защитников Родины определили актуальность формирования военной акмеологии, которая приняла на себя миссию задать побудительные начала и содействовать эффективному восхождению военнослужащих к вершинам совершенства в служении Отечеству. Не заставило себя ждать создание содержательного наполнения востребованного массива нового военно-акмеологического знания и практики.

Весь круг военно-акмеологических вопросов представлен как результаты коллективного осмысления опыта, новых решений и научного прогноза. Отдавая отчет в том, что Российская армия — это не полигон для экспериментов, а исключительно ответственный институт государства, предложены научно обоснованные, востребованные практикой результаты совместного поиска. Они представлены как основы нового востребованного военной практикой теоретического и прикладного направления общей акмеологии.

Военная акмеология находится в процессе своей институализации. Она структурируется и наполняется информационной массой, содержание которой дает основание обоснованно выделить предметное поле военной акмеологии, разработать теоретико-методологические и прикладные основы для решения обширного круга научных и практических вопросов. Все они положены в основу целостной акмеологической концепции.

Военная акмеология, как составная часть акмеологической теории и практики, обогащает их или в свою очередь развивается в соответствии с разработанными научными принципами. Претендуя на научный статус, она начинается с определения своего предмета, системы методов, обеспечивающих проникновение в его сущностные глубины, а также разрабатывает собственный категориальный аппарат, целенаправленно решает другие первоочередные проблемы. Иначе говоря, активно формирует собственный теоретико-методологический и прикладной фундамент, используя достижения естественных, общественных и военно-технических наук. Для уяснения данного круга вопросов представляется важным проследить их диалектику и с учетом продуктивного опыта, современных задач военного строительства и потребностей защитников Отечества дать их актуальное толкование.

Вся история культуры земной цивилизации содержит конструктивные начала, которые в конечном итоге определяют поступательное ее развитие. Вместе с тем общество на всех этапах его развития в числе основных своих институтов содержало армию. В ней неизменно аккумулировались передовые достижения мысли и дела лучших людей. Там, где наиболее продуктивно задействовался весь данный потенциал, там и общество получало высокую отдачу.

О вершинах служения Родине гласят легенды, предания и исторические факты, ратные подвиги и дела многочисленных самоотверженных сыновей России Ильи Муромца, Александра Невского, А.В.Суворова, Г.К.Жукова, Г.В.Колоскова и других самоотверженных сыновей России.

Учитывая, что предметом военной акмеологии являются социальные субъекты, функционирующие в армейских условиях, объективные и субъективные факторы, содействующие и препятствующие достижению ими вершин жизни и творческой военно-профессиональной деятельности, следует считать закономерным ее интерес к выдающимся людям и их жизненному пути. Сама история формировалась как основа повествования о выдающихся событиях, участниками которых были яркие личности. О них нам емко и убедительно доносят бессмертные творения Геродота, Плутарха, Микеланджело, Н.М.Карамзина, Н.И.Костомарова, Ф.Тарле, В.О.Ключевского, В.Пикуля и др.

Акмеологические идеи относительно того, как достигалось "акме" мы находим и непосредственно в делах тысяч профессионалов.

Итак, богатейшее историческое наследие является бесценным источником, указывающим на исключительную важность опыта выдающихся и незамеченных субъектов избранного любимого дела. Их преданность сделанному выбору, самоотверженность, трудолюбие и профессионализм обеспечили им достижение собственных вершин и заметный вклад в общие дела. Таким образом, сам предмет, к исследованию которого обращается военная акмеология, имеет такую же долгую историю в обществе, как и само общество. Вся культура военного строительства базируется на достижениях человеческой культуры и результатах творческой самореализации конкретных людей. Такое целостное видение человека во всех его измерениях и взаимосвязях требует привлечения знания всех заинтересованных наук. Для этого необходима методология, адекватная многоплановости объекта.

Методология исследования жизнедеятельности социального субъекта на основании сложившихся подходов, как свидетельствует практика, не обеспечивает выявления качественно новых резервов. Более того, в новой ситуации не все стереотипы познания отвечают предъявляемым требованиям. "Достижения, полученные некогда за счет дифференциации социального знания, — справедливо отмечает доктор психологических наук В.М.Герасимов, — в современных условиях не играют столь решительной роли. Дальнейшее разъединение, обособление наук начинает оказывать отрицательное влияние на процесс постижения истины"1.

Как следствие такого подхода каждая наука в отдельности получает и оперирует частичным знанием о сущности феномена самореализации потенциала социальным субъектом. Соответствующие им учебные дисциплины доносят эти парциальные знания до тех, кому они необходимы на практике — настоящим и будущим командирам полков. Не получив изначально целостного конструктивного оформления, имеющиеся частичные знания о субъекте воинского труда на практике в значительной степени не востребуются.

Использование в акмеологическом познании философских теоретико-методологических положений позволяет выбрать общее направление в выработке целостного акмеологического подхода. Они также указывают, где и как найти оптимальные точки сопряжения интересов различных наук в исследовании проблемы развития и продуктивной самореализации субъектов воинского труда в военной службе. Кроме того, именно философия учит исходить из объективной реальности и именно в ней находить правильные ответы на волнующие проблемы, причем в целостности и взаимосвязях.

Применительно к системам военного назначения философское понимание потребности в реализации целостного подхода достаточно точно выразил И.С.Куренков. Он отмечает, что "в процессе исследования СВН необходим некий "универсалист", поскольку в решении комплексных задач требуется участие специалистов разного профиля... можно создать обобщающую дисциплину синтезирующего типа. Она могла бы определенным образом интегрировать в своем предмете некоторые аспекты систем, отразить их существенные характеристики и закономерности функционирования и развития при помощи своего категориального аппарата, специфическими методами и средствами"1.

Итак, философское осмысление сложности объективной реальности привело к выводу о необходимости реализации интегративного подхода к исследованию. Именно философия еще задолго до появления акмеологии как науки определила важность и реальную потребность в его осуществлении. Акмеология первой приняла на себя роль того "универсалиста", который обязался на интегративной основе изучать, развивать и оптимально задействовать целостный социальный субъект, в том числе функционирующий в особых условиях. Для реализации такого целостного акмеологического подхода требуется соучастие не только философии, но и других заинтересованных сфер человекознания и человековедения.

Особую фундаментально-прикладную роль для военной акмеологии играет сформировавшаяся к середине 90-х гг. XX в. общая акмеология, хотя ее истоки прослеживаются с конца XIX в. Сущность целостного акмеологического подхода правильно выразил академик А.А. Бодалев. Он отмечает, что акмеология призвана осуществить комплексное исследование и дать целостную картину субъекта, проходящего ступень зрелости, когда его индивидуальные, личностные и субъектно-деятельностные характеристики постигаются в единстве, во всех взаимосвязях и опосредованиях, для того чтобы активно повлиять на достижение высших уровней, на которые может взойти каждый из нас. "Интеграция данных, получаемых при таком подходе к изучению человека, — отмечает ученый, — процесс необычайно трудный и потребовавший создания особой методологии, а также техники их научно-корректного сопряжения друг с другом"2. В данном контексте военная акмеология занимает такую же позицию по отношению к конкретному армейскому субъекту — военнослужащему, воинскому коллективу.

Следовательно, военная акмеология, прежде всего, базируется на достижениях общей и прикладной акмеологии. Тем не менее одной из базовых наук для военной акмеологии выступает военная психология, на конструктивных основаниях которой она пробивает жизненно важные человековедческие ростки. Поэтому представляется актуальным выделить конструктивные начала военной психологии, которые окажутся приемлемыми для взаимного сотворчества на теоретико-методологической и прикладной ниве.

Для военной акмеологии немаловажно, что сегодня военная психология "переживает" этап переосмысления своих основ, взаимоотношений с отраслями психологического знания, другими научными дисциплинами и реальной практики.

До недавнего времени большая часть психологов, при общем согласии с тем, что "военная психология есть отрасль психологической науки", тем не менее считали, что у военной психологии "свой путь" в познании личности военнослужащего, воинской деятельности, свое "предметное поле". При этом, на наш взгляд, специфика объекта выдавалась за специфику предмета военно-психологической науки. Это часто приводило к "неконструктивному эклектизму", вольному обращению как с общепсихологическими, так и частно-психологическими понятиями военной психологии.

В некоторых исследованиях военных психологов можно было наблюдать "терминологическую всеядность": использование понятий из одних "объяснительных систем", методик из других, а интерпретация полученных результатов часто осуществлялась на уровне "здравого смысла". "Фельдшеризм" не миновал и военной психологии.

В настоящее время военно-психологическая наука получила возможность как для своего дальнейшего продуктивного развития, так и для конструктивного сотрудничества с заинтересованными областями человековедения. Такая задача может быть решена при опоре на широкие возможности, опыт отечественной и зарубежной психологии, достижения в других сферах наукознания и прогрессивной практики.

Это требует от военной психологии осознать свои методологические и мировоззренческие основы. Иначе говоря, по-новому взглянуть на связь со всеми отраслями, направлениями и школами психологии, а также взаимосвязи с заинтересованными общественными, естественными и техническими дисциплинами. Именно в этом видится залог как ее собственного развития, так и конструктивных взаимосвязей с акмеологией, педагогикой, социологией, военной и другими науками.

Диалектическая модель науки: восхождение от абстрактного к конкретному — единственный метод научного познания. Конкретное — единство в многообразии, абстрактное — отвлеченное, обособленное, изъятое вообще, один из неясно очерчивающихся моментов конкретного, как объект рассмотрения. Правильно утверждают многие исследователи, что развитие науки есть движение от обобщения, объединения к объяснению знания.

Таким образом, картина мира и образ науки во многом предопределяют характер той или иной научной дисциплины, позиции конкретного ученого, его ориентации, мировоззрение, понимание того, что он хочет, как понимает свою задачу.

Психология как наука, родившаяся во второй половине XIX в., в настоящее время утверждается в качестве силы, способной изменять мир, а во многом и самого человека во имя его блага. Наука пошла на службу цивилизации. Традиция отечественной психологии — опираться на картину мира, в которой ведущие позиции отданы человеку-деятелю, созидающему себя и окружающий его мир и в качестве ведущей является диалектическая модель развития науки. Эта традиция приоритетная, но не единственная, особенно в последующее время. Сегодня все настойчивей звучат голоса о необходимости новых подходов, представлений, парадигм.

В нашей стране в конце 90-х годов прошлого столетия естественнонаучный подход к психологии стал определяющим и официально признанным. Сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда все больше психологов ставят вопрос о смене образа психологической науки: смена образа естественной науки на гуманитарный образ, смещение акцентов с объяснения на описания, с всеобщности к уникальности, неповторимости, с фрагментарно-парциального изучения к целостно-интегративному познанию и преобразованию.

Новая ситуация в психологической науке выводит к проблемам, которые связаны с уточнением предмета, выявлением соотношения теоретико-методологического и прикладного внутри науки, определением взаимосвязей с естественными, общественными и техническими науками. Именно их решение способно обеспечить реализацию целостно-интегративного подхода. Очевидно, что решение данных проблем невозможно без всестороннего теоретико-методологического осмысления.

Для военной акмеологии принципиально приемлемыми являются результаты переосмысления военной психологией своих методологических оснований. Она здесь ориентируется на общепринятую в современной науке и непосредственно в общей психологии типологию, выделяет следующие уровни методологии:

1. Философской методологии:

2. Методологии общенаучных принципов исследования;

3. Конкретно-научной методологии;

4. Методик и техник исследования.

Уровень философской методологии. Здесь главной является проблема образа человека как целостного феномена с макрохарактеристиками индивида, субъекта деятельности, личности и индивидуальности. При этом он имеет собственную философскую и жизненную концепцию, стратегию, в соответствии с которыми выстраивает свой жизненный путь. Именно здесь обозначается главное пересечение научных интересов как философии, психологии, акмеологии, так и других наук.

Уровень методологии общенаучных принципов исследований. Одним из основных принципов общенаучного исследования является системный подход, который означает изучение совокупности элементов системы, находящихся в связях друг с другом, которые образуют определенную целостность, единство. В качестве общих характеристик системы выделяют: целостность, структурность, взаимосвязь со средой, иерархичность, множественность описания и т. д.

Акмеологический подход, кроме того, предполагает целостность и интеграцию в рамках общей системы как исследовательских, так и деятельностных, развивающих моделей, алгоритмов и технологий.

Конкретно-научный уровень методологии - уровень конкретной науки, психологии и, прежде всего, военной психологии.

Данный уровень, согласно взглядам Л.С.Выготского, можно разделить на два подуровня. Первый подуровень - это собственно методология психологии. Основные проблемы этого уровня: что такое психика, как она развивается и как ее изучать. Второй подуровень - уровень теорий психологической науки, в основе которых лежат те или иные позиции, которые были получены в ответах на вопросы первого уровня.

Более того, на основе одного решения проблем методологии психологии может быть создан несколько психологических теорий. Научные психологические школы первого подуровня - это школы-направления, которые на столетия предопределяют развитие психологии. Научные школы второго подуровня - это психологические школы — научные коллективы.

По основанию "деятельности" как общепсихологической категории выделяют в ряду других "военную психологию" как "психологию воинского труда", как отрасль психологической науки, как дисциплину, находящуюся на "переходе" от третьего к четвертому уровню методологии: от конкретно-научной методологии к методологии технологий и методик.

Военная психология базируется на достижениях, прежде всего, общей психологии, пользуется ее понятийным аппаратом, развивает, уточняет его, исходя из специфики своего объекта (психология боя, риска, принятия решений в экстремальных условиях, экстремальной жизнедеятельности, боевой подготовки и т. д.).

В разработке данной проблематики проявляется, с одной стороны, вклад военной психологии в развитие обшей психологии. С другой стороны, здесь формируется потенциал для обогащения и сотворчества с другими науками, в том числе и с акмеологией.

В такое взаимодействие военная психология вступает: а) с определенным миропониманием, "картиной мира", философским видением военной службы; б) являясь сторонницей одной из концепций развития науки; в) вооруженная методологией научного исследования; г) имея свое представление об "образе человека"; д) с выбранными общепсихологическими концепциями — "предметными полями психологии"; е) используя знания других психологических дисциплин (возрастной психологии, педагогической психологии и т. д.).

В зависимости от научной и практической целесообразности военная психология опирается либо на разные общепсихологические и конкретные школы, либо на одну из них, одну объяснительную систему. При этом имеет место реальная опасность "неконструктивного эклектизма". В таких противоречивых условиях военная психология, обновляясь, самобытно, на различных уровнях вступает во взаимодействие с акмеологией. При этом она не теряет своего научного и практического имиджа, а объясняет проблемы только в рамках принятой теории, системы. Именно здесь очерчивается поле взаимных интересов военной акмеологии и военной психологии. В данном поле находятся конструктивные точки сопряжения в теории, методологии, практике, выступая важной предпосылкой решения всех современных задач.

Принципиальным для военной акмеологии является вывод, — касающийся ключевого положения методологического основания закономерностей. Прежде всего, можно выделить то, что характерно и является общим для психологических и акмеологических закономерностей.

Во-первых, акмеологические закономерности (как и психологические) есть не что иное, как устойчивые связи или отношения.

Во-вторых, акмеологические закономерности (как и психологические) одновременно объективны и субъективны.

В-третьих, акмеологические закономерности характеризуются повторяемостью.

В-четвертых, акмеологические закономерности сходны с психологическими еще и тем, что они относятся к четвертому и пятому уровню законов (закономерностей), а именно к закономерностям, относящимся к процессам психического развития человека, и закономерностям между различными уровнями организации психических процессов и свойств.

В-пятых, акмеологические закономерности относятся к классу "законов-тенденций", обладающих некоторой "нежесткостью", вариантностью вокруг устойчивого общего.

Следует также отметить наличие существенных отличий акмеологических закономерностей от закономерностей других наук. Они заключаются в следующем: существенно меньшая вариантность по сравнению с другими, и прежде всего психологическими; акмеологические закономерности отличаются своей спецификой, обусловленной предметом науки.

Учет всего отмеченного дает возможность более зримо определить круг вопросов военной акмеологии. Прежде всего, надо выявить, своевременно ли и актуально ли вообще вести речь о выделении акмеологии в качестве самостоятельной отрасли отечественной акмеологии и какой ей быть в перспективе? Военные ученые и практики пока обходят молчанием данную проблему и не вступают по ней в дискуссии и научные споры. Между тем вопрос о создании военной акмеологии как самостоятельной научной и учебной дисциплины, как новой сферы практической деятельности объективно вызрел и требует своего решения.

Это обусловлено тем, что Вооруженные силы Российской Федерации являются органической частью социального организма общества. Они не могут в нем действовать асинхронно. Сегодня очевидно, что интересы реформирования армии и сил флота все больше ориентируются на рациональное использование заложенных в них потенциальных возможностей. Их задействование представляется возможным на основе повышения профессионализма всех категорий военнослужащих. И наконец, потребности в акмеологическом обеспечении воинского труда проявляются все значительнее. Следовательно, важно правильно выделить предметную область, теоретико-методологические и прикладные основания военной акмеологии, а также определить магистральные направления ее развития как научной и учебной дисциплины, как приоритетной сферы, обслуживающей весь уклад воинской жизнедеятельности.

В силовых структурах Российской Федерации научные интересы военной акмеологии многоплановы. Основные из них охватывают следующий круг проблем.

Во-первых, военнослужащий, достигший ступени своей зрелости и определенного уровня развития как индивид, личность и субъект воинского труда. В качестве группового субъекта деятельности здесь выступает воинский и иной профессиональный коллектив. Здесь требуется достижение определенности в выделении структурных, функциональных и иных компонентов воинского труда. Акмеологическое его видение состоит в гармоничной интеграции таких его ведущих, ключевых сторон, как военно-профессиональная деятельность, личностное развитие, повседневные отношения, на которых субъект труда продуктивно задействует свой творческий потенциал и совершенствует макрохарактеристики.

Для военной акмеологии одной из новаторских задач является научное освещение феномена "акме" защитника Отечества, а также группового субъекта военной службы. В нем требуется объективирование общего и различного у разных социальных феноменов индивидуального и группового характера, прослеживание в действии факторов, которые определяют качественно-количественные характеристики возможного достижения акме. Последнее фактически означает важность раскрытия закономерностей и механизмов, наличие которых необходимо, чтобы состоялось продуктивное восхождение воина к собственным вершинам и полноценное акме действительно состоялось.

Во-вторых, взаимосвязи между макрохарактеристиками военнослужащего (индивид—личность—субъект воинского труда — индивидуальность), обусловленные различными внутренними и внешними условиями и факторами. Здесь, прежде всего, важно преодолеть фрагментарно-парциальный подход, который не позволяет выделять их в качестве конкретного механизма дееспособности социального субъекта как активной саморазвивающейся системы. Не менее существенным представляется овладение научным методом познания и развития каждой из макрохарактеристик во взаимосвязи и взаимообусловленности с другими. Важное место в военной акмеологии должны занять вопросы создания условий для продвижения социального субъекта к собственным вершинам.

В-третьих, профессионализм военнослужащего как определяющая предпосылка для продуктивного воинского труда. При этом выделяются главные параметры профессионализма, характеризующие общее, особенное, единичное в основных системах воинского труда: человек — человек; человек — воинский коллектив; человек — техника; человек — знаковая система и др. Конкретизацией данного направления выступает профессионализм в конкретной военно-профессиональной деятельности, в том числе в управлении, воспитании, обучении, в сферах основного предназначения, обеспечения и обслуживания. Особое место занимают вопросы подготовки к воинскому труду на предварительных этапах в военных учебных заведениях и пр.

Для военной акмеологии принципиальное значение имеет положение общей акмеологии о том, что настоящий профессионализм не может возникнуть у человека, занимающегося только одной избранной деятельностью, о том, что он не возможен без развития у него специальных и общих способностей, превращения общечеловеческих ценностей в его собственные ценности, выработки нравственной воспитанности. Оно ориентирует на то, чтобы военнослужащий рассматривался в качестве субъекта совокупного воинского труда, в процессе которого он гармонично развивается и наиболее полно и продуктивно задействует свой творческий потенциал.

В-четвертых, модели, алгоритмы и технологии продуктивной жизнедеятельности в армейских условиях. Они формируются на интегративной научной основе и аккумулируют лучшие образцы эффективного ратного труда и социально ценностной жизни. Принципиальным отличием военной акмеологии в решении данной задачи является ее ориентация на развитие и задействование творческого потенциала субъекта воинского труда.

Разработка данных научно обоснованных практических оснований продвижения военнослужащих к совершенству выступает для военной акмеологии приоритетным социальным заказом. Она при этом учитывает то, что каждый человек достигает своих вершин наиболее оптимальным для него путем, который дает возможность выйти на высокий уровень профессионализма, развивать, поддерживать и эффективно задействовать стабильный творческий потенциал, опираясь на возможности индивидуального самоопределения, самоорганизации, самообразования, самосовершенствования. Особое место здесь должны занять вопросы реализации потенциальных возможностей солдата, прапорщика, офицера как в повседневной службе, так и в экстремальных условиях — на боевом дежурстве, в длительных походах, при выполнении служебных заданий и ведении боевых действий.

В-пятых, исследовательско-развивающий практикум акмеологического сопровождения ратного труда и повседневной жизни военнослужащих. Его целостная мониторинговая технология включает исследовательский, коррекционно-развивающий и консультационно-информационный инструментарии, которые задействуются как в процессе воинского труда, так и в виде целевых мероприятий. Интегративный характер военной акмеологии выражается в задействовании целостной исследовательско-развивающей технологии, эффективных модели и алгоритма для достижения заданных целей.

Таким образом, военная акмеология может быть представлена как научное и прикладное направление акмеологии, развивающееся на стыке естественных, общественных и военно-технических наук, которая изучает феноменологию индивидуальных и групповых субъектов военной службы, закономерности, механизмы, условия и факторы их продуктивного развития и реализации в реальной жизнедеятельности. Военная акмеология, следовательно, должна изучать феноменологию субъектов военной службы, закономерности, механизмы, условия и факторы их жизнедеятельности и, особенно при достижении ими наиболее высокого уровня "акме".

Объектом военной акмеологии выступают военнослужащие и воинские коллективы и их фактическая жизнедеятельность. Предмет, как наиболее значимая и интересующая сторона объекта, предстает через закономерности, механизмы, реальные условия и факторы достижения (частичного достижения или недостижения) жизнедеятельностных вершин, которые проявляются как целенаправленная активность (деятельность) субъектов военной службы по развитию и продуктивному использованию собственного творческого потенциала в интересах военной службы и удовлетворения жизненных потребностей.

Такое понимание субъекта воинского труда входит в противоречие со сложившейся парадигмой, согласно которой любой военнослужащий рассматривается в качестве исполнителя почетной обязанности по защите Отечества. Военнослужащий не только реально, но и модельно представляется некоторым бессубъектным исполнителем социальной роли, который со своими личностными "параметрами" включен в систему воинской деятельности. Следовательно, требуется аргументированное выдвижение нового видения данной проблемы.

Нам представляется, что с теоретической категорией субъекта связано появление некоторого континуума, шкалы, пространства, образованного двумя, а не одним полюсами — от реального, часто совершенно неоптимального до идеального, оптимального способа организации. Активность субъекта, целенаправленный характер которой представляет деятельность, в том числе военно-профессиональная, являющаяся главной стороной воинского труда, развертывается именно в этом пространстве — от наличного, реального (или, скажем, совершенно деструктивного) способа организации к идеальному, оптимальному. Военнослужащий, став субъектом, постоянно решает задачу совершенствования, и в этом его человеческая специфика и постоянно возобновляющаяся задача.

Как отмечает К.А.Абульханова, характерной особенностью субъекта при его теоретическом определении является то, что его сущность связана не только с гармонией, упорядоченностью, целостностью, но и с разрешением противоречий. Субъект сам представляет собой некоторую специфическую систему, которая никогда не совпадает с той системой, которая философски определяется как объект, а иначе — как объективная реальность, как социальная, жизненная и любая другая реальность. Активность субъекта связана и проявляется в постоянном разрешении противоречия между той сложной живой системой, которую представляет он сам, включая его цели, мотивы, притязания (если говорить о личностном уровне) и даже структуры его организма, тела (если говорить об организменном, индивидуальном уровне) и объективными, прежде всего, условиями военной службы.

Потребности, представляющие эпицентр воина как высокоорганизованной системы (человек), которые сформированы в армейских условиях и во многом ими детерминированы, никогда этим социумом не удовлетворяются в желаемой степени. В полной мере субъект активен не потому, что потребности движут его активностью, а потому, что разрешает противоречие между своими потребностями, возможностями, условиями и т.д. их удовлетворения. Потребности, безусловно, предметны. Но из этого не вытекает то, что предмет тем самым дан субъекту.

В порядке разрешения этого противоречия субъект и вырабатывает определенный способ организации, в том числе в воинском труде. Система организации самого субъекта представлена не только внутренними условиями, которые, прежде всего, интересуют психологию, не только его ценностями, целями, установками, внутренним миром. Она включает и его природную организацию, и его индивидуальную организацию. Здесь имеются в виду не только ее достоинства, но и ограничения, как присущие каждому индивиду (ограниченная скорость движений, нервных процессов и т. п.), так и характерные для данного индивида (например, плохое запоминание, быстрая утомляемость, слабая воля и т. д.).

Задачей субъекта в самом широком смысле слова становится приведение в соответствие (конечно, в относительных пределах) своих возможностей и ограничений с требованиями и условиями воинского труда, что он и осуществляет в порядке разрешения противоречий между своей системой организации и системой организации военной службы, боевого поста и т. д.

В воинском труде все эти характеристики выражены вполне определенно и конкретно. В нем само определение субъекта как способа организации или как системы организации имеет в своей основе противоречие, несоответствие его возможностей и ограничений той конкретной специфике, в которой он должен выполнять служебные обязанности. Как субъект военнослужащий решает основное противоречие, которое выражается в несоответствии реального армейского уклада уставным требованиям или в несоответствии условий, которые обеспечили бы возможность поддерживать достигнутое соответствие. Это основное противоречие сферы военной службы складывается из множества реальных противоречий и выступает весьма конкретно.

Проблемы военной акмеологии как интегративной науки и практики, ее предмет исследования и практической помощи военнослужащему связаны прежде всего именно с таким теоретическим пониманием субъекта воинского труда. Она имеет дело с комплексным пространством жизнедеятельности воина, которое складывается из природных, психических, личностных условий его функционирования, с одной стороны, социальных (во всей конкретности этого понятия) условий с другой, и способов организации воинского труда — с третьей.

Военная акмеология, исходя из понимания субъекта воинского труда не как идеального его образа, а постоянного движения к нему, рассматривает соотношение реальных характеристик руководителя с оптимальной моделью управленца. Такая модель субъекта управления описывается акмеограммой.

В отличие от теории управления, научной организации труда и т.п., которые нормативно предписывают всем системам (социальным, чисто организационным, инженерным и т. п.) более эффективные способы функционирования, военная акмеология имеет своим предметом субъект и лишь содействует ему в нахождении более оптимального способа организации. В этом смысле модель субъекта управления — не нормативная дисциплина, а гуманитарная, ценностная, гуманистическая, содействующая субъекту воинского труда в достижении собственных вершин в избранном деле, но не превращающая его в объект управления.

Подобно этике, она является ценностной, т. е. имеющей в виду идеал, но ее задачей является учет той реальности, отправляясь от которой любой военнослужащий может двигаться к идеалу, также как этика имеет в виду не только нравственность, но и безнравственность, не только добро, но и зло. Причем эта ее позиция неизменна по отношению к любому защитнику Отечества.

Вместе с тем, в отличие от этики, особенно абстрактной, военная акмеология является более инструментальной дисциплиной, поскольку способы ее содействия воину как субъекту, посвятившему себя служению Родине, должны быть не только конкретны, но и суперконкретны: нужно реальное консультирование по выработке правильного решения и реализации его в рамках оптимальной модели, алгоритма и технологии; требуется социально-психологическое и иное содействие в военной службе, особенно при решении боевых задач; диктуется острая потребность в эффективной профессионализации военных кадров; выражается постоянная потребность в акмеологическом сопровождении всех сторон воинского труда.

Однако отмеченная суперконкретность не означает, что военная акмеология является не только практической, прикладной областью человековедения в армейских условиях. Она именно в силу своего комплексного, интегративного характера должна иметь особо выверенные теоретические координаты, стратегии, дополняемые продуктивными исследовательско-развивающими технологиями, чтобы не "завязнуть" в частностях и эмпирике отдельных случае в, а быть на постоянно востребованном уровне.

Данное толкование субъекта наиболее абстрактно. Его конкретизация может уточняться на основе той специфики, в которой он выполняет свои обязанности по военной службе. Здесь воин выступает субъектом совокупного воинского труда, т.е. участником всех его сторон — военно-профессиональной и иных деятельностей, повседневных отношений, субъектом собственной жизненной стратегии и реально выстраиваемого жизненного пути.

Теоретическая концепция субъекта воинского труда включает в себя ряд взаимосвязанных понятий, совокупность которых позволяет раскрыть основные направления, координаты присущего этому субъекту способа организации. Это — понятия "воинский труд", "макрохарактеристики воина", "военно-профессиональная компетентность", "акмеологическое сопровождение", "психологическая цена деятельности", "индивидуальный стиль руководства" и др.

Дальнейшая конкретизация основной стороны предмета военной акмеологии — субъекта воинского труда может быть осуществлена, когда он будет рассматриваться во всем реальном много сплетен и связей и взаимоотношений, имеющих место в процессе военной службы. Военнослужащий раскрывается в них во всех ипостасях, приобретает новые качества и изменяет свои макрохарактеристики. Основные из них следующие.

Во-первых, военнослужащий, являясь личностью, согласно принятому в психологии определению, характеризуется устойчивым психическим складом человека как социальный феномен. В воинском труде личность воина выступает в своем функционально-отношенческом аспекте, качестве, которое разворачивается в соответствии с уставными требованиями (нормативные регламентации), неформальными нормами и собственными принципами. Конгруэнтное поле данных измерений указывает на степень личностной комфортности воина, уровень его социальной ценности и адаптивности среди сослуживцев.

Становясь субъектом труда, профессии, личность должна овладеть соответствующей профессиональной компетентностью (знаниями, умениями, навыками, профессиональными позициями, акмеологическими инвариантами). Для достижения высокого уровня профессиональной компетентности военнослужащий не только "задействует" личностные резервы — способности, мотивы, цели, им перестраивается вся система деятельностной организации — происходит мобилизация работоспособности, дееспособности, выработка привычки к рабочим состояниям, специфическое согласование интеллектуальных условий с физическими и т. д. Личность, которая имеет свою "логику", архитектонику способностей, потребностей, состояний, вынуждена перестроить ее в соответствии с требованиями и условиями всего уклада военной службы. Именно в этом проявляется менталитет Личности профессионального защитника Отечества.

Во-вторых, качество воина как субъекта избранной военно-профессиональной деятельности принципиально отличается от его качества как субъекта совокупного воинского труда и жизненного пути. Представляется, что одним из основных в характеристике военнослужащего как субъекта деятельности является механизм согласования индивидуальной активности и требований конкретной командной, инженерной, воспитательной или иной сферы выполнения должностных функций.

Раскрытие понятия активности не только психофизиологическая, психологическая, но и специальная проблема. Здесь важно отметить, что, имея в виду под активностью действенную, функциональную, функционирующую ипостась личности, нельзя начинать ее понимание с узкоконкретных целей, мотивов "обособленной" деятельности, хотя и в них она проявляется. Активность включает и притязание воина (уровень которых он может снизить), и характер соотношения его инициативы и ответственности, уровень их развития и т. д. Будучи инициативным, военнослужащий выступает и исполнителем, выполняя свои функции в целостной системе структурно-функциональных связей и отношений. Не исключено и такое развитие деятельностной ситуации, когда личность военнослужащего, будучи ответственной за выполнение общей задачи, но в силу сознания бесперспективности предлагаемых мер, может выполнить его на самом низком уровне. Активность воина обусловлена также его возрастными особенностями, состоянием здоровья, жизненными обстоятельствами, профессиональным опытом и пр. Здесь важно добиться согласования его активности, возможностей, особенностей и ограничений с требованиями и условиями воинского труда в общих и конкретных его измерениях.

На этом основании можно говорить об оптимальности, неоптимальности воинского труда. С одной стороны, следует иметь в виду "психологическую и личностную цену" труда воина. С другой стороны, должна учитываться его социальная результативность, оценивать военнослужащего целесообразно по шкале оптимальности—неоптимальности, соответствие-несоответствие активности, способностей и т. д. Так, социально результативный ратный труд, особенно в экстремальных, боевых условиях, может быть совершенно неоптимальным с точки зрения индивидуальных критериев, возможностей, способностей, и наоборот.

Е.А.Климов поставил проблему индивидуального стиля деятельности как особого, различающего разных субъектов способа ее осуществления. Став субъектом воинского труда, человек вырабатывает индивидуальный способ организации выполнения возложенных обязанностей. Этот способ представляет собой более или менее оптимальный интеграл профессиональной компетентности и объективных характеристик военнослужащего. Он же сам является интегрирующей, централизующей, координирующей "инстанцией" деятельностной активности. Им согласуется вся система собственных индивидных, психофизиологических, психических и, наконец, личностных возможностей, особенностей с условиями и требованиями труда не парциально, а целостным образом. Обеспечение требований всех его сторон осуществляется не в порядке установления однозначного соответствия им того или иного психического процесса, состояния. Это осуществляется на основе саморегуляции.

В условиях заданности, жесткой определенности армейских требований воин и его психика обнаруживают свою способность к перестройкам, самоорганизации, встречной активности. Саморегуляция имеет многоуровневый характер, в котором лидирует личностно значимая стратегия воинского труда. Если она выступает как личностно значимая, жизненно важная, то регуляция текущих состояний практически не требуется, происходит общая мобилизация, подъем всех сил человека, в иных случаях преодоление усталости требует особых волевых усилий. Саморегуляция — это не только согласование циклов психофизиологических процессов и состояния, но и развитие творческого потенциала, оптимизация его задействования.

Посредством саморегуляции субъект воинского труда согласует (или разрешает противоречие) между темпоритмикой своей индивидной организации, между скоростью осуществления действий, между временными циклами, событиями и другими деятельностными структурами.

В саморегуляции военнослужащего ключевое место занимает личностная организация времени. В ней выделяется трехкомпонентная структура — сознание, переживание и практическая организация времени при выполнении служебных обязанностей и функций. Типологизация временной организации воина позволяет выбрать оптимальные способы, использовать различные стратегии и техники в нормативно заданных рамках, в соответствии с конкретными условиями и складывающейся ситуацией.

В-третъих, необходимым признаком военнослужащего как субъекта воинского труда является его способность, с одной стороны, самосовершенствоваться, а с другой оптимизировать сам труд.

Результаты самосовершенствования воина аккумулируются в его творческом потенциале и воплощаются в профессиональной компетентности. Необходимой предпосылкой развития его профессионального творческого потенциала является особенность его самореализации в рамках жизненной стратегии по таким направлениям, как самосознание, рефлексия, самоопределение, самоотношение, самооценка, уровень притязаний, смыслообразование, саморегуляция, самоорганизация времени жизни и управленческой деятельности.

Другая сторона активного отношения военнослужащего как субъекта воинского труда проявляется через его оптимизацию, которая идет по линии совершенствования структуры, организации выполняемых функций и их гармонизации в рамках целостностной стратегии военной службы, а также по линии постановки и решения нетривиальных задач, совершенствования качества деятельности, повседневных отношений и личностного развития.

Однако не всегда эти две "кривые" — самосовершенствования и оптимизации воинского труда — совпадают: совершенствуя отдельные или даже все стороны воинского труда, не всякий военнослужащий заботится о своем интеллектуальном, личностном развитии, в известном смысле "растворяется" в служебных делах, становится их придатком. Здесь мы выходим к разным индивидуальным характеристикам субъектов воинского труда. Один тип воинов удовлетворяется статусом и процессом ратного труда, не считая целесообразным самосовершенствоваться. Второй тип военнослужащих ориентирован на более сложные профессиональные достижения, что заложено в характере его притязаний. Третий целиком "привязан" к социальному одобрению-неодобрению и потому, как правило, совершенствует взаимосвязи и отношения с теми, от кого зависит оценивание ратного труда.

Порожденная социальными, техническими, материальными условиями ситуация (в широком смысле слова) в обществе и в силовых структурах России вызывает огромные противоречия в самом субъекте. Они трансформируются в конкретные ситуативные характеристики военной службы. Эти противоречия заключаются в том, что труд военнослужащего неадекватно соотносится с трудом в других сферах, его собственные характеристики далеки от оптимальности, а воину нередко по-прежнему отводится роль объекта. В связи с этим пропорции формальных дел и существенных сдвигаются в сторону первых, творческое начало оказывается менее престижным, чем исполнительство. Эти достаточно частные примеры свидетельствуют о том, насколько важна акмеологическая теория и практика для труда в военной сфере.

Вследствие сложности объекта и предмета военной акмеологии для их исследования необходимо использовать специальные технологии. Кроме научно-исследовательских методов, военная акмеология должна иметь в своем арсенале и научно-практические методы, такие, как самоанализ, сравнительное моделирование различных уровней профессиональной деятельности, стандартизированный инструментарий измерения профессионализма, дидактические тренинги и др. Акмеологическая область знаний в военной сфере, имеющая очерченный объект и предмет исследования, а также свои методы изучения, с полным правом может претендовать на статус научной дисциплины.

Требования современного науковедения указывают: чтобы военная акмеология отвечала статусу научной дисциплины, она должна соответствовать критериям актуальности, современности, перспективности, самостоятельности и фундаментальности.

Актуальность военной акмеологии определяется целями военной политики и военной реформы в интересах более качественного решения задач подготовки профессионалов — защитников Отечества. Ее создание может идти только в контексте развития общей акмеологической науки и исходить из жизненных интересов Вооруженных сил Российской Федерации. Она должна на основе достижений естественных, гуманитарных, общественных и военных наук выработать собственные наиболее продуктивные решения.

Современность военной акмеологии обусловлена ее зарождением на интегративной базе достижений смежных естественных, технических, общественных, в том числе и военных наук, позволяет разрушить сложившиеся барьеры, догмы и стереотипы. Здесь представляется возможным найти не только сопряженные интересы наук при достижении общей цели, но и на современной научно-технической основе предложить новые комплексные подходы, которые выходят за пределы только научного интереса и ориентируются на практику военного строительства, исходя из ее потребностей.

Перспективность военной акмеологии диктуется стратегией военного строительства Российской Федерации, которая ориентируется на создание профессиональной армии. Эта армия Должна стать не только организацией высокопрофессиональных военнослужащих, но и ячейкой общества, где они будут способны в полной мере раскрыть и реализовать свои способности, жизненную концепцию. Самостоятельность военной акмеологии по отношению к уже сложившимся наукам о человеке, его деятельности состоит в том, что она исследует комплексно и во взаимосвязи жизненный и профессионально-деятельностный путь военнослужащего, воинского коллектива. На базе синтеза знаний многих наук следует выявлять пересечения вершин и спадов, определяя их закономерности. На основании данных закономерностей можно будет моделировать рациональные технологии воинского труда, определять и осуществлять подготовку кадров, обеспечивать акмеологическое сопровождение жизнедеятельности отдельного военнослужащего или профессионального коллектива.

Фундаментальность военной акмеологии заключается в ее непосредственной связи с практикой оборонного строительства, конкретным выражением природы каждого военнослужащего. При этом она стремится ответить на следующие вопросы: что отличает способы личностной и профессиональной реализации у специалистов разных уровней продуктивности? Исходя из реальностей (условий и факторов), почему каждому удается решать задачи на различном уровне продуктивности? Как (с помощью каких моделей, алгоритмов, технологий) обеспечить желаемый уровень продуктивности в профессиональной деятельности, воинском труде, в реализации жизненной концепции в целом? Это позволит выявить новые закономерности в области военного строительства и реформирования силовых структур Российской Федерации.

Здесь отмечены лишь некоторые сферы акмеологических знаний, которые и должны быть наполнены конкретным содержанием. Это призваны сделать не только военные ученые, которые смогли бы, не выходя из своих альма-матер, вписать свои имена в число основателей военной акмеологии, тем более предпосылки создаются за счет расширяющихся контактов с научно-исследовательскими и образовательными учреждениями гражданского профиля. Для успешного становления военной акмеологии этого недостаточно. Важно приступить к широкому сотрудничеству, точнее, сотворчеству ученых и войсковых практиков, всех тех, кто заинтересован в собственном восхождении к своему "акме" и продуктивному воинскому труду.

В целом представленные рассуждения касаются только некоторой части акмеологических проблем, которые встают на повестку дня военной акмеологии. Их видение и понимание небесспорно. Это также обусловливает актуальность военной акмеологии, которая на первой стадии своего утверждения выдвинула широкий фронт фундаментальных и прикладных задач. Именно здесь раскрывается благодатное поле для сотворчества широкого круга заинтересованных ученых и практиков как силовых структур, так и всего общества Российской Федерации. Именно они призваны определить судьбу военной акмеологии, которая способна обеспечить продвижение человека в погонах к собственным вершинам в личной жизни и в служении Отечеству.

Резюме

Военная акмеология изучает условия, закономерности достижения профессионализма индивидуальными и групповыми субъектами военной службы. Акмеограмма военного профессионала содержит описание требований к качествам личности и особенностям военно-профессиональной деятельности.

Контрольные вопросы и задания

1. Каковы объект, предмет и методы военной акмеологии.

2. Какими основными категориями и понятиями оперирует военная акмеология.

3. В чем состоят сущность и содержание оптимального воинского труда?

4. Каковы основные звенья акмеологической модели оптимального воинского труда?

5. Каково содержание критериев, показателей и уровней продуктивного воинского труда?

6. Каковы акмеологические условия продуктивной самореализации в военной службе?

7. Охарактеризуйте объект и предмет акмеологии военной акмеологии. На основе сопоставительного анализа выделите их конгруэнтное поле, проблемы и возможности преодоления противоречий, а также основные направления перспективного сотворчества.

8. Системно представьте компоненты исследовательско-развивающей технологии военной акмеологии и с помощью используемых в ней методов раскройте макрохарактеристики субъектов воинского труда на общем, частном и единичном Уровнях.

9. Используя возможности акмеологической модели оптимального воинского труда, определите пути его оптимизации.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Деркач А.А. (ред.). Акмеология. 2002 {original}

Еще по теме Военная акмеология:

  1. Военная акмеология
  2. Военная акмеология
  3. Реферат. Военная психология и психотерапия, 2009
  4. Военная психология и психотерапия
  5. Военная психология и психотерапия
  6. Лекции. Военная психология, 2008
  7. Военная педагогика как отрасль педагогической науки
  8. ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  9. Военная психология как отрасль психологической науки
  10. Бихевиоризм и военная психология
  11. Учебное пособие. Военная психология и ее прикладные аспекты, 2008
  12. Профессиональная военная психология и ее особенности
  13. Зуев Ю.Ф.. Военная педагогика, 2010
  14. Военная профессиология как теория
  15. Военная психология и глубинные теории
  16. Военная психология как отрасль современной психологической науки, ее структура и функции
  17. Военная иерархия и социально-групповая психология
  18. ВОЕННАЯ ПРОФЕССИОЛОГИЯ КАК НАУКА И ПРАКТИКА
  19. Военная психология как отрасль психологической науки
  20. А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. Прикладная военная психология, 2006