<<
>>

ПЕРВЫЙ ЭТАП: ЭМАНСИПАЦИЯ ПОFСОВЕТСКИ, ИЛИ «НОВАЯ ЖЕНЩИНА»

В большевистский период выдвигается программа решения так называемого «женского вопроса» в качестве вопроса политического. Женщины были определены как особая категория граждан, имеющая значимые отличия по сравнению с мужчинами.
С одной стороны, женщина представлена как «отсталый элемент», нуждающийся в целенаправленном государственно политическом воздействии. С другой – женщины рассматриваются как матери и строители социалистического общества. В этих качествах они должны быть мобилизованы пролетарским государством.

Выдвигая тезис «политической отсталости», «закабаленности» и «темноты» женщин, большевики признавали их неготовность к советской трансформации. Именно в борьбе с отсталостью женского пролетариата заключался смысл политического решения женского вопроса. Женщины считались отсталым элементом не только потому, что их уровень грамотности статистически был гораздо ниже, чем у мужчин, но и потому, что были оплотом традиционной семьи и частной сферы – то есть тех сфер, которые должны были быть преобразованы радикальным образом.

Новая политика по отношению к женщинам была представлена в нормативных актах и политических кампаниях, призванных вовлечь их в советскую публичную сферу, превратить в членов советского трудового коллектива: работниц, общественниц и матерей.

В сфере занятости женщина работница становится экономически независимой от мужчины – главы патриархальной семьи. Конституция гарантировала равную оплату за равный труд мужчины и женщины. Однако проводилась и политика гендерного различия. На национализированных предприятиях осуществлялась политика социального обеспечения и поддержки матери работницы. Предоставлялось время и место для материнского вскармливания прямо на предприятии, гарантировались пособия матерям как в продуктовом, так и – после Гражданской войны – в денежном эквиваленте, предоставлялись отпуска, составлялись списки вредных и тяжелых условий труда, до которых не допускалась работающая женщина.

В сфере политики уже с 1920 х годов устанавливаются квоты для женщин как отдельной категории населения. Учреждаются партийные структуры женотделов, организуются кампании политической мобилизации женщин – делегатские движения. Политические кампании государства направлены на преобразование советской частной сферы. В сере дине 1920 х годов власти начинают кампанию «За новый быт», освобождающую женщин от «кухонного рабства» через социалистическую организацию домашнего труда и мобилизацию женщины в общественное производство. Учреждение детских садов и яслей должно было способствовать решению вопроса об общественном воспитании нового человека. При этом бремя материнства не является для женщины неизбежным, что соответствует общей либерализации сексуальных нравов того времени.

Государство организует работу политических и социально воспитательных учреждений, призванных вовлечь женский пролетариат (работниц и крестьянок) в коммунистическое строительство. Политическую мобилизацию осуществляют отделы по работе среди женщин (женотделы), организованные при ЦК РКПб и партийных комитетах разного уровня. Первыми заведующими Центрального женотдела стали Инесса Арманд и Александра Коллонтай.
Задачи женотделов определяются как трудовое раскрепощение работниц и крестьянок, вовлечение женщин в производство.

В сфере семейно - брачных отношенийбыли предприняты радикальные меры, направленные на изменения отношений между полами. Идеология семейной политики опиралась на положения, сформулированные классиками марксизма и социал - демократии, которые полагали, что в социалистическом обществе установятся новые свободные формы отношений между мужчинами и женщинами. В результате семья старого патриархального типа, прежде всего, буржуазная семья, для которой характерны коммерциализированныеотношения и эксплуатация женского домашнего труда, отомрет. Первыми декретами советской власти был узаконен гражданский брак, зарегистрированный в органах местной администрации, загсах. Разрушалась традиционная религиозно церковная система супружеских отношений. Семья перестает быть экономической единицей и утрачивает свою стабильность. Показательным в этом отношении становятся раз воды. Декрет 1918 года облегчил процедуру развода, а согласно брачному законодательству 1926 года, расторжение брака допускалось в одностороннем порядке. В это же время были юридически уравнены фактический и зарегистрированный браки. Развестись в большевистской России было проще, чем выписаться из домовой книги; средняя продолжительность вновь заключенных браков составляла восемь месяцев, многие браки расторгались на другой день после регистрации. Вспомним эпизод из романа «Двенадцать стульев», в котором Остап сообщает своему компаньону Воробьянинову: «Еще недавно старгородский загс прислал мне извещение о том, что брак мой с гражданкой Грицацуевой расторгнут по заявлению с ее стороны и что мне присваивается добрачная фамилия – О.Бендер». Советские работники (в первую очередь мужчины) могли быть мобилизованы государством на выполнение срочных задач коммунистического строительства, и воспитание ребенка ложится на плечи матери работницы, старших членов семьи и советских воспитательных учреждений. В результате большевистская политика того времени приводит к ослаблению семейно -брачных уз.

Еще один существенный аспект большевистской гендерной политики – формирование новой культуры чувств и отношений. Новая концепция любви предполагает свободу сексуальных от ношений и их отделение от брака и деторождения. В соответствии с декретом советской власти, дети, рожденные в браке и вне его, были уравнены в правах. Из права изымается категория незаконнорожденного ребенка и изменяется правовой статус «внебрачной матери». Женщина является трудовой единицей, брак становится личным делом, но материнство декларируется как гражданская обязанность женщины.

Большевистский гендерный проект предполагал, что родительские воспитательные функции во многом возьмут на себя советские коммунальные учреждения. Тем не менее дети имели право на алименты, выплачиваемые отцом в случае соответствующего обращения в суд матери ребенка. Реальное внебрачное отцовство установить было трудно. Для объявления мужчины отцом достаточно было заявления матери. Презумпция материнской правоты таким образом была обеспечена законодательством.

В области репродуктивных и сексуальных отношений одной из поразительных по своей радикальности мер большевистской гендерной политики была легализация медицинского аборта (1920). Этот нормативный акт до сих пор часто воспринимается как символ эмансипации советской женщины*. Дебаты о легализации аборта начались в России еще до Первой мировой войны. Дискуссии о контроле репродуктивного поведения шли в первые десятилетия ХХ века во всей Европе. Дебаты об абортах являются симптомами женской эман

* Легализация аборта в Советской России предполагала, что решение о прерывании беременности принимает женщина, однако оно должно быть санкционировано общественной инстанцией и выполнено профессиональными врачами в условиях государственных медицинских учреждений.

сипации и сексуальной либерализации. Но эта проблематика обсуждается в контексте социальных последствий войны, массовых миграций и связанной с ними сексуальной либерализации, цену которой всегда платят женщины. В текстах большевистских идеологов того времени постоянно подчеркивалось, что этот закон является вынужденной мерой, обусловленной послевоенной разрухой. Государство изначально рассматривало материнство не как частное дело советской женщины, а как ее гражданскую обязанность. В то же время мужчины были выделены в отдельную категорию граждан, долг которых – защищать советскую родину, быть готовыми к труду и обороне. Гражданство мужчины было связано государством с воинской и трудовой мобилизацией.

Итак, женщина мобилизуется государством в систему общественного коммунистического производства. При этом материнство поддерживается социальной политикой, а отцовство представляется как экономический долг. Теории материнских инстинктов и материнского счастья женщины находят выражение в официальной идеологии. Политика решения «женского вопроса» предполагает меры, обеспечивающие рост грамотности женского населения, освобождение от экономической зависимости в семье. При этом освобождение от патриархальной зависимости и «окультурирование» предполагало политическую мобилизацию женщины, закрепленную гендерным социальным контрактом между работницей матерью и государством.

Несмотря на целенаправленную политику формирования новой освобожденной женщины, в повседневной жизни сохраняются разные уклады. Данный период характеризуется смешением старого и нового быта, традиционных и новых образцов поведения, разрывом между поколениями. При этом, несмотря на все новаторство, в советской молодежной среде воспроизводятся патриархатные ожидания, которые предполагают ответственность мужа за материальное благополучие семьи (роль кормильца). Например, Ильф и Петров описывают причину отказа Зоси Синицкой (у нее «был тот спортивный вид, который за последние годы приобрели все красивые девушки») соискателю ее руки бухгалтеру Корейко следующим образом: «В данный момент выйти замуж она не может. Да и какая жизнь у них может выйти: у нее искания, а у него, если говорить честно и откровенно, всего лишь 46 рублей в месяц». Среди совслужащих и даже среди молодежи от мужчины ожидается выполнение традиционной роли до бытчика. Действия супругов характеризуют двойные гендерные стандарты: «Двести рублей, которые ежемесячно получал ее муж на заводе «Электролюстра», были оскорблением для Эллочки, которая занимала общественное положение домашней хозяйки, жены инженера Щуки на… Чтобы сэкономить, Эрнест Павлович брал на дом вечернюю работу, отказался от прислуги, разводил примус, выносил мусор и даже жарил котлеты».

Последствия большевистской политики решения «женского вопроса» были противоречивы: государство, разрушая семью и провоцируя создание женских организаций, рисковало утратить контроль над гражданами. В результате гендерная политика государства была ужесточена и пересмотрена в контексте задач социалистической модернизации1930 х годов.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Гендер ДЛЯ «ЧАЙНИКОВ». 2006 {original}

Еще по теме ПЕРВЫЙ ЭТАП: ЭМАНСИПАЦИЯ ПОFСОВЕТСКИ, ИЛИ «НОВАЯ ЖЕНЩИНА»:

  1. Первый этап.
  2. Этап 4. Заполнение опросника «Я — женщина/мужчина»
  3. Этап 2. Анализ образов женщин в классической художественной литературе
  4. Этап 5. Обработка результатов опросника «Я — женщина/мужчина»
  5. Этап 7. Дискуссия «Зачем гендерное равенство нужно мужчинам и женщинам?»
  6. Этап 1. Составление психологических портретов «хорошей матери» и «идеальной женщины»
  7. Этап 3. Исследование межполушарной асимметрии (определение ведущего полушария) у мужчин и у женщин
  8. Этап 3. Дискуссия «В каких сферах общество ждет разного поведения от мужчин и женщин?»
  9. Этап 1. Диагностическое анкетирование «Что я думаю (знаю) о психофизиологических особенностях мужчин и женщин»
  10. ВТОРОЙ ЭТАП: ТОТАЛИТАРНЫЙ ГЕНДЕРНЫЙ КОНТРАКТ, ИЛИ «РАБОТАЮЩАЯ МАТЬ»
  11. ТЕНЕВАЯ СОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ, ИЛИ “ЖЕНЩИНЫ НОЧИ”
  12. ФЕМИНИЗМ, ИЛИ ИСТОРИЯ БОРЬБЫ ЖЕНЩИН ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА: К У Р И Ц А – Н Е П Т И Ц А …
  13. Что можно сказать о женщинах, у которых маленькие груди или плоские соски?
  14. Этап 3. Групповая дискуссия «Настоящий» мужчина, «настоящая» женщина
  15. Этап 2. Обобщение знаний по теме в процессе заполнения сводной таблицы «Социально-экономическая зависимость женщин в сфере оплачиваемой и семейной занятости»