роССиЯ и друГие СТранЫ: оБщее и оСоБенное

Как уже отмечалось, показатели рождаемости в развитых странах существенно ниже, чем в развивающихся. Если судить по этому показателю, то Россия смело может быть отнесена к развитым странам: коэффициент рождаемости у нас весьма близок к аналогичным показателям стран Евросоюза.
Характерно и то, что в большинстве развитых стран падение коэффициента суммарной рождаемости ниже уровня простого воспроизводства 2,2 ребенка на женщину пришелся на конец 1960-х–начало 1970-х годов, причем еще в начале XX века этот уровень превышал 5 детей на женщину. Это снижение рождаемости известно в демографии как первый демографический переход. Основной причиной этого перехода принято считать развитие медицины, приводящей к резкому снижению уровня детской смертности, что позволяет сохранить жизни практически всех рожденных и желанных детей. В России этот переход начался в начале прошлого века и завершился с выходом на уровень простого воспроизводства в 2,7 ребенка на женщину ко второй половине 1950-х годов. Инструменты снижения рождаемости были разными в разных странах, однако последствия оказались аналогичными. В Западной Европе широкое распространение получили презервативы и другие механические средства контрацепции средней надежности, а в СССР основным способом предотвращения нежелательных родов были аборты, роль которых снизилась лишь в наши дни.

Следующий за этим периодом этап снижения рождаемости ниже уровня простого воспроизводства известен как второй демографический переход. Он объясняется тем, что в условиях устойчивого роста благосостояния и личного благополучия рождение детей начинает сопоставляться с другими ценностями: карьерой, самореализацией, потреблением – и выбор часто делается не в пользу рождения детей. Это становится характерным для широких масс мужчин и женщин, в то время как ранее такой подход был свойствен лишь представителям отдельных (например, творческих) профессий. Возможность осуществления репродуктивного выбора подкрепляется «контрацептивной революцией», то есть появлением и широким распространением надежных и все менее вредных для здоровья средств контрацепции. В России этот переход начался в 1960–1970-е годы и окончательно завершился в конце XX века, когда среднее число детей на одну женщину, рожденных за всю жизнь, упало с и без того низкого показателя 1,6 до 1,25.

Вместе с тем не следует думать, что эти тенденции характерны исключительно для России. Большинство современных демографов разделяет взгляд, согласно которому первый и второй демографический переходы – это универсальный путь, по которому постепенно проходят все страны; даже пугающие многих своим крайне высоким естественным приростом в настоящий момент страны третьего мира тоже уже стоят на самой начальной ступени первого этапа. Если это так, то снижение рождаемости рано или поздно наступит и в тех странах, где сейчас рожают помногу, и население Земли в долгосрочной перспективе должно стабилизироваться и даже, скорее всего, начнет уменьшаться.

В отношении смертности существуют концепции первого и второго эпидемиологического переходов. Первый связан со значительным снижением смертности от «внешних» причин – заразных болезней, недоедания, антисанитарии, в основном за счет снижения огромной до этого младенческой смертности.
Этот переход произошел в большинстве развитых стран в 1900–1920-е годы в результате широкого внедрения в практику основных санитарных норм, особенно в отношении ухода за младенцами. В 1940–1950-е годы смертность от «внешних» причин дополнительно снизилась с широким распространением сульфаниламидных препаратов и антибиотиков, которые позволяют избежать смерти от болезни даже в случае, если санитарные нормы были нарушены и заболевание возникло. В России смертность также значительно снизилась еще в 1920-е годы, однако в середине века из-за голода, войны, массовых репрессий численность населения существенно колебалась, прежде чем первый эпидемиологический переход более или менее завершился к 1950–1960-м годам. Именно тогда Россия наконец в целом решила (или свела до минимума) проблемы, связанные с низкой гигиенической культурой, антисанитарией, недоеданием, отсутствием элементарной медицинской помощи, с которыми связано распространение туберкулеза и других инфекционных заболеваний.

Второй эпидемиологический переход произошел в развитых странах после 1960-х годов. Он связан как с успехами медицины, позволяющими преодолеть болезни «внутренней» природы (или, по крайней мере, продлить годы жизни даже при наличии сердечно-сосудистых, онкологических, диабета и т.п. заболеваний), так и (прежде всего) с активностью самого населения в вопросах поддержания своего здоровья, распространении знаний и практик «здорового образа жизни» (отказ от курения, умеренное потребление алкоголя, здоровое питание, стремление к защите окружающей среды).

Наша страна пока к этому переходу не подошла даже близко, несмотря на то, что определенные успехи медицины есть и у нас. Но, во-первых, они распространены только на очень незначительную, обеспеченную и активную в отношении их применения группу населения. Во-вторых, сами по себе успехи медицины ни к чему не приводят: они должны подкрепляться изменением образа жизни, государственными программами в поддержку здоровья и спорта (в 8-миллионной Швеции, к примеру, постоянно функционирует 26 000 добровольных спортивных клубов!), а также формированием системы ценностей, способствующих росту продолжительности и качества жизни.

С этими ценностями связана и политика в сфере рождаемости. И хотя о причинно-следственных связях однозначно говорить нельзя, обращает на себя внимание тот факт, что из европейских стран рождаемость выше всего в странах Скандинавии и во Франции, где в настоящее время проводится наиболее активная пронаталистская (стимулирующая рождаемость) социальная политика: высокие пособия на рождения детей, мощная система детских садов, льготы для многодетных семей (например, бесплатный проезд на общественном транспорте) и др. Наиболее же низкая рождаемость отмечается в Италии, Испании, Германии, а также в ряде стран Восточной Азии, прежде всего в Японии, Гонконге, Сингапуре и Южной Корее, где это не в последнюю очередь связано с традиционными ценностями. Большая часть бремени в случае рождения ребенка возлагается там на женщину, при том что сфера жизнедеятельности женщины-матери ограничивается кругом семьи, а статус ее сравнительно низок, тогда как рынок труда предоставляет женщине гораздо более заманчивые перспективы.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Гендер для «чайников»-2. 2009

Еще по теме роССиЯ и друГие СТранЫ: оБщее и оСоБенное:

  1. Россия — страна крайностей
  2. ЗООСАНИТАРНЫЕ МЕРЫ , ПРИНИМАЕМЫЕ ВО ВРЕМЯ ТРАНЗИТА ОТ МЕСТА ОТПРАВКИ В ЭКСПОРТИРУЮЩЕЙ СТРАНЕ ДО МЕСТА ПРИБЫТИЯ В ИмПОРТИРУЮЩЕЙ СТРАНЕ
  3. Общее и особенное в формировании образа врага в двух мировых войнах
  4. ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ В ХАРАКТЕРИСТИКАХ АКМЕ У РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ
  5. Влияние самосознания подростка на другие особенности его личности
  6. Особенности интенсивной терапии в другие периоды ожоговой болезни
  7. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЦЕННОСТНОГО ОТНОШЕНИЯ РОССИЯН К ЗДОРОВЬЮ
  8. Россия в войнах XX века: социальный и историко-психологический ракурс
  9. Хлорпромазин и другие нейролептики [производные фенотиазина (промазин, левомепромазин, трифлуоперазин и другие)]
  10. Системы и формы здравоохранения в странах мира
  11. Хирурги Швейцарии и других стран
  12. Страна пирамид и ее вклад в мировую культуру
  13. Внедрение автоматических внешних дефибрилляторов в странах Европы и США
  14. Обеспечение продовольственной безопасности страны в условиях экономического кризиса