<<
>>

Вводные замечания

Сложно придумать более популярную тему для научных и житейских дискуссий, чем психология мужчин и женщин. Безусловно, собранный огромный массив данных и размышлений нуждается в определенной систематизации.
В рамках данной статьи мы предлагаем рассматривать гендерные проблемы через призму социально-психологического анализа больших групп.На наш взгляд, это чрезвычайно важно для развития гендерного подхода в социальной психологии.

Первый вопрос, на котором останавливаются при обсуждении групп, — это определение понятия. Что же такое гендерная группа? Нам представляется невозможным дать единое, четкое определение понятию «гендер». Во многом это является отражением методологических принципов гендерных исследований — идеи множественности, историчности, конструкционизма обосновывают плюрализм в понимании основных терминов, и кроме того, единое значение не позволяет отразить динамичность самого означаемого явления. Однако стоит отметить, что сегодня большинство авторов признают за гендером социальную природу и характеризуют его как некоторую модель социальных отношений между мужчинами и женщинами [23]. Эта модель обусловливает, через определенную систему воспитания и культурные нормы, психологические качества, способности, а также определяет индивидуальные возможности в образовании, профессиональной деятельности, доступе к власти, сексуальности, семейной роли и репродуктивном поведении. Гендер представляет собой «совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола» [9, с. 21]. Изначально имплицитно предполагалось, что таких статусов всего лишь два — мужской и женский; сейчас же речь идет о множестве гендеров [34] и, соответственно, множестве гендерных групп.

Можно выделить ряд социально-психологических признаков, на основе которых выявляют различные группы мужчин и женщин, например возраст, этническая (расовая) и конфессиональная принадлежность, экономический статус и т. п. [см. 11; 26; 31; 33; 39]. Данные характеристики фиксируют место каждой гендерной группы в системе общественных отношений, что позволяет определить, какие социальные роли и нормы лежат в основе их внутри- и межгруппового взаимодействия. Однако важно отметить, что для рассмотрения этих групп недостаточно определения подобных «объективных» характеристик; необходимо, чтобы представители гендерных общностей осознавали свою групповую принадлежность, чтобы они считали предлагаемые признаки значимыми отличиями своей группы от других. Иными словами, гендерная группа должна обладать особой социальной идентичностью.

Таким образом, вслед за И. С. Клециной мы можем определить гендерные группы как «устойчивые социально-психологические общности людей, члены которых, осознавая себя как мужчины и женщины, разделяют и репрезентируют нормы полоспецифического поведения» [17, с. 133].

Изучение больших социальных групп предполагает анализ сходных условий их существования, поскольку они оказывают существенное воздействие на сознание ее представителей. Исследователи выделяют два возможных пути этого влияния:

• через личный жизненный опыт каждого члена группы, определяемый социально-экономическими условиями жизни всей группы;

• через общение, большая часть которого происходит в определенной социальной среде с четко выраженными чертами данной группы [2].

Именно в данном русле уместно познакомить слушателей/слушательниц с работами, посвященными рассмотрению уникального жизненного опыта женщин и мужчин.
Подобный опыт можно понимать как определенные биологические и физиологические особенности представителей разных полов, которые могут задавать некоторые психологические переживания, отличающиеся у мужчин и у женщин. Однако необходимо учитывать, что «телесные» проявления определенным образом интерпретируются в социуме и поэтому могут влиять на психологию не напрямую, а опосредованно, через социальные нормы, правила и табу.

В данном контексте можно рассматривать, как социально конструируется восприятие и переживание менструации, беременности и родов у женщин [4, 22, 28, 38]. В отношении мужчин подобных исследований гораздо меньше, в качестве примера отметим исследования психологических переживаний, связанных с сексуальной активностью и/или ее расстройствами [3, 39]. Таким образом, общие для мужчин или женщин физиологические процессы и биологические особенности, восприятие и переживание которых задано социальным контекстом, могут быть основой для формирования психологического единства представителей различных гендерных групп.

Однако помимо телесного опыта необходимо учитывать и социальный, который также играет важную роль в формировании психологии группы. Поэтому особое внимание стоит уделить рассмотрению процессов гендерной социализации, которые задают разные возможности для представителей разных полов при кажущемся единообразии социальных влияний. Так, можно рассматривать тот опыт, который приобретают мальчики и девочки в семье, в школе, в группе сверстников и т. д. [15, 16, 32, 37]. Важно отметить и те ограничения и психологические проблемы, с которыми сталкиваются люди в рамках существующей гендерной системы: сексизм, кризис маскулинности, ролевые стрессы и т. п. [5, 7, 15, 32].

При знакомстве с другим способом влияния на сознание представителей гендерных групп уместно будет остановиться на исследованиях внутри- и межгендерных особенностей общения. Важно помнить, что общение в отечественной психологии включает в себя не только передачу информации, но и взаимодействие, и социальную перцепцию, поэтому достаточно широкий круг исследований может быть включен в данный раздел: исследования гендерных особенностей вербальной и невербальной коммуникации; проблемы конфликтов, помогающего и альтруистического поведения; изучение межличностного восприятия, атрибутивных процессов, феномена самореализующихся пророчеств, явлений стереотипизации, аффилиации, аттракции и т. п. [7, 10, 19, 20].

Далее имеет смысл обратить внимание на следующий постулат психологии больших групп: «...общие черты в психологии представителей определенной социальной группы существуют объективно, поскольку они проявляются в реальной деятельности группы» [2, с. 155]. Действительно, сферы жизнедеятельности мужчин и женщин до сих пор существенным образом различаются. Исследования показывают, что фактически существующее разделение труда приводит к тому, что различные черты личности становятся более предпочитаемыми для представителей того или иного пола. Анализ домашней работы позволяет сделать вывод о том, что она обладает рядом специфических особенностей:

• неограниченностью во времени;

• отсутствием формализованных стандартов качества;

• отсутствием формализованных стандартов внешней оценки;

• неструктурированностью;

• отсутствием долговременного видимого результата и др.



В целом домашнюю работу можно считать классическим примером «сизифова труда», так как, по некоторым данным, около 65% работы нужно делать снова на другой день [40].

Определенно это позволяет по-новому взглянуть на те морально-психологические качества, которые предписываются женщине, например терпение, аккуратность, отсутствие честолюбия, мягкость и т. п. [36]. Особенности психологии мужчин, в свою очередь, могут быть проанализированы с точки зрения воспитания готовности к выполнению традиционных ролей «защитника» и «добытчика», при исполнении которых важными считаются такие качества, как соревновательность, агрессивность, целеустремленность и т. п. [3, 12, 18].

Особо подчеркнем, что при обосновании разделения труда традиционно используют биологические закономерности, а также идеи биологического предназначения полов, т. е. предположения о том, что женщины и мужчины «созданы» для разной деятельности. Поэтому на занятиях следует уделить внимание тому, насколько оправданы подобные объяснения, и рассмотреть альтернативные трактовки и интерпретации, которые предлагаются в рамках конструкционистского подхода в гендерных исследованиях [5, 15].

Далее уместно обратиться к описанию структуры психологии большой социальной группы. Как известно, она может включать в себя целый ряд элементов — различные психические свойства, психические процессы и психические состояния (подобно психике отдельного человека). Это отдельная область исследований, которая первоначально была широко представлена работами по дифференциальной психологии, анализировавшими различия протекания психических процессов у мужчин и у женщин [6, 7]. На данный момент сходная тематика, но в совершенно ином контексте, приобретает популярность в рамках культурного феминизма, провозглашающего принцип «равенства в различии» [12].

С другой стороны, можно выделить две составные части в содержании психологии больших групп.

1. Психический склад как более устойчивое образование, к которому могут быть отнесены социальный или национальный характер, нравы, обычаи, традиции, вкусы и т. п.

2. Эмоциональная сфера как более подвижное динамическое образование, в которую входят потребности, интересы, настроения [2].

На основании изучения первой составляющей можно реконструировать те нормы, которыми руководствуется данная социальная группа. Это направление широко представлено в современных исследованиях гендерного подхода. Выделяют, например, «нормы мужественности»: стремление избежать любого намека на женственность; постоянное стремление к достижению, социальному статусу; агрессивность; нетерпимость к гомосексуалам; высокая и «безрассудная» сексуальная активность [3, 7, 18].

Исследований, затрагивающих вторую составляющую психологии больших групп, нам встречалось значительно меньше. Подобные работы касаются либо рассмотрения половых различий в области эмоций и мотивации [6, 7], либо отражения потребностей и интересов мужчин и женщин в средствах массовой информации [1, 8 13]. Причем отметим, что исследователи указывают не только на информирующую, но и конструирующую роль СМИ. Таким образом, здесь не только фиксируются, но и создаются интересы мужчин и женщин. В целом обращение именно к такой нестабильной составляющей гендерной психологии представляется нам чрезвычайно перспективным, поскольку позволяет рассматривать и обосновывать идею «множественности форм гендера». Здесь выделение подгрупп со своими интересами и настроениями в рамках большой группы получает дополнительное обоснование.

Следующим моментом, на котором останавливаются исследователи психологии больших групп, является вопрос о регуляторах социального поведения. Можно выделить следующие регуляторы: нравы, обычаи, традиции [2]. К анализу патриархатных традиций обращаются достаточно часто [24, 29, 30]. Привычки и обычаи складываются под влиянием определенных жизненных условий, а затем закрепляются и выступают именно как регуляторы поведения. Поэтому усилия ряда исследователей обращены на развенчание «вечных» традиций, на доказательство их альтернативных трактовок, на выявление истоков их появления, на изменяющиеся жизненные условия, позволяющие скорректировать и имеющиеся обычаи [5, 15, 36, 37].

Еще одним возможным направлением исследовательской работы можно считать изучение образа социального мира, его институтов, власти, законов, норм больших групп (в нашем случае гендерных) через анализ социальных представлений (обыденных представлений какой-либо группы о тех или иных социальных явлениях, т. е. способ интерпретации и осмысления повседневной реальности). Механизм связи группы и выработанного ею социального представления выступает в таком виде: группа фиксирует некоторые аспекты социальной действительности, влияет на их оценку, использует далее свое представление о социальном явлении в выработке отношения к нему. С другой стороны, уже созданное группой социальное представление способствует интеграции группы, как бы «воспитывая» сознание ее членов, доводя до них типичные, привычные интерпретации событий, т. е. способствуя формированию групповой идентичности [2]. Именно поэтому социальные представления играют важную роль в становлении психологического единства, и их изучение позволит глубже понять психологические особенности различных гендерных групп.

Отдельно отметим значимость исследования таких социальных представлений, как гендерные представления — «сеть понятий, взглядов, утверждений и объяснений о социальном статусе и положении в обществе мужчин и женщин» [17, с.188]. Их изучение направлено на выявление содержательно отличающихся друг от друга представлений; распространенности представлений среди различных групп населения; анализ социальных и психологических факторов, способствующих трансформации взглядов на взаимоотношения и взаимодействие полов и т. п. [5, 7, 14, 17, 27]. Важно учитывать, что гендерные представления, с одной стороны, отражают, а с другой — формируют и транслируют определенные ценностные ориентации, которые задают своего рода «стержень» каждой культуры. Здесь можно вспомнить исследования Г. Хофстеде, который детально описал фемининные и маскулинные общества [18].

Наконец, последним вопросом, на котором мы планируем остановиться, можно считать вопрос о соотношении психологии личности и психологии группы. Важно помнить, что психология группы есть общее, присущее, в той или иной мере, всем представителям данной группы, т. е. типичное для них, порожденное общими условиями существования [2]. Поэтому конкретный представитель группы может вообще в минимальной степени обладать этими общими характеристиками. Это объясняется тем, что члены группы различаются между собой по своим индивидуальным психологическим характеристикам, по степени вовлеченности в наиболее существенные для группы сферы ее жизнедеятельности и т. д. Безусловно, этот постулат психологии больших групп позволяет по-новому взглянуть на проблему мужественности и женственности, предоставляя возможность для обоснования наличия внутригрупповых различий [7]. Кроме того, здесь уместно указать на различия между специфическими психологическими особенностями гендерных групп и гендерными стереотипами. Это очень важно для понимания того, что не все психологические качества, которые считаются отличающими представителей одного пола от другого, действительно присущи только женщинам или мужчинам, зачастую эти характеристики просто приписываются им.

Мы уже упоминали о том, что современные исследования направлены на выявление специфических черт, присущих мужчинам или женщинам. В этих работах показано, что число таких характеристик, которые являются общими для всех представителей данной общности и которые действительно можно считать гендерными особенностями, крайне мало. При этом в каждой культуре существуют определенные представления о маскулинности и фемининности, которые называют гендерными стереотипами. Они обладают высокой согласованностью, определенной эмоциональной направленностью, устойчивостью и носят нормативный характер. При этом эти представления зачастую не соответствуют реальным различиям — преувеличивая или (в некоторых случаях) преуменьшая их [17]. В целом можно утверждать, что гендерные стереотипы фиксируют не реальные различия между мужчинами и женщинами, а воспринимаемые или приписываемые.

Обобщая все вышесказанное, остановимся еще раз на тех направлениях, которые могут помочь создать контекст рассмотрения психологических особенностей гендерных групп:

• понимание гендерных групп как психологического образования;

• необходимость анализа индивидуального опыта членов гендерной группы;

• изучение особенностей внутригруппового и межгруппового общения;

• рассмотрение реальной деятельности мужчин и женщин и ее связь с обнаруживаемыми психологическими особенностями;

• анализ норм, обычаев, традиций каждой гендерной группы и оказываемого ими влияния на психический склад данной общности;

• изучение интересов, потребностей, настроений различных сообществ внутри гендерной группы;

• исследование образа социального мира у представителей гендерных групп;

• выявление соотношения между психологическими особенностями личности человека того или иного пола и психологией гендерной группы.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Под ред. И. С. Клециной. Гендерная психология.. 2009 {original}

Еще по теме Вводные замечания:

  1. Вводные замечания
  2. Вводные замечания
  3. Вводные замечания
  4. Вводные замечания
  5. Вводные замечания
  6. Вводные замечания
  7. Вводные замечания
  8. Вводные замечания
  9. Вводные замечания
  10. Вводные замечания
  11. Вводные замечания
  12. Вводные замечания
  13. Вводные замечания
  14. Вводные замечания
  15. Вводные замечания
  16. Вводные замечания
  17. Вводные замечания