<<
>>

Вводные замечания

Понятие «идентичность» — одно из относительно новых и одновременно популярных понятий в психологии личности — получило известность благодаря работам Эрика Эриксона. Эриксон обратил внимание, что итогом подросткового возраста становится более или менее оформившееся представление человека о себе как о целостной личности, в чем=то схожей с другими, в чем=то отличной.
В процессе утверждения в понятийном психологическом аппарате понятие идентичности подверглось теоретическому осмыслению, благодаря чему было разделено на персональную (личностную) идентичность (тождественность самому себе) и социальную идентичность.

Социальная идентичность предполагает, что человек определяет себя не только как конкретную личность, но и как члена многих социальных групп. Начиная с 1980-х гг. в русле теории социальной идентичности Тэджфела—Тернера гендерная идентичность трактуется как одна из подструктур социальной идентичности личности и характеризует индивида с точки зрения его принадлежности к мужской или женской группе; при этом важно, как сам человек себя категоризует [21]. Однако самокатегоризация — важное, но не единственное условие развития гендерной идентичности. Как только новорожденный бывает идентифицирован по признаку пола, он становится объектом «принудительной» гендерной социализации [27]. Окружающие взрослые, впоследствии — ровесники, а также «культурные агенты» (персонажи фильмов, книг и т. п.) более или менее жестко «контролируют» взросление личности, задавая ей «правильное» гендерное направление [2, 3, 4, 5 и др.]. Таким образом, гендерная идентичность является продуктом «работы» гендерной социализации, которая на уровне общества обеспечивает воспроизводство доминирующего «гендерного порядка» [25], а на уровне личности — построение гендерной идентичности, созвучной доминирующему «гендерному порядку» [21]. Процесс гендерной социализации, в результате которой рождается гендерная идентичность, исследователи представляют как трехступенчатый, связанный с созреванием личности. При этом:

• первая стадия — идентификация, достигаемая к 3 годам («осознание половой принадлежности» или «гендерная идентификация»);

• вторая стадия — компетентность в поведении в 7–12 лет («половая дифференциация поведения» или «социализация Я»);

• третья стадия связывается со становлением первичной идентичности, описанной Э. Эриксоном («переоценка гендерной идентичности» или «саморегуляция Я») [5, 15].

Гендерная идентичность развивается на протяжении всей жизни, позволяя индивиду осваивать различные социокультурные «возрастные пласты» в соответствии с социальными нормами своей «гендерной группы» и собственными предпочтениями.

Рассмотрим на основе имеющихся научных данных более подробно содержание женской и мужской идентичностей.

Женская идентичность имеет историю анализа и исследований, уходящую своими корнями в ортодоксальный психоанализ. С точки зрения ортодоксального психоанализа мужская и женская модели диаметрально противоположны по своим качествам и для женской модели характерна пассивность, нерешительность, зависимое поведение, конформность, отсутствие логического мышления и стремления к достижениям, а также большая эмоциональность и социальная уравнов шенность.

Сохраняя неизменными базисные психоаналитические парадигмы, К.
Хорни стремилась расширить представления о женщине. Она была одной из первых, кто стал искать «позитивное» описание психологии женщины. Существенное влияние на изучение позитивной женской идентичности оказали также взгляды исследовательниц, придерживающихся различных концепций в рамках философии феминизма (Дж. Батлер, Дж. Митчелл, Ж. Роуз и др.) [11].

В социологических и социально=психологических исследованиях конструирование женской идентичности непосредственно связывают со специфичным для женщины «женским опытом» материнства и «женской ролью» в обществе [3, 4, 5, 9, 12 и др.]. В логике возрастного аспекта конструирования женской идентичности особая роль отводится периоду полового созревания и менархе. Нормативное и информационное давление относительно гендерных норм к данному периоду настолько велико, что большинство девочек, обладающих «отклоняющимися признаками», корректируют свои личностные особенности в сторону «традиционной женской роли» [5].

Следующие важнейшие шаги на пути создания женской идентичности во многом описываются через телесный опыт. Это развитие сексуальности, беременность и рождение детей. Скудость сведений о женских инициациях М. Мид объясняет восприятием «женского» в культуре как феномена скорее биологического, нежели социального, а также связывает с социальной зависимостью женщин [20]. В традиционной культуре тело более значимо в структуре женской идентичности, поскольку женщина репрезентируется через ее тело [8].

На первый взгляд, современное общество предъявляет к поведению девочек менее жесткие нормативные требования, чем к поведению мальчиков. Кроме того, с детства девочку окружают воспитатели=женщины, с которыми она может идентифицировать себя. Однако меньшая ценность «женского» в обществе [9, 18 и др.] затрудняет развитие позитивной Я=концепции девочки, рождая проблемы со становлением женской идентичности, особенно если девочка обладает высокими социальными способностями и склонна лидировать [22].

В современном обществе женская идентичность сопряжена с понятиями «двойная занятость», «экономическая зависимость», «ролевой конфликт работающей женщины» и т. д. Тем не менее опросы общественного мнения показывают, что ситуация в России очень медленно, но изменяется в направлении гендерного равенства (экономическая самостоятельность женщины, как и прежде подвергается сомнению, однако считается возможным для женщины самостоятельно выбирать партнера, одежду, образ жизни и т. п.) [19].

В основе становления «мужской идентичности» лежит «идеология мужественности» (Дж. Плек), которая является составной частью традиционной патриархатной культуры [5, 16]. Структура ролевых норм «идеологии мужественности» определяется нормой статуса, нормой твердости (физической, умственной и эмоциональной), нормой антижественности. Центральной характеристикой мужской идентичности является потребность доминирования, неразрывно связанная с мужской гендерной ролью [5].

Мужское доминирование — центральный показатель мужской гендерной роли, характеризующий мужские ролевые нормы (норму статуса, норму твердости и норму антиженственности) как в контексте доминирования над женщинами, так и в контексте конкурентных отношений в мужской группе. Норма статуса или успешности в свете мужского доминирования обязывает мальчика постоянно стремиться к более высокому и успешному положению в социальной иерархии; норма твердости (физической, умственной и эмоциональной) обязывает демонстрировать силу, компетентность и агрессивность; норма антиженственности — не только игнорировать все, что традиционно связывается с «женским», но и использовать женщин для подчинения [5].

Мужское доминирование ярко представлено в концепциях социального развития, базирующихся на «биологических основах». Различия между социальным положением мужчин и женщин в данных концепциях объясняются различиями в биологических функциях, связанных с воспроизводством. Особенности проявления способностей и возможностей мужчин и женщин в обществе также объясняются различиями в гормональном статусе и врожденными генетическими программами[10].

Cоциализация мальчиков связана с социальными барьерами на пути развития маскулинности, провоцирующими эмоционально=когнитивный диссонанс, следствием которого является «полоролевая растерянность» либо утрированно маскулинные полоролевые ориентации [13].

Агрессивность — наиболее специфичная черта мужской идентичности с точки зрения различных концепций и подходов. В настоящее время большинство исследователей сходится во мнении, что следует выделять не половые различия агрессивности (ряд исследований демонстрирует, что женщины не менее агрессивны, но они более склонны подавлять агрессию), а различия в ее социальном конструировании [16].

Согласно теории мужской полоролевой идентичности Дж. Плека, психологическое здоровье мужчин непосредственно связано с «правильной» в контексте традиционной патриархатной культуры мужской идентичности. Исследования последних лет убедительно показывают, что помимо позитивных аспектов мужественности традиционная мужская гендерная роль является причиной тревоги и напряжения, поскольку некоторые ее аспекты дисфункциональны и противоречивы. Предложенная О’Нилом модель гендерно=ролевого конфликта включает шесть паттернов (ограничение эмоциональности, гомофобия, потребность контролировать людей и ситуации, ограничения в проявлении сексуальности и привязанности, навязчивое стремление к соревнованию и успеху, проблемы с физическим здоровьем из=за неправильного образа жизни) [5].

Наиболее ощутимый удар по незыблемости и биологической обусловленности мужского доминирования нанесли этнографические исследования Маргарет Мид, согласно которым в различных культурах мужчины и женщины могут играть диаметрально противоположные роли (например, мужчины — ухаживать за детьми, а женщины — распоряжаться материальными ресурсами и доминировать) [20]. Метаанализ исследований в области способностей (например, математических) за последние годы также убедительно доказывает, что с изменением положения женщин в обществе стираются гендерные различия и в проявлении способностей [5].

Современные исследования анализируют различия между мужской и женской группами как социально сконструированные, обусловленые экономическим и социальным неравенством [15].

К. Гуинчи, основываясь на теории социальной идентичности Тэджфела—Тернера, рассматривает мужчин и женщин как социальные группы, обладающие различным социальным статусом [1]. Высокостатусные группы чаще всего оцениваются в терминах компетентности и экономического успеха, а низкостатусные — в терминах доброты, добросердечия, гуманности и т. п. По мнению автора, все позитивные черты женского стереотипа (теплота, эмоциональная поддержка, уступчивость) — типичная компенсация за отсутствие достижений в «силовой позиции». Как у членов низкостатусной группы у женщин по сравнению с мужчинами меньше развито чувство идентификации со своей группой, они склонны переоценивать мужские достижения и достоинства и недооценивать свои, перенимая точку зрения более высокостатусной группы — мужчин. [24].

Подтверждение этим положениям можно увидеть в данных многих исследований. Например, П. Голдберг обнаружила известную долю предубежденности женщин против самих себя в сфере научной деятельности: студентки колледжей более высоко оценивают статьи, написанные мужчинами, чем женщинами [1].

Итак, на основе категоризации себя как представителя мужской или женской группы (в рамках заданного биологического пола) в процессе гендерной социализации происходит построение личностью культурно=«нормативной» идентичности, приемлемой для определенного предписанного социального статуса. Субъектность в гендерной социализации может проявляться в поиске и отстаивании индивидуальных особенностей в рамках гендерной идентичности, а также — в социальном творчестве, например в процессе изменения критериев «нормального» гендерного развития.

Таким образом, для анализа процесса становления гендерной идентичности в отечественной психологии могут быть использованы следующие интерпретационные схемы:

• культурно=исторической психологии (понимание культурных ограничений содержания гендерной социализации и социокультурной детерминации построения гендерной идентичности);

• субъектно-деятельностного подхода (акцент на роли субъектности в трансформациях присваиваемого содержания гендерной социализации и в построении гендерной идентичности);

• комплексного подхода Б. Г. Ананьева (междисциплинарная интеграция в изучении различных возрастных периодов гендерной социализации).

Понятие идентичность в психологии наиболее тесно связано с понятием Я=концепции личности. Идентичность — ведущая характеристика Я-концепции, отражающая более или менее осознаваемую и принимаемую ее когнитивную составляющую (образ=Я, картину=Я) и обеспечивающая целостность и непрерывность личности в течение жизни. В данном контексте гендерная идентичность может быть представлена утверждением «Я как женщина» или «Я как мужчина».

В связи с этим нередко идентичность изучают, используя психологический инструментарий, разработанный для Я=концепции [23]. При этом необходимо учитывать, что гендерная идентичность в рамках Я=концепции — динамичное образование, поэтому при анализе результатов опросников Я=концепции в изучении гендерной идентичности особое внимание следует обращать на изменения «гендерной унификации» Я=концепции (например, изучать, как унифицируется Я-концепция в процессе гендерной социализации в соответствии с гендерными нормами общества, отражая принудительный характер гендерной социализации).

В отечественной психологии при анализе гендерной идентичности также используется модель «психологической андрогинии» С. Бем, от которой автор данной модели отказалась в конце прошлого века из=за ее социокультурной перегруженности (конструкты маскулинности/фемининности социально обусловлены, стереотипизируют психологическое содержание как внутренней жизни, так и идентичности личности). В настоящее время С. Бем предлагает для исследований концепцию «гендерных линз», при помощи которой возможно анализировать дискриминационные гендерные практики и индивидуальное сопротивление гендерной унификации [4].

Таким образом, поиск концептаульно адекватного «гендерного» психодиагностического инструментария продолжается и в настоящее время, что дает нам возможность более решительно осваивать качественную методологию в изучении гендерной идентичности.

Современная отечественная психодиагностика преимущественно строится на количественном подходе и позитивистской парадигме [28], которая была подвергнута критике еще К. Левиным [17]. Курт Левин сравнивал современный взгляд психологии на природу психического с устаревшей «аристотелевской физикой», поясняя: если психология как естественно=научная дисциплина стремится развиваться в рамках, которые задает новая физика — «постгалилеевская», задача психологии состоит в интеграции количественного и качественного подходов.

Традиционно качественный подход относят к гуманитарной парадигме в психологии. Отличительные черты качественных методов по сравнению с количественными отражены в табл. 1.

Качественный подход предполагает изучение субъективной ценности, значимости какого=либо предмета или явления для человека, исходя из его социального опыта. Результаты качественного исследования анализируются не математически, а путем аналитического раскрытия их субъективного смысла. Как правило, качественные методики используются при изучении нетипичного индивидуального опыта, а также в новых исследовательских ситуациях, где нужно понять природу неизвестного феномена, детально описать новые аспекты уже известных проблем или раскрыть субъективные смыслы или механизмы функционирования социальной практики, недоступные при массовых опросах [26].

Таблица 1.

Сравнительные характеристики качественных и количественных методов



Сравнительные характеристики качественных и количественных методов



Фокус=группа — один из качественных методов социально=психологических исследований [6, 7], который представляет собой групповое фокусированное полустандартизированное интервью, проходящее в форме групповой дискуссии и направленное на получение от участников «субъективной» информации о том, как они воспринимают различные явления [6, с. 281].

Фокус-группа позволяет реконструировать социальные представления о гендерных нормах в обществе, описать и проанализировать структурные и содержательные характеристики гендерной социализации, реконструировать обобщенное, а следовательно, доминирующее понимание мужской и женской идентичностей. Особо важно отметить, что при использовании фокус=группового метода исследователь всегда открыт к социальным изменениям и способен уловить (а следовательно,



1 Чем сложнее избранная стратегия обработки результатов, тем точнее и глубже считается исследование.

описать и проанализировать) заранее не предсказанные и неожиданные характеристики, например, обобщенный образ гендерной идентичности, характерный для той или иной социокультурной ситуации.

Особенности проведения фокус-группового исследования описаны в ряде социально=психологических и социологических источников [6, 7, 26].

К оснащению при проведения фокус=группы относят список вопросов («топик=гайд»); карточки с именами для участников дискуссии, в том числе для модератора и наблюдателей; демонстрационную доску, стол и маркеры; также может использоваться видеокамера или магнитофон.

Порядок работы фокус=группового исследования предполагает три этапа. На первом этапе составляется и обсуждается список вопросов, состав приглашенных участников дискуссии, на втором — проводится групповая дискуссия, далее — зафиксированные результаты дискуссии обрабатываются и анализируются.

Особые требования предъявляются к рекрутированию участников групповой дискуссии (6–8 человек для одной фокус=группы). Возможные критерии отбора — социально=демографические, статусные, материальные и прочие характеристики, связанные с задачами исследования. Исключаются неконтактные и неуравновешенные люди. Качество рекрутирования участников фокус=группы во многом определяет успех исследования.

«Топик=гайд» (список вопросов) содержит вопросы для вступительной части («разогрева»), фоновые вопросы (10 минут), основные вопросы (не более часа), дополнительные вопросы (10 минут) и вопросы, подводящие итог дискуссии (5–8 минут).

Основные требования, определяющие порядок работы в фокус=группе:

• вопросы следуют в логическом порядке;

• до групповой дискуссии устанавливается доверительный контакт группы и модератора, членов группы друг с другом;

• дискуссия завершается вежливо и логично.

Во вступлении (не более 15 минут):

• дается краткая характеристика исследования, в котором собравшиеся примут участие (акцент на серьезном отношении к проблеме и внимание к собственным мыслям и чувствам по отношению к обсуждаемому вопросу);

• акцентируется ценность каждого мнения;

• знакомятся все, начиная с исследовательской группы;

• поясняется роль наблюдателей, а также необходимость технических средств (видеокамера, магнитофон).

Фоновые вопросы можно задавать в начале работы. Благодаря фоновым вопросам создается непринужденная дружеская обстановка. Следует избегать раньше времени говорить по теме исследования, лучше выбрать нейтральные темы (погода, спорт, дети). Не следует обсуждать вопросы, которые вызовут полярные мнения (религия, политика и т. п.) и настроят членов фокус=группывраждебно по отношению друг к другу.

Первый вопрос модератора «разбивает лед». Его итогом должен стать вывод, что участники могут иметь общее мнение. Модератор сужает дискуссию, естественно переходя от общих к основным вопросам. Обсуждение в группе начинается с открытых вопросов, которые дают разнообразный веер мнений. В конце обсуждения модератор задает закрытые вопросы, чтобы получить информацию о конкретных проблемах.

Завершение фокус=группы предполагает контроль заданных вопросов из предварительного списка, благодарность участникам дискуссии.

Работа модератора: задача модератора заключается в том, чтобы добиться от участников откровенного обмена опытом и мнениями. Модератору в процессе проведения групповой дискуссии стоит обратить внимание на следующие вопросы:

• знание текста вопросов наизусть для полной свободы ведения дискуссии;

• максимально комфортное положение участников фокус=группы;

• поддержание атмосферы доверия в группе;

• внимание к «языку тела» участников дискуссии;

• соблюдение регламента.

Необходимые психологические характеристики модератора: хорошая память, умение слушать, устанавливать контакт, искренний интерес к другим людям, доброжелательность, толерантность, чувство времени, отличные речевые навыки (как письменные, так и устные), чувство юмора.

К характеристикам внешности, как правило, относят сходство модератора с группой, т. е. прическа, одежда (и даже, по мнению многих исследователей, пол) модератора должны быть идентичными особенностям членов группы, насколько это возможно.

К профессиональным умениям относится высокая коммуникативная компетентность.

К типичным ошибкам при проведении фокус=группы относят следующие:

• модератор не может скоординировать дискуссию так, чтоб «нейтрализовать» некоторых чрезмерно активных участников;

• модератор так ведет фокус=группу, что участники могут догадаться о его мнении по изучаемому вопросу;

• в помещении присутствуют «дополнительные наблюдатели», что сказывается на качестве и свободе дискуссии;

• участник фокус=группы уже имеет опыт участия в групповой дискуссии;

• участник фокус=группы является экспертом в изучаемом вопросе;

• в процессе дискуссии говорят несколько человек, перебивая друг друга, что усложняет расшифровку;

• используется несколько микрофонов с магнитофонами, запись идет на разные магнитофоны, тем самым затрудняя анализ результатов групповой дискуссии;

• не используется стол, испытуемых сажают в круг, как во время тренинга.

После проведения групповой дискуссии данные расшифровываются, представляются в виде текста, который в дальнейшем анализируется, на основе чего составляется отчет по фокус=групповому исследованию.

Как правило, в процессе исследования одной теме посвящают 5–10 групповых дискуссий, в которых участвуют в общей сложности от 30 до 80 человек.

При помощи фокус=группы можно исследовать такие аспекты гендерной идентичности, как:

• социокультурные аспекты гендерной идентичности (темы «Я — современная женщина/современный мужчина» для нескольких фокус-групп с разными социальными и возрастными характеристиками);

• стратегии конструирования гендерной идентичности (темы «Как стать “настоящей” женщиной/“настоящим” мужчиной»);

• включение телесных практик и «схемы тела» в гендерную идентичность (темы «Тело в жизни женщины/мужчины»).

Цель занятия

Сформировать у студентов начальные навыки использования фокус=группового исследования для изучения гендерной идентичности. В соответствии с целью практического занятия тема групповой дискуссии звучит следующим образом: «Настоящий мужчина — кто он?». Всего на проведение фокус-группы и обработку результатов отводится четыре академических часа.

Оснащение

Для проведения данного занятия выбирается просторная светлая аудитория, где будет проходить учебная групповая дискуссия. Для фиксации результатов дискуссии потребуется доска с закрепленной на ней бумагой, маркеры различного цвета, а также магнитофон.

В процессе учебного занятия роль участников фокус-группы будут выполнять студенты (группа не более 15 человек). Таким образом, учебная группа может быть разделена на ведущих фокус=группу (с большим или меньшим участием преподавателя), на участников фокус=группы (6–8 человек) и «наблюдателей» (роль которых в ситуации реального исследования выполняют организаторы фокус=группы).

Порядок работы

Этап 1. Составление вопросов. Этап 2. Проведение фокус-группы. Этап 3. Обработка результатов.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Под ред. И. С. Клециной. Гендерная психология.. 2009 {original}

Еще по теме Вводные замечания:

  1. Вводные замечания
  2. Вводные замечания
  3. Вводные замечания
  4. Вводные замечания
  5. Вводные замечания
  6. Вводные замечания
  7. Вводные замечания
  8. Вводные замечания
  9. Вводные замечания
  10. Вводные замечания
  11. Вводные замечания
  12. Вводные замечания
  13. Вводные замечания
  14. Вводные замечания