<<
>>

Вводные замечания

Тема научного обсуждения и исследования сексуальности в нашей стране является во многом до сих пор закрытой и малообсуждаемой, что можно проследить по практическому отсутствию социальных институтов, занимающихся изучением сексуальной жизни в России, по количеству соответствующих научных публикаций, участию российских ученых во всемирных сексологических конгрессах.
И это происходит на фоне явной коммерциализации секса — навязчивости сексуальных предложений в Интернете, неформального санкционирования проституции. В Интернете, например, очень трудно найти специально подготовленный сайт на русском языке, который грамотно демонстрировал бы, что такое сексуальное образование в школе, каково его содержание, каковы его цели и принципы, рекомендации по преподаванию. Но при этом в Интернете весьма доступны для всех без исключения порнографические сайты и картинки.

К сожалению, сексуальное образование детей и подростков в обыденном консервативном сознании часто ассоциируется с сексуальным развращением, и легче всего его запретить, чем грамотно и комплексно разработать и внедрить. Специфика российской государственности такова, что многие решения идут «сверху», от абстрактных концепций, принимаемых небольшой группой управленцев, а не «снизу», от потребностей людей, и часто без исследований реальной ситуации в обществе. В нашей стране доминирует консервативный подход к сексуальному образованию, который И. С. Кон называет «крестовым походом против сексуального образования… и политической кампанией, направленной против молодежи и женщин» [4].

Анализ результатов массовых социологических опросов нашего населения, показывает, что большинство респондентов признают необходимость образования в сфере сексуального и репродуктивного здоровья для школьников. Большинство родителей, опрошенных в четырех регионах России, не видят себя в роли просветителей своих детей и предпочитают, чтобы этим квалифицированно занималась школа. Однако опрошенные педагоги, поддерживая важность сексуального просвещения, так же как и родители, не готовы взять на себя такую функцию, и считают, что этим должны заниматься медики. По данным ВЦИОМ, 81% взрослых высказались за введение сексуального просвещения в школах для 14–16-летних подростков, только 10% были против [5, с. 7].

Исследования в Москве и Санкт-Петербурге показывают, что более 2/3 родителей (по данным ВЦИОМ — 87%) никогда не говорили со своими детьми о сексе или делали это эпизодически. Подростки стесняются обращаться к родителям с подобными вопросами — 67% девочек и 77% мальчиков ни разу не общались с родителями на темы секса [6, с. 16]. Многие девочки оказываются тотально неподготовленными (или минимально) к внезапным менструациям и переживают весьма травматический опыт. Довольно распространены в женских сексуальных автобиографиях высказывания о том, что «в семье не принято было говорить о сексе… это рассматривалось как что-то “грязное”… Основную информацию я получала от подруг, друзей, книг и журналов, которые тайком читала»1.

До сих пор, к сожалению, многие родители и даже педагоги не в состоянии грамотно, правдиво, доступно и спокойно объяснить детям, как они появились на свет, что с ними происходит в подростковом возрасте, как правильно предохраняться, какие возможны генитальные инфекции и каковы их последствия для мужского и женского организма, как правильно осуществлять гигиенический уход за своим телом.
В результате у детей может возникать чувство обиды на родителей за обман (про аистов и капусту), за травматический опыт, что не способствует доверительным отношениям родителей с детьми.

В настоящее время в нашей стране отсутствует государственная программа по сексуальному образованию и половому воспитанию детей и подростков, а действовавшая ранее программа «Планирование семьи» была лишена бюджетного финансирования в 1998 г. [7]. Как отмечает ряд исследователей, внедрение данной программы в школы

1 Из сексуальных автобиографий студентов-психологов заочного и очного обучения.

проходило без тщательной организационной подготовки — например, не были извещены родители детей и не было получено их согласие.

Как определяется сексуальное образование в разных источниках? Сексуальное образование иногда называют образованием в сфере сексуальности (sexuality education) или образованием в области секса и взаимоотношений (sex and relationships education), образованием в сфере сексуального здоровья — канадский вариант (sex health education) [10, с. 129]. В российской научной литературе под сексуальным образованием понимается процесс, направленный на изучение вопросов интимной гигиены, контрацепции, профилактики инфекционных заболеваний, передаваемых половым путем, включая ВИЧ-инфекцию, профилактики беременности, техники половой жизни и др. Сексуальное образование должно ориентироваться на социально-семейное благополучие будущих супругов, соблюдение половых норм, способствовать гармонии сексуальных отношений, формировать здоровый образ жизни [8, с. 104].

Зарубежные определения в большей степени акцентируют внимание на формировании ответственности самих молодых людей за свое здоровье и за свой выбор, а также на их праве на информацию о сексуальности — «сексуальное образование развивает такие умения людей, которые позволяют им делать обоснованный выбор своего поведения и чувствовать себя уверенными и компетентными в отношении сделанного выбора. Широко принято, что молодые люди имеют право на сексуальное образование, частично потому, что оно является средством, с помощью которого они могут защитить себя от насилия, эксплуатации, незапланированной беременности и сексуально передаваемых инфекций, в том числе ВИЧ» [13].

Сексуальное образование должно развивать ряд психологических умений у молодых людей, которые являются, с одной стороны, частью общих жизненных умений, а с другой стороны — эти умения весьма необходимы в рамках формирования здоровых, психологически комфортных сексуальных отношений. Это, например, умение общаться, слушать собеседника, договариваться, отстаивать свое мнение, спрашивать совета и помощи, принимать решения. Другое важное умение включает в себя способность распознавать давление со стороны других людей и сопротивляться ему, а также адекватно реагировать на явные предрассудки. Грамотно подготовленное сексуальное образование учит молодежь обсуждать многие нравственные и социальные вопросы, касающиеся секса и сексуальности, учитывая при этом различные культурные и религиозные установки.

Все существующие программы полового воспитания можно разделить на четыре группы:

1) программы, непосредственно посвященные половому просвещению;

2) программы, в которых половое просвещение является одним из разделов программы по здоровому образу жизни;

3) программы, где вопросы полового просвещения рассматриваются как элемент профилактики ВИЧ/СПИДа и наркомании;

4) программы, в которых половое просвещение является одним из разделов программы по подготовке к семейной жизни.

В российской действительности наиболее пригодными оказались программы сексуального образования, включенные в школы здорового образа жизни, причем ряд руководителей таких школ отрицают, что сексуальное образование является частью их программы, поскольку боятся ханжеских нападок со стороны некоторых представителей общественности, наиболее громко и эмоционально обвиняющих их в сексуальном развращении детей и отходе от традиций общества. Но что значит отход от традиций? Как отмечает Э. Гидденс, «установки на сексуальное поведение в течение двух тысячелетий в основном формировались христианством… в христианской церкви преобладала точка зрения, что любое сексуальное поведение подозрительно, следовательно, должно быть сведено до минимума, необходимого для воспроизводства населения» [1, с. 181].

Но в XX в. произошли серьезные изменения в сексуальном поведении, которые нельзя не учитывать, принимая решения о содержании программ сексуального образования. Сексуальная революция 1960-х гг. оказала сильнейшее влияние на сексуальное поведение как мужчин, так и женщин, но все-таки в большей степени на поведение женщин. Прежде всего произошла революция в женской сексуальной автономии; сексуальное поведение в XX в. отделилось от репродуктивного поведения благодаря появлению надежной контрацепции. Работа А. Кинси «Сексуальное поведение женщин» (1953) показала, что половина из опрошенных 6 тыс. женщин признались, что не были девственницами при вступлении в брак (в большинстве своем они лишились девственности со своими будущими мужьями), и 25% женщин признались во внебрачных связях [12].

Другой важный вопрос, который возникает при анализе современных программ сексуального образования: насколько они свободны от гендерных стереотипов? Судя по тому, что очень часто данные занятия проводят практически не имеющие гендерных знаний учителя, медики, юристы и психологи, трансляция гендерных стереотипов в программах по сексуальному образованию остается по-прежнему на высоком уровне. Ряд российских исследователей при анализе соответствующих региональных программ отмечают, что в них действительно «происходит трансляция и закрепление гендерной асимметрии как нормы» [2]. Также отмечается, что существуют значительные гендерные различия в сексуальном воспитании на семейном уровне — внимание родителей акцентируется преимущественно на девочках, что в определенной степени предопределяет впоследствии меньшую информированность и ответственность мужчин во взрослой сексуальной жизни [3].

В преподавании сексуального образования важно понимать, что дискурсы сексуальности по-разному влияют на социализацию мальчиков и девочек, что далеко не в полной мере учитывается в образовании. Гендерная нечувствительность к объяснению и пониманию сексуальности приобрела две основные формы — игнорирование пола как социально значимой переменной и игнорирование соответствующего полодифференцированного социального контекста.

Зарубежные исследования показывают [11], что школьные сексуальные образовательные программы часто содержат:

• авторитарное подавление дискурса женского сексуального желания;

• продвижение дискурса женской сексуальной виктимизации (жертвенности);

• явную привилегированность замужней гетеросексуальности над другими практиками сексуальности.

И это при том, что практически треть современных семей во многих цивилизованных культурах — это материнские семьи.

Таким образом, женщина социализируется преимущественно как потенциальная жертва мужской сексуальности. Она не представляет собой субъекта в ее собственном праве. Этому способствуют и определенные дискурсы сексуальности.

1. Сексуальность как насилие. Этот дискурс приравнивает юношескую гетеросексуальность к насилию.

2. Сексуальность как жертвенность. Используемый в образовательном процессе язык репрезентирует женщин как реальных или потенциальных жертв мужского желания — женщин учат защищать себя от болезней, нежелательной беременности, «использования себя» (being used). Мужчины в данном дискурсе репрезентируются как хищники [11, c. 376–379].

Какие предположительные объяснения лежат в основе этого? Пол, гендер и сексуальность взаимосвязаны во многих культурах, и, как очень точно заметил Г. Рубин, «сексуальность является связующим звеном между гендерами, львиная доля подавления женщин коренится именно в ней, передается с помощью ее, конституируется внутри нее» [9,

520]. Современная психология в своем анализе гендерных взаимодействий уже не может игнорировать социальную сконструированность сексуальности, ее влияние на формирование гендерной идентичности, отношений власти и подчинения.

Практическое занятие «Сексуальное образование: стереотипы и реальность» было разработано в рамках спецкурса «Гендерная психология» для студентов-психологов старших курсов очного и заочного обучения, уже изучивших дисциплины «Социология», «Культурология», «Общая психология», «Социальная психология». Данное занятие необходимо психологам, поскольку им приходится часто выступать в качестве экспертов программ по сексуальному образованию, а также преподавателей, ведущих психологический блок этих программ. Кроме того, пройдя курс «гендерной психологии», психолог сможет проводить гендерную экспертизу существующих программ по сексуальному образованию. Занятие готовит студентов к более эмоциональному и заинтересованному восприятию информации о сексуальном образовании.

Цели занятия

1. Помощь студентам-психологам в формировании собственной позиции по отношению к сексуальному образованию.

2. Расширение представлений о круге вопросов, которые необходимо освещать в рамках сексуального образования.

3. Подготовка к преодолению трудностей, с которыми сталкивается психолог или любой другой человек, выступая в роли агента сексуальной социализации.

Порядок работы

В рамках практического занятия используются такие методы, как «теория в диалоге», работа в малых группах, ролевая игра, метод мозгового штурма.

Этап 1. Игра «Суд над сексуальным образованием»

Основная цель первого этапа — способствовать созданию интереса к теме и выработке собственной позиции по отношению к сексуальному образованию. Игровая ситуация стимулирует вовлечение в обсуждаемую тему большинства участников занятия.

Этап 2. Работа со сценарием

Ролевая игра позволяет участникам расширить представления о вопросах, которые могут освещаться в рамках программ сексуального образования, и острее прочувствовать трудности, с которыми сталкиваются те, кто выступает в роли агента сексуальной социализации.

Этап 3. Групповая дискуссия

Итогом работы на занятии может стать проект программы сексуального образования, в работе над которым будут применены полученные на занятии знания.
<< | >>
Источник: Под ред. И. С. Клециной. Гендерная психология.. 2009 {original}

Еще по теме Вводные замечания:

  1. Вводные замечания
  2. Вводные замечания
  3. Вводные замечания
  4. Вводные замечания
  5. Вводные замечания
  6. Вводные замечания
  7. Вводные замечания
  8. Вводные замечания
  9. Вводные замечания
  10. Вводные замечания
  11. Вводные замечания
  12. Вводные замечания
  13. Вводные замечания
  14. Вводные замечания
  15. Вводные замечания
  16. Вводные замечания
  17. Вводные замечания
  18. Вводные замечания
  19. Вводные замечания