<<
>>

Древний Рим

В Древнем Риме хирургия всегда считалась составной частью медицины. Она представляла собой ту ее часть, которая, как писал знаменитый римский врач и хирург Цельс, «лечит при помощи рук». По мнению Цельса, в его время хирургия составляла «третью часть медицины».
Хотя и в Древнем Риме «лечением при помощи рук» занимались, очевидно, все врачи, нет сомнения, что среди них выделялись те, кто больше и чаще использовали радикальные (хирургические) способы исцеления, успешнее производили простые и сложные (по тем временам) операции, совершенствовали старые и предлагали новые оперативные вмешательства. При этом вся древнеримская медицина и хирургия сформировались под могучим влиянием греческой культуры и, по сути, представляли продолжение и развитие медицины и хирургии эллинизма.

Понятно, почему таким авторитетом и уважением в Древнем Риме пользовались греческие врачи, приезжавшие сюда из центров культуры эллинистического мира: они олицетворяли те достижения медицины и хирургии, которыми по праву гордились в древности. Это были, например, занимавшиеся хирургией представители Александрийской медицинской школы, плодотворно развивавшейся в эллинистическом Египте Птолемеев в результате взаимопроникновения и взаимообогащения медицинских знаний Древней Греции и Древнего Востока. Так, врачи Герофил и Эразистрат (IV-III в. до н.э.) плодотворно изучали анатомию и некоторые вопросы физиологии человеческого организма: они вскрывали человеческие трупы, производили живосечения преступников. Полученные ими анатомические и физиологические знания способствовали развитию хирургии, так как позволяли расширить число использовавшихся оперативных вмешательств.

Полагают, что александрийские хирурги применяли иногда перевязку сосудов и производили ампутации конечностей, а для обезболивания использовали вытяжку корня мандрагоры. Историк медицины С. Ковнер считал даже, что хирурги Александрийской школы «проникали в полости и внутренности... при запираниях кишечного канала... вскрывали живот, обнажали кишки, распутывали или освобождали от запиравших их веществ и, возвращая на место, соединяли раны швами. Точно так же лечили глубокие нарывы, повреждения печени и селезенки и не боялись доходить до почек через разрыв в поясничной области - все это серьезные операции». Если это соответствует истине (сомнения все-таки остаются), то тогда следует говорить не просто о «серьезных операциях», а об огромных достижениях древней хирургии.

Хирурги Александрийской школы пользовались большим авторитетом и широкой популярностью. Кроме Герофила и Эразистрата известны также Филоксен, автор труда по хирургии; Горгий, изучавший пупочную грыжу; Сострат, написавший сочинение о повязках; Герон, успешно лечивший грыжи; Аммоний, усовершенствовавший операцию литотомии. Эти хирурги и другие греческие врачи во многом способствовали развитию хирургии в Древнем Риме. Нет сомнения, что среди них были выдающиеся специалисты. Выделялись Асклепиад, предложивший трахеотомию, Трифон-отец, Эвелпист, Мегет из Сидона, изобретатель инструментов для камнесечения. Сохранились также имена Архигена из Апамеи, успешно лечившего ранения и травмы, и Гелиодора, производившего трепанации черепа.

Итак, не подлежит сомнению, что первыми хирургами в Древнем Риме были греческие врачи.
Со временем в Древнем Риме появились и собственные врачи, «из природных римлян»: среди них были самые различные специалисты, которые, как писали их современники, лечили «и определенными средствами, и определенные части тела». При этом хирургия считалась обособленной, замкнутой специальностью. Древнеримский историк Плутарх говорил, что хирурги действовали вместе с врачами по внутренним болезням, но нисколько не вторгались в область друг друга. А хирургия расчленялась на ряд мелких специальностей. Были в Древнем Риме и военные хирурги. Так, римский писатель Онезандр писал о присутствии в войсках, совершавших поход, врачейхирургов, назначение которых было лечить раненых. Поистине эпохальными для своего времени стали труды и деятельность таких выдающихся ученых и врачей, много и плодотворно занимавшихся хирургией, как энциклопедист Авл Корнелий Цельс и прославленный врач древности Гален.

Древнеримский ученый-энциклопедист и врач Авл Корнелий Цельс (30-25 гг. до н.э. - 40-45 гг. н.э.) родился, по предположениям историков, в Вероне или в Риме. Он принадлежал к роду патрициев и получил разностороннее образование. Полагают, что медицине его обучали жившие тогда в Древнем Риме известные греческие врачи Мегет, Трифон и Эвелпист. Не исключено, что Цельс обучался также в основанной в то время в Риме медицинской школе (Schola medicorum).

Правда, далеко не все историки медицины признавали Цельса врачом, считая, что он, будучи богатым рабовладельцем, просто не мог заниматься медициной и хирургией. В то же время высказывалась и диаметрально противоположная (и, замечу, гораздо более правдоподобная) точка зрения, что врач Цельс не только сам лечил своих рабов, но еще и практиковал в валетудинарии (лечебнице-стационаре); там он осуществлял лечение многих распространенных заболеваний, успешно применяя при этом и известные, и собственные методы.

В историю медицины Цельс вошел как автор замечательного труда «О медицине» - одного из классических произведений, по праву входящих в золотой фонд мировой медицины. В этой книге Цельс достаточно подробно изложил взгляды своих предшественников, прежде всего «отца медицины» Гиппократа, которого он ставил очень высоко, а также Герофила, Эразистрата, Асклепиада и других знаменитых врачей. Впрочем, Цельс далеко не всегда и не во всем соглашался со своими предшественниками, а порой обоснованно критиковал их. Так, он категорически возражал против практиковавшихся некоторыми из его предшественников (в Александрийской школе древней медицины) вскрытий преступников - живых людей.

Наибольшее значение имели те разделы труда Цельса, которые были посвящены хирургии. Хирургия, писал древнеримский ученый, «хотя и не пренебрегает лекарствами и гигиеническим образом жизни, однако предпочитает действовать рукой: ее результат среди всех отделов медицины самый очевидный». К этому разделу медицины он относил лечение прежде всего ран и всевозможных язв, а также различной другой патологии, особенно патологии костей.

Цельс нарисовал отличный портрет хирурга, изложив требования, которые предъявляла к нему медицина: «Хирург должен быть человеком молодым или близко стоять к молодому возрасту; он должен иметь сильную, твердую, не знающую дрожи руку; и левая его рука должна быть так же готова к действию, как и правая; он должен обладать зрением острым и проницательным, душой бестрепетной и сострадательной настолько, чтобы он желал вылечить того, кого взялся лечить, и чтобы он, будучи взволнован его криками (операции производились без обезболивания. - М.М.), не спешил больше, чем того требует дело, и не оперировал больше, чем это необходимо. Но пусть он также делает все так, как будто крики больного нисколько его не задевают». Эти требования к хирургу оставались неизменными в продолжение почти двух тысячелетий, вплоть до середины XIX в., когда появление обезболивания изменило характер хирургии.

Во времена Цельса раны, нанесенные различным холодным оружием, были частой причиной хирургического вмешательства. Неудивительно, что он подробно описал различные ранения, в первую очередь от метательного оружия (стрел, дротиков, камней для пращи), и указал, что нужно сделать при каждом из них, подчеркнув главное - прежде всего нужно удалить метательное оружие из тела. Кроме того, он особо выделил симптоматику ранений сердца, легкого, печени и других внутренних органов, а также ранений головного и спинного мозга.

Среди нововведений, которые впервые описал Цельс, наиболее важны способы остановки кровотечения. Это прежде всего тампонада. Если же тампонада не помогала и кровотечение продолжалось, следовало наложить лигатуры на сосуды. В тех случаях, когда наложить лигатуры не представлялось возможным, рекомендовалось прибегнуть к прижиганию. Кстати, описанная Цельсом методика прижигания ран использовалась затем в медицине на протяжении около полутора тысячелетий.

После остановки кровотечения, советовал Цельс, следовало «заживить рану» - наложить шов или «застежки» (зажимы), которые «стянули бы края, однако не слишком сильно, чтобы впоследствии рубец был менее широк». Затем на рану надо было наложить смоченную в уксусе (или в вине) и отжатую губку или приложить лекарство, а потом привязать широкую полотняную повязку. «Когда кончится воспаление, - напоминал Цельс, - рану надо очистить».

Цельсу принадлежит знаменитое, ставшее классическим определение воспаления: «Notae vero inflammationes sunt quator, rubor, et tumor, cum calore, et dolore» - «Признаков воспаления четыре: покраснение и опухоль с жаром и болью». Впоследствии к этому прибавился пятый признак - нарушенная функция (functio laesa). Цельс подробно описал, что надо делать при осложненных ранах, например при воз- никновении гангрены. «В таком случае первое, что нужно сделать, если позволят силы, это пустить кровь, - рекомендовал он. - Затем отрезать все, что отмерло, вплоть до здорового тела, а также, при некотором натяжении, ближайшее к заболевшему место». В книге Цельса были изложены способы лечения фурункулов, карбункулов, язв, отморожений, абсцессов, а также свищей и опухолей кожи.

Много внимания уделил Цельс симптоматике и методам операций при пупочной грыже (с перевязкой грыжевого мешка), пахово-мошоночной грыже и др. Большой интерес вызывает описанная Цельсом полостная операция - действия хирурга при проникающих ранах живота и ранах кишок. Если при ранении стенки живота происходит выпадение кишок, следует немедленно осмотреть их и решить, не повреждены ли они, осталась ли у них естественная окраска. При прободении тонких кишок хирургическая помощь, считал он, невозможна, но толстую кишку можно попытаться сшить. В случае проникающей раны, если выпавшие кишки «еще сохранили свой цвет, необходимо с большой поспешностью придти на помощь», т.е. оперировать.

Цельс предлагал перед вправлением кишок, если они стали «несколько сухими», промыть их водой с добавлением масла. После вправления следовало осмотреть сальник и «всю почерневшую и омертвевшую часть... отрезать ножницами». Далее надо было наложить два шва (из двойной нитки) на брюшную стенку и кожу, применить склеивающие рану средства, губку и свежую шерсть, смоченную и выжатую в уксусе, и слегка забинтовать живот.

Подробное описание операции и ее деталей, продуманные советы хирургу - все это свидетельствует о том, что такие вмешательства Цельс, скорее всего, проводил сам, они были, очевидно, нередки в его хирургической практике. Однако более частыми в этой практике были, по-видимому, пластические операции. Объясняя суть таких операций, Цельс указывал, что «здесь не создается новая ткань, но заимствуется и переносится сюда из соседнего места». Так он производил, например, ринопластику, хейлопластику и другие пластические операции.

В книге Цельса содержатся ценные факты о повреждениях костей - переломах и вывихах. Несомненный интерес представляли практические советы Цельса: как делать резекцию кости, что предпринимать при переломах костей черепа, челюсти, ключицы, ребер, верхних и нижних конечностей, какую помощь следует оказать при различных вывихах. Считается, что именно Цельс первым описал операцию ампутации органа, пораженного болезнью или травмой, которую он рекомендовал применять при распространяющейся гангрене. Все появившиеся позднее многочисленные методы ампутаций базировались, в сущности, на этой операции, которую описал древнеримский врач-хирург.

Цельс обогатил современную ему хирургию описанием ряда новых операций. Так, он первым сообщил об операции при катаракте: впоследствии ее производили в течение многих столетий хирурги разных стран. Вплоть до конца 20-х гг. XIX в. производилась по впервые описанному Цельсом способу операция бокового промежностного камнесечения (так называемый разрез Цельса). Немало нового предложил Цельс и в вопросах пластической хирургии, хирургического лечения озены, болезней полости рта, патологии костей, болезней прямой кишки, а также различной гинекологической и акушерской патологии - именно Цельс первым в Европе описал поворот плода на ножки при родах.

Все это подтверждает, что Цельс, обладая солидными медицин- скими знаниями и большим практическим опытом, был вместе с тем еще и первооткрывателем, тем, кого впоследствии называли звучным словом «новатор»: особенно это относится к его хирургии. Большую оперативную практику Цельса подтверждали упомянутые и описанные им различные хирургические инструменты - зонды, пинцет, резекционные щипцы, молоточек и долото, скальпель, сверла, трепан. Косвенным подтверждением стала и коллекция хирургического инструментария того времени, найденного при раскопках города Помпеи, засыпанной при извержения вулкана в 79 г. н.э.: там были сделанные весьма изящно и целесообразно бронзовые пинцеты и ножи, щипцы и ножницы, зеркала и катетеры. Энциклопедический труд Цельса «О медицине», содержавший огромное количество разнообразных теоретических и практических сведений и, по сути, обобщавший достижения древней медицины и хирургии, был высоко оценен его современниками: еще тогда в Древнем Риме Цельса называли «латинским Гиппократом» и «медицинским Цицероном».

Плодотворно занимался хирургией и прославленный Гален (около 130 г. - около 200 г.), чье имя многие века было символом врачебного искусства. Гален родился в Пергаме (Малая Азия, ныне Бергама, Турция) - одном из богатейших культурных и экономических центров греческой части Римской империи. Он был сыном Никона, культурного, разносторонне образованного архитектора, и сам получил хорошее (по тем временам) классическое образование. Начиная с 17-летнего возраста, он стал изучать медицину - сначала на родине, в Пергаме, а затем во время длительного путешествия, в Смирне, Коринфе, Александрии (где он усвоил



традиции прославленной Александрийской школы, продолжавшей и развивавшей традиции Гиппократа), потом на Кипре и в Палестине.

В возрасте 28 лет Гален возвратился в Пергам уже опытным, знающим врачом. В школе гладиаторов он занялся медицинской практикой, значительную часть которой составляла хирургия; особенно преуспел он в лечении ран, вывихов и переломов костей. Через несколько лет Гален переехал в Рим, где быстро прославился как врач и ученый, стал даже придворным врачом императора Марка Аврелия, а затем его сына Коммода. Наряду с широкой врачебной практикой, в том числе хирургической, он много занимался научными исследованиями, став автором более 100 трудов не только по медицине, но и по философии, математике, юриспруденции, филологии.

В медицине Гален проявил себя как исследователь, изучающий и анализирующий факты, формулирующий собственные выводы. Особенно важны были труды Галена по анатомии и физиологии, в которых одним из первых он достаточно широко использовал метод эксперимента на животных. Разработанный и впервые примененный Галеном в медицине экспериментальный метод исследования включал прежде всего вивисекции, различные опыты на животных. Он производил на подопытных животных разнообразные операции, отличавшиеся одной особенностью - все они требовали владения хирургической техникой. Такую технику Гален демонстрировал, например, в тех случаях, когда, исследуя физиологию голоса, перевязывал или перерезал блуждающий нерв и возвратный нерв гортани, а также межреберные нервы.

В своем труде «De anatomicis administrationibus» он описывал многие свои операции на животных - резекции ребер, произведенные при помощи ножниц, искривленного инструмента и широкого шпателя, а также вскрытие грудной клетки, брюшной полости, перерезку больших кровеносных сосудов, анатомирование головного мозга и «мозговых» нервов и т.д. Описанную им анатомию наружных частей организма Гален предназначал для хирургов, в то время как анатомию внутренних органов - для всех врачей. Таким образом, он как бы выделил «хирургическую анатомию» - описание тех частей и органов, заболевания которых должен был лечить скальпель (или другой инструмент) врача-хирурга. При этом в хирургической анатомии он рассматривал в топографическом порядке кости (изменения в их положении и взаимоотношениях, а также все, относящееся к переломам и вывихам), затем мускулы, кровеносные сосуды, нервы и ногти.

В своем труде Гален всячески подчеркивал важность, более того, необходимость для каждого хирурга знать анатомию, в осо- бенности топографическую анатомию, расположение нервов, кровеносных сосудов, сухожилий и т.д., - без этого оперировать было невозможно, так как вместо пользы вполне вероятным мог стать прямой вред больному. Кроме анатомии врачу и хирургу, считал Гален, нужно было знать еще и физиологию. Отсюда - явный физиологический уклон во всех его анатомических работах. О важности физиологических сведений вполне логично свидетельствовал приведенный им в своем сугубо, казалось бы, анатомическом труде («De usu partium libri») пример из собственной хирургической практики: «Когда стоит вопрос, надо ли резать какие-либо части или обрезать их, или удалить уже какую-либо загнившую часть, или извлечь стрелу или копье, то знакомый с назначением частей будет знать, какие части следует решительно, без страха, отрезать, а какие пощадить».

Хотя, по мнению современных ученых, до нас дошли далеко не все хирургические труды Галена, все же анализ его сочинений, доступных исследователям, опубликованных в разные годы и в разных странах, позволяет утверждать, что вклад Галена в хирургию не подлежит сомнению. В своей хирургической деятельности, и в школе гладиаторов в Пергаме, и в Риме, Гален, очевидно, чаще всего сталкивался с различными ранениями, нанесенными холодным оружием - мечом, копьем, стрелой или дротиком. Его врачебный опыт и анатомические изыскания давали основания рекомендовать хирургу, где нужно делать разрез, какие опасности подстерегают при этом, какие ткани следует щадить и т.д.

Полагают, что Гален первым определил раны как нарушение целости (continuitatis), нарыв как припухлость частей, а флегмону - как местное воспаление, которое следует лечить мягчительными, разрешающими и способствующими нагноению средствами, а также скарификациями и разрезом. Гален первым изучил образование костной мозоли при переломах. Есть данные о том, что, обрабатывая раны при ранении сосудов, Гален перевязывал центральный конец артерии, причем использовал для перевязки шелковые и нитяные лигатуры и тонкие струны; он также применял «закручивание» (перекручивание) сосудов, а для дренирования ран использовал бронзовые трубки.

Излагая свой взгляд на патологию, Гален особое внимание обращал на проблемы воспаления, описывая такие часто встречавшиеся формы, нередко требовавшие оперативного лечения, как флегмонозные или гангренозные. При лечении рака и скирра он хотя и пытался использовать так называемые разрешающие средства и хирургические методы (удаление), но все-таки признавал эти заболевания инкурабельными.

Как явствует из анатомических описаний Галена, все они сделаны врачом, которому не раз приходилось производить различные хирургические операции. Так, говоря о строении глотки и описывая нёбный язычок, он предупреждал, что «в случае удаления язычка не следует производить операцию поспешно и кое-как, а оставлять часть основания». Это указание - не оперировать «поспешно и кое-как» - мог дать только хирург, оно основано, конечно, на солидном хирургическом опыте Галена; и нет сомнений, что великий врач древности относил его и ко всем другим оперативным вмешательствам.

Бесспорно, в лечении болезней Гален, как показывает анализ его научных трудов, был сторонником использования в основном природных сил организма и тех средств, которые вызывали действие, противоположное болезни, а также диетотерапии. Однако этот анализ подтверждает и то, что он нередко и с большой пользой применял (разумеется, по показаниям) и оперативные мето- ды лечения, ценил и использовал хирургию, был разносторонним специалистом, как сказали бы сейчас, и терапевтом, и хирургом. Недаром труды Галена в течение почти 15 столетий определяли в основном характер и состояние медицины.

* * *

Хирургия древних цивилизаций Запада и Востока, возникшая на основе наиболее рациональных, хотя и выработанных эмпирически, приемов и методов народной медицины, во многом обогатила медицину, способствовала ее успешному развитию. Хирургические приемы явились важнейшими, наиболее радикальными способами врачевания ряда опасных болезней, преимущественно разных повреждений (травм), и, таким образом, не подлежит сомнению, что хирургия издревле была неотъемлемой частью медицины.

Успехи древнеегипетских врачей-хирургов в лечении различных повреждений и ранений, а также других заболеваний, требовавших радикального лечения, были в значительной мере обусловлены определенными знаниями анатомии и физиологии. Благодаря этому наши древнейшие предшественники и коллеги делали такие сложные операции, как ампутация конечностей, трепанация черепа, вмешательства на позвоночнике; во время операций произ- водили перевязку кровоточащих сосудов. Несомненной заслугой древнеегипетской медицины явилась разработка и практическое применение операций по устранению катаракты. Гораздо меньше, по-видимому, знали и умели врачеватели Древней Месопотамии. Лишь дошедшие до нас законы Хаммурапи свидетельствуют, что они лечили, вероятно, переломы костей, делали разрезы бронзовым ножом в области брови и виска и т.д.

Высоким уровнем хирургии отличалась медицина Древней Индии, самые выдающиеся достижения которой были связаны с оперативным лечением различных заболеваний. Проводить хирургические вмешательства и манипуляции древнеиндийским врачам помогало знакомство с анатомией. Они много занимались пластической хирургией, решались даже на такие операции, как грыже-сечение, кесарево сечение, ампутации конечностей, лапаротомии.

Велики были достижения хирургии в Древнем Китае. Здесь врачи-хирурги применяли и «малую» хирургию, к которой относили методы чжэнь-цзю-терапии - уколы острой иглой (акупунктура), а также прижигания горящими палочками определенных «жизненных» точек, делали большие операции под обезболиванием и занимались костоправством - лечением различных повреждений и болезней костей.

Существовала хирургия во времена древних цивилизаций и на американском континенте; это подтверждают некоторые исторические источники. Так, сохранились рисунки, на которых изображены трепанация черепа, ампутация верхних и нижних конечностей. Известно, что древнеамериканские хирурги производили вскрытие гнойников, применяли своеобразные шины при переломах, оперировали бельмо глаза - соскабливали его с помощью лезвий из осколков вулканического стекла. При различных операциях использовали изготовленные из металлов специальные хирургические инструменты, например скальпели.

Неоспорим вклад в хирургию древнегреческой медицины, прежде всего великого Гиппократа. Это подтверждают труды Гиппократа, учившие врачей правильно использовать наиболее рациональные, оперативные и консервативные методы лечения ран, переломов, вывихов, различных заболеваний. «Отца медицины» Гиппократа с полным правом можно считать и отцом хирургии: ведь именно он выдвинул хирургию на передний край активной борьбы с болезнью.

Важные нововведения внесли в хирургию древнеримские врачи, а также александрийские хирурги, которые, по всей вероятности, применяли иногда перевязку сосудов и производили ампутации конечностей, использовали обезболивание, а главное - заложили основы анатомического, а по мнению некоторых историков медицины, и анатомо-физиологического направления в хирургии.

Развитие хирургии в последующие времена - ее состояние в раннем Средневековье, ее достижения в период Возрождения, ее успехи в Новое и Новейшее время - все это во многом базируется на фундаменте древних цивилизаций Запада и Востока.
<< | >>
Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Еще по теме Древний Рим:

  1. Медицина в Древнем Риме.
  2. Занятие 2 МЕДИЦИНА ДРЕВНЕГО МИРА
  3. Медицина Древнего Китая
  4. Хирургия Древнего Египта
  5. Медицина Древней Индии
  6. В ЭПОХУ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  7. ДРЕВНЯЯ РУСЬ
  8. Медицина Древнего Китая.
  9. ТЕРМЫ И ХРАМОВАЯ МЕДИЦИНА в ДРЕВНЕМ РИМЕ
  10. Древняя Греция
  11. ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ
  12. ЧТО ЖЕ НАШЛИ В ДРЕВНИХ ЗАХОРОНЕНИЯХ?
  13. Хирургия в древние и средние века
  14. Духовность питания в верованиях древних
  15. Врачевание в древней Месопотамии.