Ефрем Мухин - хирург, клиницист, физиолог

В развитие отечественной хирургии большой вклад внес Ефрем Осипович Мухин (1776-1850). Правда, его деятельность, развер- нувшаяся главным образом в начале XIX в., не ограничивается рамками одной только хирургии, он был высокообразованным врачом, творчески владевшим всеми достижениями медицины.

Закончив медико-хирургическое училище, став подлекарем, а затем и лекарем, Ефрем Мухин был назначен прозектором, а затем оператором крупного Елисаветградского госпиталя.
Стремясь повысить свои знания в области медицины, лекарь Мухин в 1795 г. вновь на целый год становится студентом Московского университета. Лекарю-студенту предоставили возможность подготовить и прочитать две пробные лекции, которые подтвердили зрелость молодого Мухина. В конце 1795 г. он становится адъюнкт- профессором патологии и терапии (и прозектором) Московского медико-хирургического училища.

В 1800 г. он написал диссертацию «De kentrologia» («О кентрологии») и после публичной защиты был утвержден в ученой степени доктора медицины и хирургии. Диссертация заинтересовала и зарубежных ученых: в 1804 г. труд Мухина был напечатан на латинском языке в Геттингене (под названием «De stimulis, corpus humanum vivum afficientibus» - «О стимулах, действующих на живое человеческое тело»), сам он был избран членом Геттингенского и корреспондентом Парижского научных медицинских обществ.

После защиты диссертации доктор медицины и хирургии Е.О. Мухин стал в качестве профессора читать курс патологии и терапии в Московской медико-хирургической академии и одновременно - курс первых начал врачебной науки в Московской славяно-греко-латинской (духовной) академии. В 1809-1816 гг. он был профессором кафедры анатомии и физиологии Московской медико-хирургической академии, а в 1813-1835 гг. - профессором кафедры анатомии, физиологии, судебной медицины и медицинской полиции Московского университета.

Занимаясь преподаванием анатомии, что входило в обязанности профессора, Мухин написал ряд учебных руководств - учебник «Связесловие и мышцесловие» (1812), «Курс анатомии» (1813-1815). В этих и других своих трудах он подчеркивал важ- ность анатомии и «своеручного упражнения над трупами» для занятий медициной и хирургией.

Мухин зарекомендовал себя ревнителем анатомического направления в хирургии. Об этом свидетельствует и наиболее значимый его труд - «Первые начала костоправной науки» (1806), явившийся первым отечественным руководством в той важной части хирургии, которая стала впоследствии отдельной специальностью - травматологией и ортопедией. В предисловии Мухин писал, что анатомия «руководствует к познанию костоправной науки». В соответствии с этим большую часть труда (первая книга) составляла анатомия костно-мышечной системы. Мухин делил ее на три части: «костесловие» (osteologia), детальное описание строения костной системы, включая сосуды и «чувственныя жилы»; «связесловие» (syndesmologia), где речь шла о сухожильных связках и хрящах; «мышцесловие» (myologia), посвященное мышцам.

Науке о вывихах и переломах была посвящена вторая книга, состоящая их двух частей: она представляла наибольший интерес для хирургов, занимавшихся лечением повреждений костей (Мухин по старинке называл их костоправами). Говоря о вывихах, Мухин перечислял их признаки, общие и особенные, а затем переходил к лечению, которое совершается «вправлением (repositio) выпадшей кости в ее натуральное сочленение; удержанием (retentio) ее в первобытном состоянии; уменьшением и истреблением припадков вывиха; укреплением ослабевшего сочленения (roboratione)». При описании каждой отдельной формы вывиха или перелома Мухин приводил симптоматику, прогноз и рекомендуемое лечение, и основой рекомендаций являлся его собственный опыт. Собственная практика подсказывала Мухину и образ действий при наиболее частых вывихах, при сочетании вывиха с переломом, при других переломах.

Говоря о переломах, Мухин пунктуально перечислил все виды этих повреждений, предрасполагающие причины и признаки, а также приводил прогноз - время излечения. Для врачевания переломов требовалось произвести: 1) вправление; 2) удержание поправленной кости; 3) сростение; 4) уменьшение и истребление существующих «припадков» перелома и предварение последующих. Каждый из этих этапов лечения был охарактеризован кратко, но весьма содержательно. Например, писал Мухин, вправление кости совершается: 1) осторожным и приличным растяжением изломанного члена; 2) или противорастяжением; 3) сложением отломков, несовершенно отделенных, если они не в надлежащем месте, и приведением их в натуральный вид кости. Что касается удержания, то оно достигалось перевязками, мешками с песком, кроватками, жолобами, лубками, березовою корой, так называемой английской кожей, толстой бумагой и особенными машинами.
Важное значение Мухин придавал покою больного и переломленной кости и «приличному» положению ее на твердой постели. В случае перелома бедра Мухин, ссылаясь на собственный опыт, советовал использовать изобретенную им и многократно использованную «песчаную постель»: она состояла «из двух боковых и одного подкладного песчаного мешка и поперечных тесемок».

Научный труд Мухина «Первые начала костоправной науки» стал самым первым отечественным руководством по травматологии и ортопедии, выделившейся впоследствии из хирургии. Наряду с трудами Я.В. Виллие (1806) и И.Ф. Буша (1807) труд Мухина стал основой обучения и повышения квалификации российских хирургов первых десятилетий XIX в.

Много внимания Мухин уделял практической врачебной работе. В апреле 1802 г. он поступил во вновь открытую Голицынскую больницу «с титулом первенствующего доктора», т.е. стал главным врачом этой больницы. В Голицынской больнице проходила основная чрезвычайно обширная хирургическая деятельность Мухина. Одно лишь перечисление операций, которые производил Мухин, свидетельствует о том, что главный врач Голицынской больницы был опытным хирургом, владея едва ли не всеми применявшимися тогда оперативными приемами и успешно их практикуя. Среди операций были и довольно сложные. Так, «просверлен череп головной на шве затылочной кости с височною. Сделана операция зоба, удушавшаго больного, занимавшаго передния и боковыя части шеи. Вырезана мешечная опухоль двум на щеке, третьему на боку груди, четвертому на плече, раком зараженном, весом в 6 фунтов; пятому на лядвее, в 6 фунтов с четвертью. Вынут верхний конец до половины раненной кости (os humeri) из сочленения, на место которой новая выросла. Отняты ножные пальцы, антоновым огнем пораженныя и костоедою 15-ти человекам».

О хирургическом мастерстве Мухина свидетельствовали и такие вмешательства, на которые решались тогда не всякие хирурги. Например, было «прободено брюхо через пуп пяти человекам из коих двум и повторение сделано было... Вынуто 16 отломков темянных костей верхушки, вдавленных в мозг. Соединен поперечный разрез дыхательнаго горла двум человекам... Сняты бельма с глаз через разрез роговой плевы четырем человекам, а пятому разрезаны углы обоих век. Отнят сальник, вышедший чрез разрез из брюха, и сделано соединение брюха. Отняты ноги - одному ниже колена, а двум выше колена... Соединен череп головной, разломленный от лобной кости до половины затылочной, соединенной с сквозною раною».

За первые четыре с половиной года существования Голицынской больницы (1802-1807) здесь было сделано 688 операций - хирургических, акушерско-гинекологических, глазных, ушных, причем 404 операции сделал сам Мухин. Ряд операций Мухин проводил в присутствии своих коллег - профессоров и врачей, которые проявляли большой интерес к его хирургической практике. «Благомыслящие и сострадательные врачи, приглашены будучи мною к лучшему совершению неудоборешимых операций, - писал Мухин в своей книге «Описания хирургических операций», - всегда охотно не только давали свои полезные советы при производстве оных, но и присутствовали». Конечно, на эти публичные операции коллеги Мухина приезжали не для «полезных советов», а чтобы учиться у него.

При лечении хирургических заболеваний Мухин нередко применял собственные методы. Так, при ампутации конечности он предпочитал лоскутный метод (methodus panniculata), при котором удобно было перевязывать кровоточившие сосуды. Он охотно использовал для прикладывания на раны лед, называя его «северным московским средством». Его метод лечения послеоперационных ран заключался в «прикладывании ко всей окружности раны смольнаго пластыря, ежедневное почти обмовение раны до чиста холодноватою водою, присыпание оной тертою канифолью, и по учинении приличной перевязки безпрерывное лежание куска снегу или льду над раною, прикладывание на края раны холстинных тесемок, намазанных белильной мазью, а иногда употребление средств, истребляющих наростающее лишнее (luxuriens) тело». Внутрь больному назначался «успокаивающий порошок, составленный из двух гран соннаго соку (opium) и ползолотника селитры». Практика подтверждала действенность применявшихся Мухиным методов.

В начале 20-х гг. Мухин, сосредоточившись на деятельности профессора Московского университета, отошел от практической хирургии. Хотя у Мухина училось немало хирургов, рано прервавшаяся, к сожалению, хирургическая деятельность не позволила ему, подобно И.Ф. Бушу, создать свою школу. И все-таки то, что Е.О. Мухин был одним из самых выдающихся российских хирургов первых десятилетий XIX в., не подлежит сомнению.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Еще по теме Ефрем Мухин - хирург, клиницист, физиолог:

  1. Христиан Саломон - хирург и клиницист
  2. Петр Неммерт - эрудированный клиницист
  3. Вклад российских хирургов. Земская хирургия
  4. Сердечно-сосудистая хирургия, торакальная хирургия
  5. Первый хирург России
  6. Успехи хирургии
  7. Анестезия в сердечнососудистой хирургии
  8. Развитие анатомии и хирургии
  9. Хирурги Гильтебрандты - отец и сын
  10. Хирурги Франции
  11. Александр Бобров - хирург и анатом
  12. Официальное признание хирургии
  13. АНАТОМИЯ И ХИРУРГИЯ
  14. ХИРУРГИЯ УЧИТ, ВОСПИТЫВАЕТ, РАЗВИВАЕТ
  15. Немецкие хирурги