<<
>>

Медико-хирургическая школа: Николай Бидлоо

Первая медико-хирургическая школа была открыта в Москве одновременно с госпиталем (1707). Возглавил эту школу главный доктор госпиталя Н.Л. Бидлоо.

Николай Ламбертович Бидлоо (1670-1735) родился в Голландии, в Амстердаме, в культурной, образованной семье; его отец Ламберт Бидлоо был аптекарем и ученым-ботаником, членом Амстердамского медицинского общества, а дядя Готфрид Бидлоо - анатомом и хирургом, лейб-медиком английского короля, а затем - профессором и ректором Лейденско-Батавской академии. Следуя по отцовским стопам, Николай Бидлоо окончил эту академию, в 1697 г. защитил диссертацию на тему «О задержке менструаций», стал доктором медицины и до 1702 г. занимался медицинской практикой в Амстердаме. В 1702 г. Бидлоо попал в Россию, ставшую ему второй родиной: он прожил здесь более 30 лет. Многие годы он оставался главным доктором московского госпиталя и руководителем госпитальной школы, где обучал будущих лекарей основным медицинским предметам. Занимался он и наукой, став автором первых подготовленных в России научных трудов по хирургии.

Опытный клиницист, Бидлоо, вероятно, был хорошо знаком с проблемами хирургии и хирургической помощи. Как руководитель госпитальной школы, он с самого начала большое внимание обращал на науки, которые призваны были сформировать у молодых медиков практические навыки, мышление врача и хирурга. Он считал, что это были прежде всего анатомия (с физиологией) и хирургия, обучать которым своих воспитанников взялся он сам.

О Николае Бидлоо как об ученом, враче, хирурге (а также о содержании курса анатомии и хирургии, преподававшегося ученикам Московской госпитальной школы) позволяет судить его капитальный труд «Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре». Этот труд отлично отражал его солидный хирургический опыт и оправданно стал первым русским учебником хирургии. Хирургию Бидлоо считал неотъемлемой частью медицины и на деле подтверждал примат медико-хирургической подготовки будущих врачей. В соответствии с этим хирургия, учил он своих слушателей, это «предмет, созданный опытом, на основе познания и изучения хорошо сложенного человеческого тела, для восстановления и сохранения неестественно измененного случайными болезнями тела и красоты его, что достигается приложением рук извне, применением внутрь лекарств, а также инструментов».

считал, что к хирургии относится и «химия» (приготовление медикаментов в зависимости от особенности болезни), и «ботаника» (знание растений, цветов, корней, пригодных для приготовления лекарств).

Изложение предмета хирургии предваряли ценные деонтологические рассуждения о больном, о хирурге и его помощниках, о присутствующих на операции. Интересно определение, которое Бидлоо давал хирургу: «Хирург должен быть не слишком молод или стар, хорошо изучивший теорию науки и имеющий опыт в своем искусстве. Он должен обладать рассудительным умом, острым зрением, быть здоровым и сильным. Во время операции

быть внешне безжалостным, не сердитым, способным, славным, трезвым. Хирург не должен быть своенравным, дабы не слишком спешил при операции и по своей опрометчивости не бросал операцию посредине, не сердился на сказанное больным. Еще должен быть проворным, чтобы уверенно начинать операцию, не ленивым, а деятельным. Далее, чтобы хирург не гневался на больного, а старался расположить его к себе. Если надежда на спасение превышает опасность, тогда надо делать операцию. Но если опасность больше, то следует воздержаться от операции.
Никогда не приступать к операции ради наживы, а лечить болезни по призванию. Далее, хирург не может начинать операцию, не посоветовавшись с коллегой или человеком, сведущим в этом искусстве».

Это определение хирурга вызывает в памяти другое - то, которое дал еще в I веке н.э. Авл Корнелий Цельс в своем сочинении «О медицине» и которое повторялось затем в разное время различными авторами. Сравнивая эти два определения (разделенные, правда, 17 веками), можно отметить, что определение Бидлоо значительно шире и отличается большей глубиной. Впрочем, и хирургия в его время, в век Просвещения, была уже другой.

В изложении предмета, в приводимых примерах и обобщениях, в конкретных рекомендациях - везде в труде Бидлоо чувствовался и теоретик, и практик хирургии. Так, в самом начале он давал представление о хирургической операции, которая, по его словам, есть «хирургическое вмешательство, сознательно и научно приме- няемое на больных частях человеческого тела, осуществляемое для сохранения, восстановления и красоты его и включающее четыре вида. 1. Соединение, чтобы срослось разъединение. 2. Разделение, когда что-то, неестественно сросшееся, должно быть вскрыто и разделено. 3. Удаление, когда что-то вросшее в тело было бы отрезано и отделено. 4. Протезирование - восстановление чего-либо недостающего. Эти вышеназванные вмешательства, или операции, производятся на мягких или твердых частях, снаружи и внутри».

Бидлоо подробно объяснял особенности каждого вида этих операций. Так, операции соединения он подразделял на сопоставление, достигаемое соединением разъединенных частей пластырями, подушечками, повязками, и шов, который накладывается на брюшину, желудок и т.д. Операции разделения включали разрез, пункцию, прободение и прижигание; операции удаления - экстракцию щипцами, ремнями и другими способами, вырезание, разрез.

Операции протезирования предполагали возмещение (например, изготовление искусственной ноги), восстановление функции (например, приготовление золотой пластинки при сифилитическом поражении нёба), сохранение красоты (искусственный глаз, зубы), изменение неестественного строения (исправление начинающегося горба). Эти представления о различных оперативных вмешательствах, которые, скорее всего, производил и сам Бидлоо, вполне соответствовали передовому уровню тогдашней хирургии

После общего знакомства с операциями следовало более детальное изучение каждой из них. Основываясь на собственном опыте, Бидлоо подробно рассматривал различные пластыри, подушечки и компрессы, повязки и особенно швы - «соединение разъединенной кровоточивой части человеческого тела посредством нити и иглы», причем приводил правила, где можно и где нельзя накладывать швы, и рекомендовал конкретные приемы наложения швов. Детально излагал он виды и технику разрезов.

Особое внимание в труде Бидлоо уделялось пиротехнии - использованию в хирургической практике различных прижиганий; видимо, он сам нередко использовал этот метод лечения. Этот вид хирургического вмешательства эпохи Средневековья был все еще чрезвычайно распространен и удерживался затем в медицине вплоть до XIX в. Различалось термическое прижигание, которое производили раскаленным железом или раскаленным веществом при какой-либо болезни, и вытравляющее прижигание с помощью прижигающих и разъедающих лекарств (сублимата ртути, преципитата ртути, негашеной извести, купороса и др.).

Одними из принятых тогда методов лечения, тоже пришедшими из Средневековья, но применявшимися в медицине еще и в XVIII и даже в XIX вв., были фонтанель - искусственная язва, создававшаяся для длительного отделения патологического секрета, и заволока - пучок нитей, вложенный в искусственно сделанный под кожей раневой канал, чтобы вызвать в нем воспалительное раздражение, нагноение. Фонтанели открывали либо разрезом, либо разъедающими средствами, либо прижигателями (чаще всего). Подробно излагалась и техника протягивания заволоки, причем подчеркивалось, что «заволока значит больше, чем четыре фонтанеля».

С учетом новейших данных медицины и, конечно же, собственного опыта говорил Бидлоо об ангиологии, или о секции сосудов. Артериотомию и флеботомию, подчеркивал он в своем труде, применяют на всем теле и при всех болезнях человеческого тела. Рассечение производят продольно, поперечно и косо. Венесекцию (кровопускание) «для уменьшения, или удаления, или отвлечения крови» он рекомендовал при таких болезнях, как абсцессы, раны, язвы, переломы, вывихи, а также при различных болезнях головы (головная боль, безумие, делирий, воспаление глаз), горла (воспаление миндалин, воспаление мышц гортани, ангина, болезни гортани, раны горла, головы и т.д.), груди (воспаление плевры, воспаление оболочки легких, закупорка горла, трепетание сердца, астма, плеврит, чахотка). Крови следовало извлекать от 4 до 8 унций (от 120 г до 240 г).

Подобные широкие показания для кровопускания, которые рекомендовал Бидлоо, можно объяснить, по-видимому, распространенными еще тогда идеалистическими, вернее виталистическими, учениями, такими как учение Иоганна Ван Гельмонта об «архее» (высшем жизненном начале) или особенно характерным для XVIII в. анимизмом создателя теории флогистона Эрнста Шталя. В общем, изложенный в труде Николая Бидлоо курс хирургии был основан на новейших достижениях этой науки в начале XVIII в., полностью соответствовал ее научному уровню в то время, а также содержал, что следует отметить особо, ценные нововведения из собственного практического опыта. Особенностью этого труда является не только его высокий научный уровень, но и полное соответствие требованиям учебного руководства - строгая систематизация, продуманное изложение материала, акцент на главных вопросах, стремление предоставить учащимся возможность для самостоятельных занятий. «В этих лекциях кое-что не досказано и не раскрыто, - обращался к каждому своему ученику доктор Бидлоо. - Однако все это придет к тебе с опытом, практикой и размышлениями».

Опыт, практика и размышления видного российского ученого и хирурга Николая Бидлоо - вот что легло в основу написанного им первого русского научного и учебного руководства по хирургии. Этот научный труд убедительно доказывал, что уже в начале века Просвещения медицина России стала частью общеевропейской медицины.

Одним из основных учебных руководств по хирургии в XVIII в. был учебник хирургии немецкого хирурга Лоренца Гейстера, изданный в Нюрнберге (1719) и в Амстердаме (1750). Этот добротный учебник использовали и в Московской госпитальной школе. Однако значительно лучшее отечественное руководство Николая Бидлоо почему-то вовсе исключили из числа учебников для будущих российских врачей.
<< | >>
Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010 {original}

Еще по теме Медико-хирургическая школа: Николай Бидлоо:

  1. НИКОЛАЙ ПИРОГОВ И ЕГО ШКОЛА
  2. Николай Экк и портокавальный анастомоз
  3. Николай Склифосовский - лидер российских хирургов
  4. Николай Вельяминов - лейб-хирург
  5. Николай Арендт: он лечил Пушкина
  6. ЖЕНСКАЯ ХИРУРГИЧЕСКАЯ КОНТРАЦЕПЦИЯ (ДОБРОВОЛЬНАЯ ХИРУРГИЧЕСКАЯ СТЕРИЛИЗАЦИЯ)
  7. Научная школа Пирогова и его ученики
  8. Иван Буш и первая научная школа российских хирургов
  9. АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ШКОЛА
  10. 1.ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ШКОЛА ТЕРАПЕВТОВ
  11. Изгнание и школа-интернат
  12. Женевская школа генетической психологии
  13. Школа и семья
  14. Школа-интернат
  15. КРОТОНСКАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ШКОЛА
  16. МЕДИЦИНСКАЯ ШКОЛА В САЛЕРНО
  17. Л. С. Выготский и его школа
  18. Петербургская научная школа Б.Н.Ананьева