<<
>>

Источники военно-психологического познания: подходы к анализу и оценке

Современное развитие военно-психологических исследований характеризуется глубокими переменами и новыми тенденциями не только в их динамике, но и в осмыслении их результатов, служащих одновременно источниковой базой для дальнейших научных изысканий.
Иными словами, намечается переориентация в анализе историографической основы военной психологии в сторону адекватности реальности и объективности ее оценки.

Как и многие другие сферы гуманитарного познания, оценка источниковой базы военно-психологических изысканий должна быть восприимчивой к воздействию целой совокупности современных объективных факторов, среди которых выделяются:

а) общее повышение значимости гуманитарных приоритетов в психологическом научном познании;

б) переосмысление роли и места психологических наук в условиях современного динамично развивающегося мира;

в) плюрализация философско-мировоззренческих и идеологических основ военно-психологической работы.

Однако важно отметить: учет данных факторов в анализе процесса развития военно-психологических исследований происходит эпизодически и спонтанно. Поэтому наблюдающаяся и затянувшаяся здесь «методологическая передышка» настоятельно требует целенаправленных усилий коллективов военных ученых и психологов по отражению ее причин и последствий, выработки путей и средств преодоления. Отсюда потребность в специальном методологическом анализе процессов, которые в настоящее время развертываются в отечественной историографии по проблемам военной психологии, вполне очевидна.

В этой связи нужно заметить, что в последние десятилетия военная психология оказалась в принципиально новой ситуации, требующей ответы на ряд вопросов научно-мировоззренческого характера. К ним необходимо отнести следующие:

Возможно ли применение различных подходов в оценке исследований по вопросам военной психологии, реализуя при этом принципы плюрализма и многовариантности?

Каковы критерии научности, объективности и адекватности отражения проблем военной психологии в историографических исследованиях?

Какова степень социокультурной и научной автономии современной историографии проблем военной психологии?

В какой мере отечественные военные психологи могут опираться на опыт и достижения отечественной и зарубежной военной психологической науки?

Отвечая на поставленные вопросы и анализируя сложившиеся в современной методологии науки подходы, на наш взгляд, правомерно обратить внимание на новые, активно развиваемые науковедческие тенденции, которые способствовали бы повышению адекватности оценок военно-психологических исследований. Их суть заключается в попытке сформировать новый образ современной науки на основе выделения конкретных критериев в стиле мышления исследователей различных исторических эпох. В этой связи заметим, что в истории науки современными учеными выделяются ее классический, неклассический и постнеклассический образы или типы рациональности. Напомним их основные сущностные и содержательные черты.

Классическая наука, берущая свое начало от античности, оформилась в европейской цивилизации XVII века (картезианская психология) и эпоху Просвещения (ассоциативная и эмпирическая психологии).
Она представляла мир строгого детерминизма и однозначности результата (например, модель рефлекторного кольца Р. Декарта). Основным идеалом для ученых этой эпохи выступала математика. Главной ценностью любого психологического изыскания провозглашалось знание, как правило, о поведении человека, а основной задачей – получение истины, тождественной объективной (особенно природной, физической и, как следствие, механистической) реальности. Причем классическая наука о душе, а затем и о сознании, предполагала исключение из психологического познания общественно значимых социальных и субъективно-личностных ценностей и целей, которые рассматривались как факторы, «деформирующие» научный результат. Однако необходимо признать, что подходы авторов т.н. «классических концепций» и на сегодняшний день представляются очевидными и оптимальными в психологических изысканиях некоторых уровней (в т.ч. в военной сфере), игнорировать которые мы не имеем права. Тем не менее, нужно подчеркнуть, что вопрос о так называемой «абсолютной чистоте» классической науки остается до настоящего времени дискуссионным.

Неклассическая наука, возникшая на рубеже XIX-XX веков, отвергла абсолютный детерминизм и ввела новые критерии и идеалы: восприятие реальности (в т.ч. психики и сознания) не «самой по себе», а через субъект познания и используемые им средства; осмысление связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта познания как неотъемлемой части познаваемой реальности. Результаты психологического познания определяются уже не только спецификой изучаемого явления, факта или события, но и способами взаимодействия с ним исследователя, его «включенностью» в изучаемый психический процесс, возможностью пропустить его «через себя». Проблема истинности психологического познания решается с позиций релятивизма, относительности теорий и научных парадигм. Утверждается мозаичность целостной картины психологического знания, его прошлого, настоящего и будущего. Становится характерным организационно-научное оформление многообразия познавательных психологических систем, направлений и школ психологии. В состоянии «методологической растерянности» ученые провозглашают начало эпохи «открытого кризиса» в психологии. Тем не менее нарастает понимание в различных сферах человеческой культуры и ее истории того, что наука, в т.ч. и психология, во многом зависит от социальных обстоятельств, от ценностных и целевых ориентаций познания.

Постнеклассическая наука (тип научной рациональности) начинает складываться в последнюю треть ХХ века и с нарастающей силой реализуется в большинстве социально-гуманитарных, в т.ч. психологических исследованиях. Интегрируя существующие подходы, выделим наиболее значимые работы черты постнеклассической науки: распространение междисциплинарных и проблемно-ориентированных форм исследовательской деятельности, комплексных исследовательских программ, синтез фундаментальных и прикладных психологических исследований; интенсификация процессов интеграции и дифференциации в построении картины психологического познания, стремление к отражению психической реальности, в центре которого находится человек, проблемы ценностей и смысла его бытия; включение ценностных факторов в состав объясняющих положений психологического исследования, утверждение принципа исторической реконструкции в психологических исследованиях различных уровней и областей; повышение значения для развития военной психологии социально-экономических, духовных, политических и других факторов и целей, представление психологической науки как части жизни общества, детерминируемой общим состоянием культуры.

Критерии социально-гуманитарного познания, соответствующие постнеклассической науке, также многочисленны и разнообразны. Кратко их суть обобщенно выражается следующими отличительными признаками:

а) полионтологичность;

б) актуализация интроспективных подходов к изучению человека, его прошлого и настоящего;

в) признание в качестве приоритетной ценности познания развития и саморазвития человека.

В военно-психологических исследованиях постнеклассический тип научного познания начинает успешно реализовываться в целом ряде диссертаций, коллективных трудов и монографий. Их объективной основой явились социокультурные процессы 80-90 годов нашего столетия, охватившие все сферы жизнедеятельности человеческого общества, включая психологические изыскания. Особое значение здесь начинают приобретать психологические проблемы «цены победы» в войнах и конфликтах прошлого и настоящего, психологических последствий ведения боевых действий, различного рода реформ и реорганизаций Вооруженных Сил.

После эпохи, когда военные действия рассматривались только в качестве военно-силовых противостояний, причем в первую очередь в физическом смысле, становится все более очевидным, что оценка любой военной акции в гораздо большей степени, чем прежде, есть сочетание различных, в т.ч. психологических подходов. Происходит дальнейшая дифференциация психологической картины прошлых войн и конфликтов, процессов военного строительства в различных странах и эпохах. Создаются предпосылки для изменения типологии и переоценки источниковой базы военной психологии. Актуализируются гуманитарные аспекты их оценки.

В этой связи аналитическая деятельность по изучению военно-психологических публикаций все в большей степени рассматривается через призму объектов и систем, которые непосредственно связаны с человеком. Историографические исследования уже не могут строиться самодовлеющим и эгоцентрическим образом. Иными словами, военно-историографические исследования по проблемам военной психологии должны приобретать выраженную «человекоразмерность». Отсюда возрастают требования к их теоретико-методологическому уровню. Можно с уверенностью полагать, что в настоящее время под влиянием общекультурных и общенаучных факторов мы являемся свидетелями формирования новых тенденций видения прошлого и настоящего военной психологии.

Вместе с тем, подытоживая краткий обзор познавательных парадигм в анализе и оценке военно-психологических изысканий, отметим, что охарактеризованную в общих чертах смену одного образа науки другим не нужно понимать «механически» – упрощенно в том смысле, что каждый новый этап в развитии науки приводит к исчезновению норм, критериев и идеалов предыдущего этапа, т.е. «научному нигилизму». В процессе смены «мировоззренческих призм» оценки исследовательских результатов должна быть сохранена их преемственность: ограничение «старого» должно сосуществовать с «новым» – плодотворно использоваться в конкретных исследовательских ситуациях и областях военно-психологического знания.

Подведем некоторые итоги характеристики методологических аспектов историографического анализа военно-психологических исследований.

Направления анализа и оценки источниковой базы военно-психологических исследований основываются на динамике их следующих содержательных компонентов: понимания психической реальности и сознания человека, психологических особенностей его деятельности в рамках военной системы; влияния на процесс военно-психологического исследования средств познавательной деятельности; определения роли ценностных факторов военно-психологического познания, в том числе субъективно-личностных ценностей исследователя; интерпретации роли и места военно-психологических исследований в военной психологии и в «большой» науке, культуре, обществе.

Актуальным и необходимым объективным итогом процесса развития историографии проблем военно-психологических исследований является ее ориентация на постнеклассический образ науки. Непосредственной основой перехода в историографических исследованиях проблем военной психологии к новым идеалам научности является деидеологизация и гуманизация подходов и оценок, переосмысление ценностных приоритетов в анализе исторических источников – последовательное введение в ее содержание все большего количества параметров, характеризующих социальное, нравственное, т.е. человеческое измерение психологического познания посредством диалектического соотнесения с военно-профессиональными, государственными и общечеловеческими ценностями.

Воздействие постнеклассической науки на динамику образа военно-психологических исследований не является прямым и однозначным. Во-первых, оно осуществляется через ряд социокультурных сфер (государственно-политическую, социальную, идеологическую, нравственную и другие). Во-вторых, проявляется неравномерность смены образов науки в конкретных науковедческих исследованиях, возможность сосуществования в них различных типов научного мышления и их проявлений. В-третьих, воздействие общенаучных процессов на содержание анализа источников военной психологии может искажаться наличием целого ряда редукций.

Данные аспекты предполагают сохранение в оценке процесса развития военно-психологических исследований некоторой методологической автономности – определенных проявлений консерватизма в целях ее ограждения от необоснованных обобщений и подходов, скоропалительных и поспешных исторических выводов и решений. Указанные положения неотвратимо требуют дальнейшего совершенствования общенаучного и теоретико-методологического потенциала современных науковедческих и историографических средств анализа развития военно-психологических исследований.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Анцупов А.Я., Помогайбин В.Н.. Методологические проблемы военно-психологических исследований. 1999 {original}

Еще по теме Источники военно-психологического познания: подходы к анализу и оценке:

  1. Основные методологические подходы, средства и результаты военно-психологических исследований
  2. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  3. Роль и задачи исторического анализа военно-психологических исследований
  4. Ситуация как единица анализа военно-психологических явлений
  5. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВОЕННО-ПОЛЕВОГО БЫТА ВОЙСК И МЕТОДЫ ЕГО ОПТИМИЗАЦИИ
  7. Аналитическая деятельность командира по анализу и оценке морально-психологических состояний военнослужащих
  8. Оценка результатов деятельности и поведения человека, коллектива – мощный метод военно-психологических исследований
  9. Анализ результатов психологического анализа 1 и 2 периодов деятельности привел к следующему пониманию обобщенной структуры состояния психологической готовности
  10. УЧЕТ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОЛО-РОЛЕВОЙ, ВОЕННО-ВИДОВОЙ И ВОЕННО-РОДОВОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК
  11. СИСТЕМНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ ВОЕННО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. Отличие научного познания от других видов познания