<<
>>

Мифы и символы как регуляторы боевого поведения

Значимыми механизмами регуляции поведения участников боевых действий являются мифы и символы.

Миф (от греч. mythos — предание, сказание) — повествование о богах, духах, обожествленных героях и первопредках, возникшее в первобытном обществе.
В них переплетены ранние элементы религии, философии, науки и искусства.

Мифы в переносном смысле — ложные, некритические, оторванные от действительности состояния сознания, концепции, представления. С точки зрения ресурсного подхода к пониманию психологических возможностей участника боевых действий миф — это разновидность квазиресурса, позволяющего найти веру и мотивацию там, где ее на самом деле нет.

В боевой обстановке они могут возникать как спонтанно и передаваться по каналам неофициальной коммуникации («солдатский телеграф»), так и целенаправленно формироваться органами психологического обеспечения.

В войсках порой складывается целая система мифов. Изучение показывает, что к числу наиболее популярных тем мифов на войне относятся следующие темы:

• о близком окончании войны («в стане противника зреет недовольство, которое выльется в бунт, революцию»; «Генеральная ассамблея ООН примет решение о...»);

• о скорой победе («в войну вступят ... и тогда...»; «завершается разработка супероружия, которое...»; «теперь, когда командующим стал...» и т. д.);

• о разгроме крупных группировок противника;

• о беспримерных подвигах военнослужащих своей армии;

Мифы, свернутые в своем содержании, максимально обобщенные, возведенные в ранг общественной или групповой ценности, становятся символами.

Символ (греч. symbolon — знак, сигнал, признак, примета, залог, пароль, эмблема) — знак, связанный с обозначаемой им предметностью так, что смысл знака и его предмет представлены только самим знаком и раскрываются лишь через его интерпретацию.

В энциклопедической статье А. Л. Доброхотов обосновывает специфику символа и его функции. Он подчеркивает, что в отличие от понятия, для которого однозначность является преимуществом (по сравнению, например, со словом естественного языка), сила символа в его многозначности и динамике перехода от смысла к смыслу.

В отличие от аллегории и эмблемы, символ не является иносказанием, которое снимается подстановкой вместо него прямого смысла: смысл символа не имеет простого наличного существования, к которому можно было бы отослать интерпретирующее сознание. В(отличие от притчи и мифа, символ не предполагает развернутого повествования и может иметь сколь угодно сжатую форму экспрессии. В отличие от метафоры, символ может переносить свойства предметов и устанавливать те или иные их соответствия не для взаимоописания этих предметов, а для отсылки к «неописуемому». В отличие от знамения, символ не является знаком временного или пространственного явления сверхпри-родной реальности, поскольку допускает наличие бесконечно большой дистанции между собой и своим интенциональным предметом [22].

Специфическими отличиями символа от всех упомянутых знаковых тропов являются следующие его функции:

1) способность символа к бесконечному раскрытию своего содержания в процессе соотнесения со своей предметностью при сохранении и «неотменимо-сти» данной символической формы;

2) способность символа, связанная с опытом его толкования, устанавливать коммуникацию, которая, в свою очередь, создает (актуально или потенциально) сообщество «посвященных», т.
е. субъектов, находящихся в поле действия и относительной понятности символов (например, церковь, направление в искусстве, эзотерический кружок, культурный ритуал; армия, род войск); при этом эзотеричность символа уравновешивается его «демократичностью», поскольку каждый может найти свой, доступный ему уровень понимания символа, не впадая в профанацию;

3) устойчивое тяготение символа к восхождению от данных «частей» к действительному и предполагаемому «целому». Символ в этом случае является местом встречи того, что само по себе несоединимо.

Например, сегодня существует несколько своеобразных мифов о водружении в апреле 1945 г. Красного Знамени над рейхстагом в Берлине. Один из них гласит, что это сделали разведчики 150-й стрелковой дивизии М. А. Егоров и М. В. Кан-тария. Действительно, в то время над рейхстагом было водружено несколько знамен и историки ломают голову над установлением того, кому отдать пальму первенства. Однако с помощью официальной пропаганды символом победы советских войск над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. стало Знамя Победы, водруженное именно Егоровым и Кантарией.

Таким образом, миф, повествующий о том, когда, где, кем и как конкретно устанавливалось Знамя, превратился в символ — «Знамя Победы».

Звезда Героя России мало что значит сама по себе, но, являясь отражением подвига, она приобретает все свойства символа.

Символом на войне становятся подвиги сослуживцев, почетные звания, принадлежность к определенной социальной группе (например, Героев России), конкретные победы своих войск, боевые знамена воинских частей, отдельные командиры и т. д.

Учитывая то, что символы воспринимаются как социальная ценность, притягательны и заразительны в эмоциональном отношении, возбуждают желание обладать ими, входить в социальную группу обладателей и, следовательно, способны продуцировать мотивы боевого поведения и повышать боевую активность военнослужащих, командирам, военным психологам следует внимательно изучать спонтанно возникшие и искусственно создавать боевые символы.

Следует внедрять в повседневную боевую жизнь ритуалы, которые трансформировали бы фрустрацию, тревогу, отчаяние (связанные, например, с неуспешным боем, гибелью боевых товарищей и т. д.) в чувство лютой ненависти к врагу, страстное желание отомстить, страх (возникающий, например, при ожидании боя) в высокий наступательный порыв. Эффективными средствами таких трансформаций являются такие ритуалы, как клятвы на могилах боевых товарищей, мобилизующие митинги перед боем и др.

Таким образом, боевое поведение военнослужащих полидетерминировано. В его мотивацию, наряду с широкими социальными, групповыми и индивидуальными мотивами, вплетены суеверия, субъективные продукты осмысления мифов и символов военного времени. Знать и учитывать психологические механизмы и эффекты их проявления значит во многом уметь управлять боевой активностью военнослужащих.

Вопросы для самоконтроля

1. Что такое суеверие?

2. Чем суеверие отличается от предрассудка?

3. В каких формах проявляются суеверия в боевой обстановке?

4. В чем проявляется психологическая «траектория» влияния ритуалов на боевое поведение военнослужащих?

5. В чем проявляется регулирующий характер мифов и символов в отношении боевого поведения воинов?

Дополнительная литература для самостоятельной работы по теме

1. Бэкон Ф. Новый органон. — Л., 1935.

2. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. — М., 2001.

3. Захарик С. В. Формирование психологической устойчивости у воинов-десантников к влиянию факторов современного боя (на основе боевых действий в Афганистане): Дис... канд. психол. наук. — М., 1993.

4. Мезенцев В. А. О суевериях — всерьез. — М., 1989.

5. Ремарк Э. М. На западном фронте без перемен. — М., 1972.

6. Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. — М., 1999.

7. Советский энциклопедический словарь. — М., 1990.

8. Социальная психология. Краткий очерк / Под ред. Г. П. Предвечного, Ю. А. Шерковина. - М., 1975. С. 307.

9. Спиноза Б. Избранные произведения в 2-х т. — М., 1957. Т 2.

10. Шумков Г. Е. Пьяная храбрость, или алкоголь в бою // Общество ревнителей военных знаний. 1909. № 1.
<< | >>
Источник: А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. Прикладная военная психология. 2006

Еще по теме Мифы и символы как регуляторы боевого поведения:

  1. Символы и мифы войны
  2. Лептин — один из центральных регуляторов пищевого поведения
  3. Закономерности проявления психики и поведения воинов в бою. Характеристика боевого стресса
  4. Лептин как регулятор сладкой жизни
  5. Героические символы как феномен общественного сознания
  6. Часть I. Лептин как регулятор количества жировой ткани
  7. Влияние пакетов как регуляторов жизненно важных процессов на среду обитания и материальное и духовное состояние Homo sapiens
  8. Классический бихевиоризм как наука о поведении
  9. Сознание как проблема психологии поведения
  10. Как ребенок реагирует на поведение родителей?
  11. Особенности взаимосвязи составляющих субъективных представлений о жизненных перспективах воевавших как основание прогнозирования их поведения
  12. Происхождение медицинских символов
  13. Вставляйте рисунки и символы
  14. Героические символы Великой Отечественной: реальность и мифология войны
  15. ХРИСТОС, СИМВОЛ САМОСТИ