<<
>>

Объект и предмет психологического обеспечения боевых действий части

Предметом исследований, в большинстве случаев, выступают индивидуальные психологические возможности воина, прежде всего его психологическая готовность к бою и психологическая устойчивость. Между тем очевидным является то обстоятельство, что замеренный уровень индивидуальной психологической готовности существенно изменяется при включении воина в разные воинские коллективы, при выполнении боевых задач в привычных или непривычных природ-но-географических, погодно-климатических, социально-политических условиях. Складывается парадоксальная ситуация: стремясь, например, обеспечить победу в футбольном мачте, организаторы тщательно просчитывают, как скажутся на психологическом и соматическом состоянии спортсменов «чужое поле», пристрастия болельщиков, ожидаемое состояние погоды, изменение биоритмических режимов спортсменов, степень сыгранности команды, наличие в ней конфликтов, уровень профессионального мастерства и волевой мобилизованности соперника и т. д. При прогнозировании же шансов на победу в бою в лучшем случае ограничиваются лишь оценкой морально-психологического состояния военнослужащих, без учета его динамики, без качественно-количественного сравнения с аналогичными показателями войск противника.

Именно игнорирование необходимости системного подхода к анализу психологических составляющих боевой деятельности породило факты, имевшие место в боевых действиях наших войск в Чечне в 1995-1996 гг. Отдельные воинские подразделения были наспех укомплектованы военнослужащими из 40-45 воинских частей, практически не знали не только боевых и психологических возможностей, но и имен друг друга. В пылу боя некоторые командиры лишь по списку могли вспомнить фамилию подчиненного, чтобы уточнить ему боевую задачу. У многих солдат и командиров отсутствовали не только навыки, но и представления о современной тактике ведения боя в населенных пунктах. Не достаточно обоснованно прогнозировался характер возможного влияния на боевую активность войск поведения местного населения, психологических возможностей противника. Войска, перебрасываемые из Дальневосточного региона, вступали в бой не адаптировавшись к климатическим условиям, к режиму биоритмической активности.

Такое положение стало возможным не только вследствие инерционного невнимания ряда командиров к психологической стороне современного боя, но и узкого подхода психологов к пониманию объекта психологического воздействия, не понимания важности идеи всестороннего психологического обеспечения боевых действий войск. Сегодня становится все более очевидным, что альтернативы этой идее нет. Она вытекает из самого существа гуманистического подхода к образу вооруженного защитника интересов государства.

Чисто теоретически участник боевых действий может рассматриваться в общественном сознании как «расходный материал», как «средство решения боевых задач» и как «социальная ценность» (табл. 2.2). Избранный в обществе подход всецело определяет содержание психологического вспомоществования воюющему человеку.

Таблица 2.2

Зависимость технологий психического вспомоществования от стереотипа воина





Зависимость технологий психического вспомоществования от стереотипа воина



Из таблицы видно, что когда воин рассматривается в качестве придатка к системам оружия и боевой технике, своеобразного «расходного материала», достаточно его психологически подготовить к бою и включить в боевую деятельность, а дальнейшая его судьба оказывается неинтересной государству.
Такое отношение к воину становится возможным в тех случаях, когда члены общества по существу являются «винтиками», «гайками», быдлом, «пушечным мясом».

Когда воин рассматривается как «средство», возникает необходимость в его содержании, в осуществлении своеобразного «психологического регламента». В этом случае появляется необходимость в психологическом сопровождении, психологической поддержке и восстановлении. После же окончания военных действий судьба ветеранов престает интересовать государство, общество, психологическое сообщество.

В том случае, когда человек рассматривается государством как высшая ценность, оно становится заинтересованным в возвращении с войны каждого участника, причем психически здоровым, готовым к созидательной деятельности. Тогда осуществляется организованное, постепенное психологическое возвращение ветеранов войны в систему социальных связей мирного времени, т. е. социально-психологическая реадаптация. Благодаря этому обеспечивается защита ветеранов с «обнаженной», ранимой психикой от травмирующих факторов жесткого и бескомпромиссного мирного общества, и самого общества от людей с измененными ценностями и смыслами жизни, со специфическими потребностями, с своеобразным пониманием справедливости и т. д.

Таким образом, общество, которое действительно доросло до признания ценности человеческой жизни и личности, должно быть готовым принять целостную концепцию психологического обеспечения боевых действий войск.

Такая концепция разрабатывается в военной психологии с начала 80-х гг. прошлого столетия. В ней ассимилированы следующие идеи:

• У. Штерна и Г. Мюнстерберга о комплексном приложении психологического знания к практике;

• А. А. Крылова и Г. С. Никифорова о сквозном характере психологического обеспечения деятельности;

• Е. М. Дубовской и О. А. Тихомандрицкой о сопряжении стратегий проектирования и консультирования в психологической практике;

• С. А. Липатова об уровневом строении психологического обеспечения;

• эвристические взгляды на сущность и организацию психологического обеспечения различных видов воинской деятельности, содержащиеся в трудах военных психологов Д. В. Гандера, О. И. Жданова, В. Г. Корчемного, А. В. Ответчикова, В. Н. Селезнева, Н. Ф. Феденко и Л. Ф. Железняка, В. Т. Юсова и др.

Современная концепция психологического обеспечения боевых действий войск включает следующие положения.

1. Термин «обеспечение» употребляется в ней в том значении, которое релевант но не для оперирования материальными средствами (например, обеспечить чем-либо в достаточном количестве), а для решения социальных и психологических проблем (например, обеспечить что: мир, воинскую дисциплину, превосходство над противником и др.). То есть обеспечение рассматривается как процесс придания свойств надежности, неуклонности осуществлению определенных мероприятий, достижению поставленных целей путем создания необходимых и достаточных условий для этого.

Предикат «психологическое», употребляемый применительно к обеспечению, означает, что предмет воздействия имеет психологическую природу и что для его изменения применяются психологические средства.

Понятие «психологическое обеспечение» содержит внутреннее требование к обязательному решению психологических проблем боевой деятельности.

2. Объектно-предметное поле психологического обеспечения боевых действий войск представляет систему. Сегодня на это поле брошено множество слабо прописанных и плохо совместимых категорий. Среди них: «психологические качества», «психологическая готовность», «психологическая устойчивость», «морально-психологическое состояние», «психологические возможности» и др. Одни из них содержательно дублируют друг друга, другие нуждаются в более четком логическом соотнесении. Одновременно их использование практически ничего не дает ни психологу, ни командиру, так как не позволяет сделать главного — сравнить какое-либо из перечисленных качеств наших войск с аналогичными качествами противника.

Представляется необходимым выработать одно-единственное, пусть даже несколько упрощенное описание психологических возможностей войск (как своих, так и противника), которое включало бы всю, доступную для анализа и учета, совокупность значимых психологических факторов эффективности боевых действий. Тогда количественные требования к реальному задействованию данных факторов всецело будут определяться уровнем их проявления в войсках противника.

Предложенная выше психологическая модель современного боя1 подводит нас к тому, чтобы рассматривать в качестве объекта психологического исследования и воздействия не отдельного военнослужащего, а системы «человек—среда-деятельность».

Такая система включает военнослужащего, а также элементы социальной и эргономической среды, которые влияют на психологические компоненты его боевой деятельности (цель, мотивы, психические состояния, способы действий). Военнослужащий как субъект боевых действий рассматривается с трех сторон:

1)со стороны его внутренних, психологических возможностей осуществлять боевые действия;

2) со стороны поддерживающих его действия психологических условий социальной и эргономической среды;

3) со стороны неблагоприятных и противодействующих психологических обстоятельств внешней среды.

Из этого видно, что оптимизации боевых действий можно добиться, используя три пути:

а) посредством совершенствования психологических возможностей воинов;

б) путем создания благоприятной внешней среды;

в) за счет снижения психологических возможностей и эффективности воздействия противника на наших воинов.

3. Исходя из сказанного предлагается рассматривать в качестве предмета психологического обеспечения боевых действий личного состава либо психологические возможности войск, либо, на наш взгляд, более релевантный термин целевой психологический ресурс (ЦПР).

Понятие психологического ресурса в последнее время широко используется в гуманистической психологии, нейролингвистическом программировании, психосоциальной работе. Оно обозначает осознаваемые и неосознаваемые актуальные и потенциально доступные психологические возможности человека, содержащиеся в его настоящем, прошлом и будущем.

См. главу «Современный бой и его влияние на психику воинов».

Однако, как подчеркивалось выше, психологические возможности человека существенно варьируются с изменением социальной, деятельностной и эколого-эргоно-мической среды. По существу в самих этих средах потенциально содержится ресурс для различных видов боевой деятельности, который в случае его актуализации вплетается в ткань психологических возможностей конкретного военнослужащего.

Например, морозная зима 1941 года стала своеобразным ресурсом для Красной Армии, горный рельеф Чечни и настрой местных жителей ресурсны для чеченских боевиков. Морской пехотинец, обладающий психологическим ресурсом для эффективных боевых действий, переброшенный в течение нескольких часов на самолете с Дальнего Востока под Грозный, в значительной мере его утрачивает.

Поэтому представляется важным, во-первых, включить в психологический ресурс военнослужащего как актуальные, так и потенциальные элементы, и, во-вторых, употреблять термин «психологический ресурс» лишь применительно к боевым задачам определенного уровня, класса.

Под целевым психологическим ресурсом следует понимать совокупность наличных и потенциально доступных для использования индивидуально-психологических, социально-психологических и психоэргономических возможностей эффективного решения задач определенного типа (класса).

Структура объекта психологического обеспечения (личность-среда-деятельность) определяет структурно-содержательную определенность целевого психологического ресурса (табл. 2.3).

ЦПР, отражая явление полимотивированности боевой деятельности, включает в себя компоненты:

• персональный (индивидуальная психологическая готовность военнослужащего к активным действиям на поле боя);

• межперсональный (мотивирующее, компенсирующее и психотерапевтическое влияние сослуживцев);

• надперсональный (стеническое влияние коллективного мнения, настроения, традиций);

• психоэргономический (рациональная организация пространственно-временных, технико-технологических, экологических параметров боевой деятельности).

Элементы ЦПР находятся в отношениях взаимного дополнения и частичной компенсации. Например, недостаток индивидуальной психологической готовности может быть в определенной степени компенсирован посредством правильной расстановки людей, создания эффекта «психологического заражения» групповым настроением и др.

ЦПР разных людей и одного и того же военнослужащего в разное время отличается по объему, качественному состоянию и степени соответствия цели боевых действий. При этом он может:

а) быть неизвестным самому военнослужащему и окружающим;

б) отсутствовать или не в полной мере соответствовать требованиям боевой деятельности;

в) сознательно или неосознанно заменяться квазиресурсом (наркотики, алкоголь, религиозные верования, суеверия, ритуалы, «заградотряды» и др.);

г) подвергаться истощению в процессе деятельности и дезорганизации вследствие целенаправленного психологического воздействия противника; утрачиваться и разрушаться;

д) становиться неактуальным, неадекватным новым социально-деятельностным условиям;

е) полностью отвечать требованиям условий боевой задачи.

Таблица 2.3

Структура целевого психологического ресурса





Структура целевого психологического ресурса



Недостаток ЦПР может восполняться стихийно, спонтанно, методом проб и ошибок или целенаправленно, организованно, с учетом закономерностей проявления человеческой психики и психологии воинских коллективов в боевой обстановке. Последний способ и представляет собой психологическое обеспечение боевых действий.

Состояние ресурса определяет ту конкретную технологию психологического обеспечения, которую необходимо реализовать в конкретной ситуации (табл. 2.4).

Таблица 2.4

Зависимость технологий психологического обеспечения от состояния ЦПР





Зависимость технологий психологического обеспечения от состояния ЦПР



Таким образом, системность объекта психологического обеспечения обусловливает системность его предмета. В качестве предмета психологического вспомоществования участнику боевых действий вступает целевой психологический ресурс, представляющий совокупность наличных и потенциально доступных для использования индивидуально-психологических, социально-психологических и психоэргономических возможностей эффективного решения задач определенного типа (класса).
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. Прикладная военная психология. 2006 {original}

Еще по теме Объект и предмет психологического обеспечения боевых действий части:

  1. Цель, задачи, принципы психологического обеспечения боевых действий войск
  2. УЧЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ВОЕННОЙ ХИТРОСТИ, МАСКИРОВКИ И ВНЕЗАПНОСТИ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ
  3. Особенности морально-психологического обеспечения в различных видах боевых действий
  4. УЧЕТ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОЛО-РОЛЕВОЙ, ВОЕННО-ВИДОВОЙ И ВОЕННО-РОДОВОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК
  5. Психологическое сопровождение боевых действий войск. Психологическая помощь в боевой обстановке
  6. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕАДАПТАЦИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, УЧАСТВОВАВШИХ В ЛОКАЛЬНЫХ БОЕВЫХ
  7. Психологические особенности личности участников локальных конфликтов в условиях их возвращения из психотравмирующей ситуации как объект и предмет психологических исследований
  8. Психологическая характеристика наступательных боевых действий
  9. Психологическая подготовка боевых действий и формирование волевых качеств у военнослужащих1
  10. Психологические особенности оборонительных боевых действий
  11. Материальное обеспечение психологической работы в воинской части
  12. Психологический анализ периода боевых действий
  13. Материальное обеспечение психологической работы в воинской части