<<
>>

Основные методологические подходы, средства и результаты военно-психологических исследований

Определение некоторых исходных позиций в методологическом и теоретическом анализе военно-психологических исследований позволяет обратиться к выявлению существующих в них подходов. Для военного психолога данная проблема является особенно значимой.
Ее актуальность определяется, во-первых, потребностями практики. Личный состав современных армейских и флотских подразделений характеризуется огромным многообразием мировоззренческих и жизненных принципов: то, что приемлемо для одного военнослужащего, возможно, категорично отрицается другим. Речь идет о существующих различиях в религиозных, моральных, социальных, политических и т.п. установках и стереотипах воинов, поэтому военный психолог-исследователь должен уметь ориентироваться в таком же многообразии сосуществующих в науке подходов в целях их дальнейшего познания и учета в своей исследовательской практике.

Во-вторых, сами по себе исследования в области военной психологии представляют собой теоретические обобщения и эмпирические показатели, полученные в результате применения целого спектра подходов, порой неосознаваемых исследователем. Тем не менее, для самого исследователя подход был и остается базовым методологическое средством, обеспечивающим выделение и научную идентификацию изучаемого психологического явления, а также определение оптимальных в конкретно-исторических условиях направлений его познания. Иными словами, подход служит «научно-мировоззренческой призмой», через которую идентифицируется, интерпретируется и направляется по определенному пути поток получаемой в процессе психологического познания информации, поступающей исследователю.

Речь идет не о теоретических и общенаучных школах в мировой психологии (структурализме, функционализме, бихевиоризме, психоанализе и т.д.), а о подходах как формах научного мировоззрения, выражающих отношение и исходные позиции исследователя к цели, задачам и содержанию военно-психологического познания.

Учитывая невозможность выделения строгих в научном плане оснований для структурирования и ранжирования разнообразных подходов к психологическим исследованиям (их в психологии в общей сложности более трех десятков), представляется целесообразным перечисление лишь некоторых из них, на наш взгляд, в большей степени интересных военному психологу-исследователю. Это:

«естественно-научный», опирающийся исключительно на теорию и методы (наблюдение и эксперимент) опытного естествознания и нашедший отражение в психофизических, психофизиологических, психобиологических (в том числе эволюционистских) и ряде других концепциях, жестко детерминистских взглядах на психику и сознание человека, его поведение и результаты деятельности;

«гуманитарный», полагающий невозможность описания человека и его свойств лишь в терминах внешних, зачастую «точно» математически измеряемых характеристик и утверждающий наличие в каждой личности самобытного внутреннего мира, возможности ценностного самоопределения и постижения «человеческого в человеке». В военно-психологических исследованиях данный подход реализуется в рамках рефлексивно-гуманистической парадигмы;

«массовидный», связанный с массовизацией европейского общества в начале XX столетия и обусловленный появлением социально-психологических теорий среднего и макро уровней, попыткой описать и объяснить их подходами внутренний мир человека и его индивидуальность;

«религиозный», представленный традициями религий человечества и оформленный в христианские, мусульманские, буддийские и другие психологические концепции;

«персоналистский», трактующий причину развития науки, в том числе психологии и ее отраслей и школ, как результат деятельности, воли и разума ("вспышек гения") отдельных личностей – научных лидеров или руководителей научных коллективов;

«парадигмальный», объясняющий эволюцию человеческого знания сменой парадигм – «общепринятых образцов актуальной научной практики» (Т.
Кун), единственно возможных идей в конкретную историческую эпоху. Таковыми парадигмами в эволюции психологии явились различные формы детерминизма (религиозного, механистического, биологического, социального и др.), эмпиризма, ассоцианизма, структурализма и т.д., каждая по своему проявляющая себя в современном военно-психологическом познании;

«социально-тоталитарный», определяемый официальной государственной идеологией, ограничивающий роль творческого и теоретического обоснования проявления в психологии уникально-личностного, нравственно-ценного, смыслового и т.д. Иными словами, при реализации данного подхода научная адекватность отражения психологических проблем и их решения приносятся в жертву идеологическим стереотипам и установкам. «Человек социален,... но не весь, – писал Ф.М. Достоевский. – Сведение человека к социальности есть фактическое отрицание самобытности и нерушимости внутреннего мира личности и ведет к уничтожению ее свободы";

«синергетический", относящийся к любой науке, в том числе психологии, как к части процесса отражения единой открытой динамичной системы – объективной реальности и подчиняющий ее всеобщим эволюционным и организационным законам, а также предполагающий использование единых и универсальных познавательных и описательных средств в проводимых исследователями научных поисках.

Обозначенное многообразие построения психологических воззрений прошлого и современности направляет военного психолога-исследователя на поиск компромисса – необходимость учета существующих подходов в своей научно-практической деятельности. Но данное обобщение, на наш взгляд, значимо в большей степени не само по себе, а своими методологическими следствиями, ориентирующими армейских и флотских психологов на реализацию следующих положений в процессе военно-психологических изысканий и практике:

во-первых, истинность психологических взглядов возможна в контексте конкретных теорий, направлений или школ психологии. Необходимо помнить великий афоризм из «Великого восстановления наук» Ф. Бэкона о том, что «истина – дочь времени, а не авторитета", т.е. всеобщих и вневременных истин в науке, в том числе в военно-психологической, быть не может. Широко известно высказывание в данном аспекте М. Планка: «Обычно новые научные истины побеждают не так, что их противников убеждают и они признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают, а подрастающее поколение усваивает истину сразу»;

во-вторых, психологические категории и понятия, законы и тенденции также никогда не имеют одного предопределенного смысла и обусловлены конкретной теоретической структурой и направленностью психологической школы в военной психологии. Поэтому в военно-психологических исследованиях необходим учет принятого в некоторых областях знания положения о том, что научные факты подтверждают или опровергают потому, что они признаются конкретной теорией или школой и их представителями;

в-третьих, следует дифференцировать гносеологический, онтологический и дидактический статусы исследуемой военно-психологической проблемы. Если онтологический аспект подразумевает исследование психического или сознания как целостных образований с онтологическими характеристиками: первичны или вторичны, свойство мозга – живой материи или проявление абсолютного духа, субстанции или производные и т.д., то гносеологический аспект предполагает их исследование как объектов познания с характеристиками: динамичны – статичны, фиксируемы – нефиксируемы, познаваемы – непознаваемы, обладает структурой или уровнями и т.д. Дидактический аспект позволяет провести изложение и доведение полученных знаний о результатах психологического исследования в формах моделей, взглядов, концепций, теорий, т.е. индивидуальных абстракций как результата субъективного отражения итогов научных поисков;

в-четвертых, для конструктивного решения насущных задач военно-психологических исследований необходим учет конкретных истин в современной военной психологии: они есть инвариантный факт историко-научного опыта как результат научного компромисса группы ученых или исследователей, общепринятый и обязательный для всех приверженцев определенного (зачастую корпоративного) направления военной психологической науки;

в-пятых, данные подходы ориентируют нас на осознание важных аспектов военно-психологических изысканий: а) учета «борьбы за выживание» и факта сосуществования конкретных психологических теорий и школ в военной психологии; б) проблем понимания, объяснения и интерпретации их различных или единых подходов, методов и результатов; в) объективной необходимости и неизбежности научного плюрализма – так называемой «методологической лояльности к теоретическим беспорядкам» – к различным (пусть даже эклектичным) подходам, направлениям и школам психологии;

в-шестых, как следствие, представляется возможным и необходимым утверждение в военно-психологических исследованиях многообразия и вариантности научно-мировоззренческих установок и знания: отрицание абсолютизации конкретных оценок, взглядов, методик в военной психологии, интегрирование в исследовательской практике всех известных подходов и концепций в целях достижения позитивного исследовательского результата, реализации их потенций в военной психологической науке и практике;

в-седьмых, не менее важным для военно-психологического исследования остается положение о необходимости достижения объективности и достоверности применяемых подходов и методов, что может быть достигнуто использованием оригинальных теоретических подходов и операционально-методических средств путем обращения к первоисточникам и авторским текстам, изучения «первичной» информации, а не «посторонних» интерпретирующих (пусть и авторитетных) оценок и комментариев;

в-восьмых, правомерным, на наш взгляд, будет замечание о том, что каждый исследователь имеет право выносить нравственные суждения и производить оценки прошлого и настоящего опыта военно-психологических исследований в терминах прогресса или упадка. Данные понятия субъективны, а не строго научны. Но, тем не менее, каждое поколение военных психологов имеет право, более того, обязано представить объективную информацию и лишь затем дать ей, по возможности, более адекватную реальности оценку. Закономерно, что объективность не может быть полностью оторвана от субъективности, но каждый исследователь в своих суждениях должен четко и конкретно обозначить и указать, где заканчивается область научных фактов, а где начинаются его собственные оценки. В данных контекстах возможно наиболее объективное отношение к военно-психологическим изысканиям прошлого и современности.

Вместе с тем, как и любая сфера человеческого познания, военно-психологические исследования сами по себе обладают качественными характеристиками, к которым на сегодняшний день относят: а) осмысление эмпирических фактов и результатов в системе понятий и категорий военной психологии; б) включение полученных знаний в состав прошлых или вновь формируемых военно-психологических теорий, концепций и взглядов, отражение исследовательских результатов в обозначенных формах научного мировоззрения; г) обобщение изученных психологических фактов на уровне закономерностей или тенденций; д) прогнозирование содержания и направлений развития исследуемых психологических процессов и явлений в целях их всестороннего познания и, при необходимости, оптимального преобразования.

Данные характеристики выступают одновременно научными требованиями и к организации военно-психологического исследования, и к его результатам. Поэтому результатом – продуктом военно-психологических изысканий являются не только знания сами по себе как самоцель. В его состав можно включить целую совокупность научных средств, используемых и совершенствуемых каждым исследователем, а именно:

методы наблюдения и экспериментирования, приборы, установки, методики измерения, сбора, обработки, хранения и передачи психологической информации, применяемые не только в самой военно-психологической науке, но и за ее пределами, и прежде всего в армейской и флотской практике: жизнедеятельности войск, управлении частями и подразделениями и т.д.;

научный стиль рациональности, который ретранслируется из результатов военно-психологических исследований и их практических рекомендаций во все сферы и уровни жизнедеятельности Вооруженных Сил. Систематичность и обоснованность, столь характерные для научной деятельности, являются большой социальной ценностью для армии и флота, которая в различных формах (например, научный, в том числе психологически обоснованный стиль военного руководства и воспитательной работы с военнослужащими) оказывает благотворное воздействие на жизнь личного состава частей и подразделений;

источник нравственных ценностей. Как и любого рода научные изыскания, военно-психологические исследования демонстрирует нам такого рода подход к отражению реальности, в котором честность, объективность и адекватность реальности являются важнейшими принципами профессиональной этики военного психолога.

Каков арсенал средств, при помощи которых развиваются военно-психологические исследования? Ведущим средством психологического познания выступает метод, интегрирующий в себе методологические возможности подходов и приемов, соединенных определенным способом и функционирующих в интересах изучения психологических явлений и процессов. К аналитическим методам психологического познания относятся индукция и дедукция, анализ и синтез, абстрагирование и обобщение, идеализация, аналогия, описание, объяснение, предсказание, обоснование, гипотезы, подтверждения и опровержения, моделирование и др.; к эмпирическим – наблюдение и эксперимент, тесты и опросы, а также методы описательной психологии (герменевтика, интроспекция, самоотчет, эмпатическое слушание и др.).

Анализ практического применения средств военно-психологического познания убедил авторов предложить определенные правила их использования. К таковым необходимо отнести следующие положения:

ни одна задача и ситуация в военно-психологическом исследовании не требует от психолога использования всего объема имеющихся познавательных средств. Надо придерживаться методологического принципа экономии и оптимальности мышления и действия, известного как «бритва Оккама": «Бесполезно делать посредством многого то, что можно сделать посредством меньшего". Иначе говоря, не нужно прибегать к познанию каких-либо психологических явлений многими силами и средствами, когда можно обойтись их меньшим количеством;

каждое средство психологического познания необходимо применять по назначению. Конкретные приемы и методики военно-психологического исследования должны быть ориентированы на конкретный объект познания. Рациональный объект должен исследоваться доступными для его исследования средствами, а эмпирически фиксируемый объект – доступными для него способами изучения;

каждая исследовательская задача требует субординации в применении средств психологического познания. Организуя военно-психологическое исследование, необходимо последовательно использовать различные научные методы по общепринятой формуле «от простого к сложному». В выборе и поиске эффективных методик не нужно перескакивать через уровни психологического познания, пропуская и игнорируя промежуточные звенья, которые могут оказаться в проводимом исследовании оптимальными. Игнорирование этого требования приводит к «методологическому хаосу", непредсказуемости результатов и отсутствию системы в организации военно-психологических исследований;

целесообразно применять разноуровневые средства психологического познания как последовательно, так и параллельно. При изучении сложных психологических явлений и процессов надо ориентироваться на комплексное использование эффективных для конкретных условий методов военно-психологических исследований как по «горизонтали", так и по «вертикали";

задачи военно-психологического исследования невозможно решать только «чисто психологическими методами» – необходима совокупность средств из смежных областей знания. Ни для кого уже не является откровением междисциплинарный статус гуманистически ориентированных дисциплин, к каковым относится психологическая наука с ее отраслями, включая военную психологию. Таким образом, междисциплинарный подход в различных уровнях военно-психологических изысканий должен стать научной нормой.
<< | >>
Источник: Анцупов А.Я., Помогайбин В.Н.. Методологические проблемы военно-психологических исследований. 1999

Еще по теме Основные методологические подходы, средства и результаты военно-психологических исследований:

  1. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  2. Анцупов А.Я., Помогайбин В.Н.. Методологические проблемы военно-психологических исследований, 1999
  3. Оценка результатов деятельности и поведения человека, коллектива – мощный метод военно-психологических исследований
  4. Основные направления военно-психологических исследований в России после 1917г.
  5. Источники военно-психологического познания: подходы к анализу и оценке
  6. Общие методологические и конкретные методологические подходы и принципы в акмеологии
  7. Общие методологические и конкретные методологические подходы и принципы в акмеологии
  8. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  9. Методология и теория военно-психологических исследований: сущность и содержание
  10. Проблема предмета военно-психологического исследования
  11. Роль и задачи исторического анализа военно-психологических исследований
  12. Методология военно-психологического исследования
  13. Методология военно-психологического исследования
  14. Состояние военно-психологических исследований в России после завершения Великой отечественной войны
  15. Реферат. Методология военно-психологического исследования, 2009
  16. Основные подходы к психологическому изучению коллектива
  17. Современные познавательные нормы военно-психологического исследования: возможные и реальные стандарты
  18. Соотношение теории, эксперимента и практики в процессе военно-психологического исследования
  19. Корреляционный подход в психологических исследованиях