Задать вопрос врачу онлайн
Запись на прием к врачу

Основные направления военно-психологических исследований в России после 1917г.

Военная психология развивалась после 1918 года неравномерно и противоречиво. Наряду с годами развертывания военно-психологических исследований были периоды затишья на психологическом фронте и даже моменты, когда надобность военной психологии ставилась под сомнение.
После 1918 года в разное время были проведены военно-психологические исследования по следующим основным направлениям:



1) психология боя;

2) психология обучения и воспитания воинов;

3) психология воинской дисциплины;

4) психология военного управления;

5) психология малых военных групп и коллективов;

6) морально-политическая и психологическая подготовка личного состава;

7) психологическая служба в полку;

8) военная психодиагностика и психологический отбор;

9) психология взаимоотношений и общения военнослужащих;

10) инженерно-психологический анализ систем «человек-машина";

11) национальная психология;

12) психология боеготовности.



Есть основание выделять три периода в проведении военно-психологических исследований по этим и другим направлениям (1918-1930гг, 1941-1945гг, 1946-1995гг) . В 1918-1930 гг. было издано работ, в которых рассматривались вопросы дисциплины, политического воспитания, отбора, НОТ, поведения в условиях боевой обстановки, психологической подготовки. В печати обсуждались задачи военной психологии, ее место в военной доктрине. Большое внимание уделялось военно-социальной психологии и применению психологии в тактике боя. Были попытки систематизировать военно- психологические знания в виде отдельных книг. Некоторые авторы рассматриваемого периода выступали в печати и до 1917 года. Одним из них был П.Изместьев. Достаточно полный перечень публикаций и диссертаций по названным периодам можно найти в библиографическом указатели «Военная-психология» (М.,1973), выпущенном Военным отделом Государственной библиотеке им.В.И.Ленина. В данной главе названы отдельные, наиболее характерные работы и те, что не вошли в указатель после 1973 года.

Тематика его работ, как видно свидетельствует о направленности военно-психологических исследований после 1918 года. Одной из предпосылок широкого развития военной психологии в те годы послужили достижения русской дореволюционной военно-психологической мысли. В России были проведены исследования и опубликованы крупные работы об управлении войсками, о субъективных состояниях и переживаниях в бою, о страхе и борьбе с ним, о психологии воина, армии и толпе, о психике бойцов во время сражения и после боев, психических основах воспитания солдата. Военная психология дореволюционной России рассматривалась известными теоретиками как основа военного искусства. В военно-психологических работах дореволюционных авторов встречается как широкое обобщение военного опыта, использование новейших для того времени достижений многих наук, так и механическое переживание положений различных течений психологии (ассоцианизма, западной социальной психологии и др.) на воинскую деятельность. Это сказывается и на содержании военно-психологических работ, изданных в 20-е годы. Например, в 1921 году в военно-научном журнале «Военная наука и революция» (кн.2) была помещена статья Н.Какурина «Военная психология масс", в которой он с позиций западноевропейской социальной психологии (Г.Лебон, С.Сигеле, Г.Тард и др.) характеризует личность в толпе, поведение солдат в случае паники. В 20-е годы обсуждался вопрос о задачах и «лице» военной психологии, ее отношении к общей психологии. А Незнамов писал о том, что военная психологи слаба., не дает рецептов, стремится решить сразу все вопросы с помощью общей психологии, но последнее не может прямо применяться в военном деле. Надо видеть не вообще человека, а бойца, начальника, и прежде всего в бою. Другой автор - А.Васильев утверждал, что «сущность военной психологии - объяснение и истолкование состояний сознания военного человека в разных отраслях полевой службы и вообще боевой деятельности войск. Он считал, что военная психология должна изучать переживание военного человека, которые чрезвычайно специфичны. В 20-е годы большую исследовательскую работу по психофизиологическому изучению бойцов проводил Ю.Фролов. Он считал, что «путь к изучению функций человека-бойца, рассматриваемого в обстановке боя, лежит не через психологию, а через физиологию" В трудах М.Короля, В.Рубцова предпринимались попытки рассматривать соотношение социальных, биологических и психологических факторов в поведении бойцов на войне. М.Король писал, что в бою «мы имеем дело больше с биологической стороной человека, чем с его социальной стороной». В мирное время - наоборот. К очень важному выводу пришел А.Таланкин: “Вся система подготовки бойца в мирное время должна учитывать и опираться на знание поведения бойца в боевой обстановке". Понять психику бойца означает, по Таланкину, нащупать пути и средства сохранения и укрепления боеспособности части даже в ожесточеннейшие моменты боя. Последним значительным трудом этого периода была книга Г.Хахансяна «Основы военной психологии", вышедшая в 1929 г. Та часть этой книги, которая отражает практику и специфику воинской деятельности характеризуется рядом положительных моментов. Какая-то ее часть - демонстрирует экстраполяцию положений общей, детской и социальной психологии на решение военно-психологических проблем и поэтому содержат мало поучительного материала. Рассматриваемый период является поучительным, поскольку помогает лучше уяснить и определить подходы и предпосылки успешной теоретико-методологической перестройки военной психологии в настоящее время, преодолеть односторонность в понимании

соотношения социального и биологического как детерминант личности и поведения военнослужащего, воинского коллектива. II. В годы войны 1941-1945гг. важнейшими направлениями психологических исследований были: как помочь командирам успешно побуждать подчиненных к смелым и отважным боевым действиям, преодолевать неуверенность, страх, укреплять дисциплину, боевой дух, воспитывать мужество, презрения к смерти; с первых дней войны актуальными стали вопросы маскировки, разведки, ночного зрения, выработки глазомерной оценки расстояний, ускоренного обучения военных специалистов, восстановления психических функций, утраченных после ранения. Эти и другие задачи решались в основном гражданскими психологами. Так, М.П.Феофанов попытался проанализировать особую форму боевой деятельности - акт мужества. В статье отмечается сознательность мужественного поступка, роль в нем мыслительных процессов и воли, особенности самообладания. Лишь при наличии твердого самообладания в условиях опасности возможна ясная и точная ориентировка, необходимая настойчивость. В статье М.М. Рубинштейна « Рождение героя» говорится, что совершая подвиг, человек подчиняет инстинкт самосохранения таким мотивам, ка любовь к Родине, к народу, чувство долга, любовь к свободе и независимость, сознание целей борьбы , чувство товарищества.

Н.Д.Левитов в статье « Презрение к смерти рождает героев, кует победу» пишет, что основа самопожертвования - патриотизм, подчинение себя, всей своей жизни высшим интересам родной страны.

Глубокую и интересную статью писал в 1943 г. подполковник Е.Ситковский. Его положение в том, что «работа, боевая деятельность, выполнение боевой задачи - самое лучшее средство против страха на войне» - получило впоследствии обоснование в работах военных психологов после Великой Отечественной войны. Н.А.Коновалов исследуя роль эмоций в боевых действиях пришел к выводу о том, что эмоциональный подъем является состоянием на основе которого формируется ценнейшее качество армии- доблесть. Сильное эмоциональное возбуждение в критический момент помогает человеку проявить удивительный подъем всех сил. Значительной научной работой, посвященной психологии страха является диссертация Г.А. Фортунатова (1942). В ней охарактеризованы различные ступени страха, выявлены противодействующие страху силы, показаны виды бесстрашия. В исследовании доказывается, что бесстрашие означает не отсутствие страха, а его успешное преодоление. В статье Б.М.Теплова об уме и воле военачальника, опубликованной в военной печати, а впоследствии в Ученых записках МГУ (Выпуск.90, 1945), раскрывается психологическая природа решения задачи полководца, характеризуются функции анализа, секрета превращения сложного в простое, выделение существенного сочетания смелости с осторожностью, знания противника, проникновения в его замыслы. Представляют интерес вывода: Б.М. Теплова о роли планирования в деятельности полководца, о путях выработки плана сражения, о гибкости планов на войне и в то же время упорства и твердости в проведении их в жизнь. В статье показано значение для быстрого нахождения правильного решения и интуиции, большого запаса и готовности знаний, разносторонности культуры, высокого развития пространственных проявлений, чувства личного и времени. В военные годы многие командиры, не будучи раньше профессиональными психологами, приходили к важным выводам о поведении людей в реальной боевой обстановке. В военной печати командиры доказывали, что для активного и самоотверженного ведения боевых действий важное решающее значение имеет их сознательное отношение к войне, понимали необходимость личного участия в боях, чувство долга, смелость, характер, мужество, дисциплинированность, боевое мастерство, а также организующие способности командиров, боевой дух и сплоченность коллективов подразделений, воспитательная работа, психологическая и морально-политическая подготовка к каждому бою.

Таким образом, основными направлениями психологических исследований в годы минувшей войны были: изучение причин страха, паники, пути их преодоления и предупреждения;

Раскрытие природы самоотверженности, смелости, мужества;

Изучение условий ускоренного обучения военных специалистов (радистов, телеграфистов, летчиков, танкистов и т.д.); Разработка путей повышения зрительной и слуховой чувствительности воинов, ускоренная адаптация глаза к темноте, улучшения ночного зрения. Решались также задачи маскировки, восстановления функций речи и движений, утраченных после ранения.

По всем этим направлениям психологами были получены в целом полезные научные и практические результаты. Однако, большинству исследователей не удалось конкретно учесть зависимость психических явлений от реальных боевых ситуаций, индивидуальных особенностей военнослужащих, их психических состояний в обстановке войны III. Закономерным для военной психологии является усиленное внимания к ней после последних войн. Так было в Европе, так было и в России. Это выразилось, в частности, в организационном оформлении военной психологии создании кафедр, лабораторий, исследовательских групп. Вскоре после войны начала работать кафедра психологии в Хлебниковском военно-педагогическом институте, который готовил преподавателей военных дисциплин. Основное направление военно- психологических исследований этого периода - навыки военнослужащих; навыки стрельбы из пистолета (П.П.Логинов), навыки стрельбы из автомата на ходу (М.П.Коробейников), навыки и умения читать топографические карты (М.В.Гамезо). Было проведено исследование формирования волевого развития (К.П.Жаров), обучения стрельбы из винтовки (Ф.Ф.Кудрейко), военного дешифрования аэрофотоснимков (В.Ф.Рубахин), психологических основ стрельбы (Д.Б.Эльконин). Начальник кафедры Т.Г.Егоров издал в 1955 году книгу «Психология", в которой сильно доминирует общая психология. Отдельные военно-психологические вопросы очень кратко рассмотрены в связи с мышлением, речью, чувствами, волей, навыками. Другая направленность психологических исследований была реализована на кафедре военной педагогики и психологии Ленинградского высшего Военно-педагогического института им. М.М.Калинина в 1946 - 1956 гг. Здесь разрабатывались вопросы психологии боя и боевой подготовки (Г.Д.Луков), дореволюционной русской военной психологии, проблема индивидуального подхода, деятельности командира подразделения, героического поступка воина (М.И.Дьяченко), критического анализа зарубежной военной психологии (Н.Ф.Феденко). На этой кафедре был сделан акцент на изучении психологических особенностей военной деятельности, прежде всего боевой, что остается актуальным и для определения направленности военно-психологических исследований в Военном университете. Г.Д.Луков опубликовал в 1956 году сначала в ВВПИ им.М.И.Калинина «Очерки по вопросам психологии обучения и воспитания советских воинов”. При обсуждении плана- конспекта этой книги на Ученом совете Института Г.Д.Лукову было предложено построить ее структуру не по двум принципам (бой рассматривался им со стороны качеств воинов, а учебно-боевая деятельность со стороны обучения и воспитания воинов), а по одному - через всю книгу провести анализ личностных свойств воинов. Г.Д.Луков ответил, что он пока напишет так, как задумал. Тогда эта книга была издана в 1960 г. Воениздатом под названием «Психология» (Очерки по вопросам обучения и воспитания советских воинов). В этих книгах рассмотрены некоторые психологические аспекты боя, обучения и воспитания в процессе боевой подготовки (ее отдельных видов). В результате обобщения направлений военно-психологических исследований указанных двух институтов, а также работ зарубежных авторов, военные психологи, работавшие в ВПА им.В.И.Ленина еще до организации в 1959 году кафедры военной педагогики и психологии пришли к выводу, что нужен другой подход к созданию системы военно- психологических знаний и преподаванию военной психологии. Почти в каждой теме, согласно этому подходу, требовалось дать обобщенную характеристику психологического явления с учетом особенностей военной деятельности, потом проанализировать это явление в условиях войны, боя, а затем в условиях обучения и воспитания определив при этом пути формирования у разных категорий военнослужащих необходимых свойств и качеств в соответствии с требованиями боевой деятельности. Этот подход был реализован лишь частично , что отрицательно сказалось на последующем развитии военной психологии. На кафедре военной педагогики и психологии были проведены исследования боевой деятельности , зарубежной военной психологии , направленности личности офицера , формирования первичного воинского коллектива (Глоточкин А.Д.), подготовка советских воинов к современной войне (Коробейников М.П.), преподавания общественных дисциплин в военно-учебных заведениях (Бадмаев Б.Ц.)

Получила развитие военно-морская психологи (Зуев Ю.П., Броневицкий Г.А., Столяренко А.М.), авиационная психология (Корчемный П.А.,Платонов К..К.., Юсов В.Т.), психология пограничника (Ельченков П.Е., Безуглов И.Г., Феденко Н.Ф) психология высшей военной школы, психология управления и воинской дисциплины. Исследовались вопросы подготовки воинов-специалистов, психологии боевого дежурства (Андреев И.Т., Варваров В.И. и др.) пропагандистского мастерства офицера-политработника, интеллектуальных качеств офицера, тактического, мышления командира (Бабичев П.Н.), национально- психологических особенностей населения и личного состава некоторых зарубежных государств (Крысько В.Г., Лучинский Н.И.), социально-психологических основ деятельности заместителя командира полка (корабля) по политической части, готовности к действиям в экстремальных ситуациях и др. Основная направленность проведенных кафедрой военной педагогике и психологии исследований - военно-политическая и психолого-педагогическая. Почти все авторы руководствовались решениями КПСС и приказами Министра обороны, директивами Глав. ПУ СА и ВМФ. Обязательным методологическим принципом, который должен быть реализован авторами - социально-личностно-деятельностный подход. И военные педагоги и военные психологи вынуждены были в условиях административных предписаний и притязаний руководителей кафедры этот подход использовать, хотя он не обеспечивал военную направленность и научную достоверность исследований. Личность воина в исследованиях была представлена в основном как тип личности, но не как индивидуальный. Недостаточно учитывалось единство и взаимосвязь свойств воина как личности и как субъекта воинской деятельности, в структуре которых функционируют его природные свойства как индивида. То обстоятельство, что психологи работали на одной кафедре с педагогами, тормозило развитие военной психологии. От такого «союза» выигрывала военная педагогика. Здесь нужны некоторые пояснения. На направленности большинства исследований и трудов психологов (1959-1984гг) отразилось то обстоятельство, что военная психология не была организационно оформлена (не было кафедр, лабораторий и др.) Военные психологи работали под руководством педагогов, испытывали влияние философов, историков, социологов. Психология оставалась служанкой у педагогики и в плане преподавания и в плане научных разработок. В действительности же связи эти куда шире. Она не в меньшей степени взаимодействует с философией, социологией, военной историей, тактикой; дает необходимые данные для военной науки, практике руководства войсками, решения военно-инженерных вопросов и др. Широко известный психолог А.Н.Леонтьев писал: “Психология стоит на стыке общественных и естественных наук. Вместе с тем она образует особую область знания. Поэтому она не может полноценно развиваться как состоящая «при» той или иной науке - при физиологии, при педагогике, при техники... Ее главная перспектива заключается... в самостоятельном развитии ..." Такое положение военной психологии - «при педагогике"- сказалось на подготовке и мышлении многих военных психологов, содержании и качестве большинства их публикаций и исследований (что-то среднее между педагогикой и психологией). Не были созданы капитальные теоретико-методологические труды, которые могли бы явиться научной предпосылкой для проведения конкретных психологических исследований. Без них развитие военной психологии было крайне затруднено. Не были извлечены уроки из истории отечественной военной психологии: простое перенесение на воинскую деятельность положений общей, социальной и других отраслей психологии.
Являясь бесплодной она не продвигает ни в научном ни в практическом отношении военную психологию. Примеры такого перенесения знает история дореволюционной и послереволюционной психологии. Аналогично этому кафедра военной педагогики и психологии по сути дела оставила в стороне важный вывод А.Таланкина о том, что « вся система подготовки бойца в мирное время должна учитывать и опираться на знание поведения бойца в боевой обстановке». Почти во всех разработках военных психологов с 1959 по 1984 г. недостаточно конкретно освещались требования войны, боя к солдату, командиру, коллективу. А не раскрыв эти требования и условия успешных боевых действий, нельзя намечать принципы, пути и средства воспитания, обучения и психологической подготовки. Военным психологам следовало бы уже тогда выработать критерием и показатели психологической готовности отдельных военнослужащих, подразделений, части к бою, уделить больше внимания научному

прогнозированию поведения людей в условиях войны, определению в мирное время их боевой эффективности. В отзывах тогдашнего Глав.ПУ на книгу подготовленную кафедрой “Основы военной педагогики и психологии» отмечалось, что по структуре, освещению вопросов, конкретному материалу книга в основном повторяет то, что дается в книгах по дошкольной, школьной и общевузовской педагогике и психологии. Не излагаются собственные проблемы военной педагогики и психологии для командиров взводов, рот и им равных. Выступает умозрительное распространение общих психолого-педагогических положений на область военного дела. Обращенность психологов к замполиту была оторвана от реальной практики его деятельности, особенно в бою. Главный вопрос в том, как заместитель командира полка (корабля) по политической части может способствовать своей деятельностью достижению высокой боевой готовности в мирное время и высокой боеспособности личного состава в боевой обстановке освещался крайне слабо. Частично это объясняется и отсутствием опыта работы зам.командира по политчасти, у ряда авторов учебных пособий. По инициативе генерал-лейтенанта Петрова И.И. была создана в октябре 1960г. научная лаборатория по разработке проблем педагогики психологии. За время своего функционирования (по январь 1960г). Лаборатория опубликовала несколько монографий, брошюр и статей. Воспитание дисциплинированности у советских воинов; Новое оружие и дисциплина воина; революция в военном деле и методы обучения советских воинов; Индивидуальная работа с воинами; индивидуальный подход к воспитанию воинов; психология проступка; психологические причины нарушения порядка подчиненности; психологические условия укрепления воинской дисциплины; наглядность в обучении воинов и др. Направленность проводимых лабораторией исследований была в основном психолого- педагогическая и практическая. Лаборатория была при кафедре военной педагогики и психологии и должна была считаться с ее требованиями. В рассматриваемый период в Ленинграде военные психологи в сотрудничестве с гражданскими психологами, специалистами в области технических и других наук продуктивно разрабатывали проблемы военно-инженерной психологии.Авторский коллектив указанной книги исходил из того, что нельзя слепо заимствовать опыт гражданской инженерной психологии, а все проблемы военно-инженерной психологии необходимо рассматриватьпод углом зрения повышения боеготовности и боеспособности войск, выявленная особенность функционирования системы «человек- машина» в боевых условиях, учитывать специфику работы воина с различными видами вооружения, боевой техникой. Такой четкой направленности не было у группы научных сотрудников в ВПА (1965=1978гг), а также на кафедрах военной педагогики и психологии в ряде военных училищ. Хотя разрабатывались актуальные проблемы морально-политической и психологической подготовки, военного обучения , управления войсками, принятия решений и др., однако недостаточно учитывались специфические требования боя к индивидуальной и коллективной психологии, к личности и деятельности командира. Книга «Солдат и война» (М.: Воениздат, 1971) была построена по образцу ранее изданных пособий посвященных воспитанию отдельных качеств воинов. Не уделено внимание вопросу о том, как сделать эти качества устойчивыми, действенными, неутрачиваемым при непосредственном ведении боя. Не был реализован системный подход: как формировать целостное выражение лучших качеств воинов - их морально- политическую и психологическую готовность к боевым действиям. Военная психология была представлена в какой-то мере в 80-х годах и в Институте военной истории МО. Военно-психологические исследования проводимые в Институте были посвящены вопросам военного воспитания, дисциплины, боеготовности, взаимоотношениям в многонациональных коллективах, морально-политической и психологической подготовке личного состава, личному примеру офицера и др. Основное направление психологических исследований в Институте военной истории- различные аспекты воинского воспитания. Теоретические и методологические просчеты, присущие советской психологии, были присущи в той или иной мере всем этим разработкам ИВИ. Более широкий задач встал перед Центром военно-социологических,

психологических и правовых исследований ВС. В конце 80-х и начале 90-х гг. в Центре разрабатывались проблемы психологической службы, психодиагностики, социально- психологической работы, профессиональной психологии, профилактике психических расстройств, психологической подготовки личного состава подразделений Сухопутных войск и Военно-Воздушных Сил к бою, психологии управления, обучения, общения, конфликтов, комплектования ВС по призыву на контрактной основе, личности и деятельности военного руководителя и др. Основные направления проводимых Центром исследований - оказать помощь социально- психологической службе и практике воспитательной работы с личным составом. П.А.Корчемным была глубоко и разносторонне разработана программа психологической службы в ВС,показаны обязанности психолога полка и требования к его профессиональной подготовке. В связи с этим подготовку психологов полка надо поручить кафедре психологии Военного университета . Намечающаяся подготовка таких психологов на факультетах в МГУ не может быть признана квалифицированной. Психолог полка должен иметь опыт военной службы, военное и широкое профессионально-психологическое образование. В противном случае психолог полка не окажет должной помощи в укреплении воинской дисциплины и повышении боеготовности личного состава. IV. На кафедре социальной и военной психологии (психологии) 1984-1994 гг. были проведены исследования по вопросам подготовки специалистов, дисциплины (Утлик Э.П.) неуставных взаимоотношений (Крук В.М.), готовность к боевому дежурству (Кузнецов Л.Н.), методике психологического и психодиагностического обследования личности воина, воздействия боевой обстановки на психику воинов, суицида, конфликтов между офицерами, социально-психологическому тренингу (Девятко В.В.), посттравматическому стрессу, психологии пограничника (Безуглов А.И.) истории русской военной психологии (конца Х1Х - начала ХХ века), подготовки офицеров к управленческой деятельности психологическим условиям эффективности деятельности командира зенитно-ракетного полка сухопутны войск по управлению огнем (Гнездилов Г.В.) политика-моральном состоянии (Каширин В.П.), сплочению боевых качеств войск ПВО (Липницкий А.В.), национально-психологических особенностей населения некоторых Западных государств, адаптации молодых солдат к воинской службы (Сенокосов Ж.Г.) психологии самоутверждений курсантов и др. Если на кафедре военной педагогики и психологии, Научной лаборатории, Группе научных сотрудников, в Институте военной истории, Центре военно-социальных, психологических и правовых исследований психологи вынуждены были в известной мере подчинять направленность своих разработок требованиям педагогов, историков, философов, социологов, правоведов, то на вновь созданной кафедре социальной и военной психологии несколько преподавателей добровольно подчинялось общей и социальной психологии, медицинской психологии, психотерапии. Ряд исследований был проведен в соответствии с теорией поэтапного формирования умственных действий. Зачинатель этой теории П.Я.Гальперин дал странное, обедняющее перспективу и значимость психологической науки, определение ее предмета - изучать ориентировочную деятельность. Это крайнее сужение функций психики и субъективного мира человека. В зависимости от внутренних и внешних условий, решаемых задач психологические явления исполняют многие функции в поведении и деятельности: оценочные, ориентирующие, конструктивные, побуждающие, смыслообразующие и др. В структуру овладения каким-либо действием должны быть включены не только умственные но и эмоциональные, волевые и потребносто-мотивационные процессы. Известно также что реакция, зависящая от речемыслительной деятельности, совмещается медленнее, чем зависящая от образов и представлений. Это важно учесть в подготовке специалистов к выполнению задач, которые требуют исключительно быстрых, мгновенных реакций. Теория Гальперина П.Я. была разработана не для подготовки к действиям в крайне экстремальных ситуациях или выполнению боевых задач в условиях войны. Поэтому направление военно-психологических исследований, реализующее теорию П.Я.Гальперина, хотя и содержит отдельные положительные выводы, для обучения специалистов в мирное время, в целом неприемлема в ВС. Еще один факт добровольного ухода кафедры социальной и военной психологии в общую психологию - издание сборника учебно-методических материалов. Этот сборник

заслуживает высокой оценки с точки зрения общей психологии. Однако, он не имеет прямого отношения к изучению личности солдата, командира, воинского коллектива. V. Перспектива. В исследованиях, проведенных в послевоенное время и в разных военных учреждениях, наблюдается большой разброс теоретико-методологических позиций: одни авторы пытаются рассматривать социально-личностно- деятельностный подход, другие - диалектические материализм, третьи - принципа и концепции общей или социальной психологии и т.п. Почти во всех работах не учитывается единство личности, целостность ее социальных, биологических и психологических проявлений в процессе обучения и в бою, роль соотношения и взаимопереходов сознательного и неосознанного в поведении и деятельности человека. В некоторых работах одновременно используются разные психологические концепции (бихевиоризма, фрейдизма, гуманистической психологии и др.). О стихийном развитии военной психологии свидетельствует тот факт, что до настоящего времени не существует четкого определения ее предмета и места среди наук. Упоминаемый выше Егоров Т.Г. писал, что «психология является наукой, которая изучает законы, лежащие в основе психической деятельности людей, понимаемой как отражение бытия в их мозгу». При этом не подчеркивается что это отражение является субъективным, что крайне важно для психологии. Луков Г.Д. считал, что «... предметом советской военной психологии является психика советского человека, занимающегося воинской деятельностью» и что она изучает закономерности формирования личности советского воина. Последующие определения предмета военной психологии давались в разные годы в учебных пособиях (1967,1978,1984). Трансформации этих определений убедительно показал Л.Н. Кузнецов. Если в дореволюционной русской военной психологии доминировало положение о том, что военная психология - основа тактики и военного искусства (частично это положение утверждалось и до 1930 г.), то после 1945 г. на кафедре военной педагогики и психологии и на кафедре социальной и военной психологии в особенности безраздельно доминирует направленное положение о том, что военная психология - отрасль психологической науки. Почему не считать военно-психологические знания и военными знаниями? Разве они не должны быть частью военного образования и служить предпосылкой составления уставов, решения военно-тактических и других задач военного строительства? Военная психология - это и отрасль военной науки. В большинстве случаев в военной психологии теоретические и прикладные работы были написаны одним языком. За редким исключением прикладные работы обсуждались в войсках, а теоретические работы - направлялись на внешние рецензирование крупным специалистом по соответствующим проблемам. Ослабляло развитие военной психологии и то обстоятельство, что на кафедре не обсуждался вопрос о специфики ее категориального аппарата. Наполняются ли новым содержанием и в какой степени понятия и категории общей, социальной, педагогической, инженерной и т.д. психологии при их использовании для характеристики и психических явлений в условиях воинской деятельности? Поставив и решив этот вопрос, военные психологи пришли бы к выводу о том, что простое перенесение на воинскую деятельность положений общей, социальной и других отраслей психологии не может способствовать научному развитию военной психологии, так как, в конечном счете, при таком подходе дело ограничивается иллюстрированием (пусть даже экспериментальным) уже известных знаний, в частности, понятий и принципов общей педагогической и социологической психологии, которые в настоящее время находятся в глубоком кризисе. Кафедра социальной и военной психологии необосновано отказалась от понятия

«психологический анализ». Это понятие было одобрено академиками Ананьевым Б.Г., Леонтьевым А.Н., Лурия А.Р. и др. Они приравнивали его с понятием «исследование». Кафедра упустила понятие «самосознание». А как важно было бы провести, к примеру, исследование по теме: «Психологический анализ профессионального самосознания офицера", или «Психологический анализ самосознания русского народа». Некоторые военные психологи при решении вопросов психологии боя исходили из крайне упрощенных даже для своего времени положений. Например:» поведение воина в любых условиях определяется закономерностями его познавательной деятельности» (книга М.П.Коробейникова «Современный бой и проблема психологии « М.: Воениздат, 1972. с.117)

Другие авторы, говоря о психологических последствиях воздействия боевой обстановки или вообще экстремальных воздействиях прямолинейно выделяют только отрицательные последствия. Эти последствия могут быть у многих воинов и положительными. Поэтому нет основания делать вывод о том, что все военнослужащие после экстремальных воздействий нуждаются в психологической реабилитации. Немало исследований проведено по военной деятельности в мирное время, хотя формировки их тем относились ко всей деятельности военнослужащих включая и боевую. В этих случаях нельзя было получить достаточно полное решение взятых проблем, а в военную психологию вводились понятия и категории отражающие только части изучаемых мнений. В этом плане были проведены исследования профессиональной направленности личности офицера, мотивационной готовности молодых офицеров к профессиональной деятельности, социально-психологической устойчивости воинских коллективов, подготовки офицеров к управленческой деятельности, социально-психологического тренинга и др. Авторы этих работ не учитывали, что профессия офицера охватывает его деятельность не только в мирное, но и в военное время. В ряде научных разработок слабо выделяется собственно психологический компонент изучаемой проблемы. Примером явилась характеристика политико-морального состояния, которая была в основном дана в идеологических и военно-политических терминах. Примером является также отожествление конфликтных ситуаций в воинских коллективах с неуставными взаимоотношениями. Если вместо слов» конфликтная ситуация» в текст соответствующей брошюры поставить

«нарушение дисциплины", «плохое настроение", «неуставные взаимоотношения", то почти весь текст остается без изменений то есть психологическая спицифика конфликтных ситуаций не была выяснена. В.М.Крук глубоко показал недостатки работ посвященных неуставным отношениям.

Характер и стиль многих из упомянутых и других исследований были в известной мере предопределены идеологическими догмами. Их авторы могли не демонстрировать избыточную социальную озабоченность в ущерб научной истине и не поддаваться авторитарному давлению. Но все же военно-психологические исследования проведенные по разным направлениям, были актуальными для своего времени, сыграли в целом положительную роль в работе военно-учебных заведений, в боевой и политической подготовки войск. Нельзя считать, что все сделанное военными психологами до настоящего времени нужно зачеркнуть и начать все сначала. Однако не обойтись без очень хорошего фильтра, чтобы оставить положительную, важную для будущего военно-психологическую информацию из всего того, чем располагала и располагает военная психология. Нужно построить новую военную психологию с критическим учетом опыта ее предшествующего развития.

Военная психология необходима на всех участках военного строительства, она может значительно повысить боевой потенциал ВС России. Для этого целесообразно усилит ее самостоятельность, близость к военной практике, считать военную психологию не только отраслью психологической науки, но и отраслью военной науки, преодолеть идеологизацию многих понятий и категорий, по-новому определить свои теоретико- методологические принципы. К этим принципам надо отнести: воинская деятельность подчинена специфическим психологическим закономерностям;прямолинейное применение положений общей, социальной, медицинской, инженерной и т.д. психологии к изучению психики военнослужащих не способствует развитию военной психологии и не укрепляет ее авторитет в ВС; принцип системного детерминанта, развития и другие. Таковы некоторые выводы, вытекающие из краткого рассмотрения основных направлений военно-психологических исследований приводимых в России после 1918 года. (1918-1994гг).
<< | >>
Источник: Корчемный П.А.. Военная психология: методология, теория, практика. 2010

Еще по теме Основные направления военно-психологических исследований в России после 1917г.:

  1. Состояние военно-психологических исследований в России после завершения Великой отечественной войны
  2. РАЗВИТИЕ ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В РОССИИ ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ И ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ
  3. Основные направления дифференциально-психологических исследований
  4. Основные методологические подходы, средства и результаты военно-психологических исследований
  5. Основные направления психологического исследования воинского коллектива
  6. Основные направления и задачи психологического исследования воинского коллектива
  7. Петрова М.Ю.. Социально-психологические особенности развития военно-профессиональной направленности курсантов, 2007
  8. Проблема предмета военно-психологического исследования
  9. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  10. Методология военно-психологического исследования
  11. Методология военно-психологического исследования
  12. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ