<<
>>

Психологические особенности участия женщин-военнослужащих в боевых действиях

Специалисты отмечают, что среди очевидных параметров, отличающих одного человека от другого, имеются два наиболее значимых, «которые белее всего важны для Я-концегщии и социальных взаимоотношений — это расовая принадлежность и, в особенности, пол» [126, с.
228]. Социальными психологами установлено, что имеются существенные различия в поведении мужчин и женщин. В ряде

исследований показано, что мужчины прежде всего ориентируются на решение задачи, женщины во главу угла ставят отношения между людьми; женщины в 2 раза чаще страдают от стресса, тревожности и депрессии, зато в 3 раза реже совершают самоубийства и в 5 раз реже становятся алкоголиками; женщины более эмпатичны; мужчины более агрессивны (в США они в 10 раз чаще женщин осуждаются за убийство и 5 раз — за угрозу или попытку насилия); у женщин лучше развито обоняние и др. [126, с. 28].

Ясно, что эти и другие различия не могут не сказаться на специфике восприятия боевой обстановки, мотивации участия в боевых действиях, ценностных ори-ентациях, социальных функциях на войне, реагировании на боевые события, переживании, функциональных состояниях и др.

Женщина на войне выполняет вполне конкретные социально-психологические функции, которые существенно отличаются от мужских функций. С помощью логического анализа, изучения литературы и опроса участников боевых действий мы выделили следующие функции:

• профессионально-психологические функции (преимущественно медицинское, банно-прачечное обслуживание, финансовое обеспечение, сферы питания и культуры, работа в штабах, на узлах связи);

• значительно реже — участие в боевых порядках воинских подразделений (артиллерия, пехота);

• оптимизации социально-психологического климата воинских подразделений и частей (в присутствии женщин отмечается меньше мата, хамства, деструктивных конфликтов и т. д.);

• мобилизации психологического ресурса' участников боевых действий (присутствие женщины мобилизует энергетические, эмоциональные возможности, находчивость, изобретательность, смекалку мужчин в боевой обстановке, заставляет преодолевать сложные препятствия);

• психологического вспомоществования участникам боевых действий, как мужчинам, так и женщинам (сопереживание, соболезнование, эмпатия, поддержка и т. д.);

• снятия сексуального напряжения (сексуальные контакты и сублимация в виде фантазий, несексуальных контактов, разговоров и шуток на сексуальную тему).

Непосредственное наблюдение и беседы с реальными и потенциальными участницами боевых действий позволяют в самом общем виде очертить основные мотивы такого участия. Это следующие мотивы:

• сострадания, альтруизма (стремления помочь тем, кому во время войны наиболее тяжело);

• следования за любимым мужчи'ной, мести за погибшего мужа, любимого;

• поиска любви, надежды на создание семьи;

• улучшения материального положения;

• патриотизма;

• бегства от семейных неурядиц;

• сексуальной неудовлетворенности;

• маскулинности (врожденная агрессивность; стремление испытать себя «в крутом» деле»);

• искупления грехов (за совершенные ранее преступления и порицаемые поступки) и др.

Особенности нервно-психической организации и мотивации участниц боевых действий обусловливают специфику их боевых качеств.

Изучение показывает, что мужчины на войне способны переходить грань относительной утраты личностной идентичности, деперсонифицироваться, превращаться в своеобразное «орудие войны», в «зверя», обуреваемого инстинктом агрессивности.

Образно показал эти трансформации Э.
М. Ремарк:

«Наши лица не стали бледнее или краснее обычного; нет в них и особенного напряжения или безразличия, но все же они сейчас не такие, как всегда. Мы чувствуем, что у нас в крови включен какой-то контакт. Это не пустые слова; это действительно так. Фронт, сознание, что ты на фронте, — вот что заставляет срабатывать этот контакт. В то мгновение, когда раздается свист первых снарядов, когда выстрелы начинают рвать воздух, в наших жилах, в наших руках, в наших глазах вдруг появляется ощущение сосредоточенного ожидания, настороженности, обостренной чуткости, удивительной восприимчивости всех органов чувств. Все тело разом приходит в состояние полной готовности.

... Мы превратились в опасных зверей. Мы не сражаемся, мы спасаем себя от уничтожения. Мы швыряем наши гранаты не в людей — какое нам сейчас дело до того, люди или не люди эти существа с человеческими руками и в касках? В их облике за нами гонится сама смерть, впервые за три дня мы можем взглянуть ей в лицо, впервые за три дня мы можем от нее защищаться, нами владеет бешеная ярость, мы уже не бессильные жертвы, ожидающие своей судьбы, лежа на эшафоте; теперь мы можем разрушать и убивать, чтобы спастись самим, чтобы спастись и отомстить за себя.

Мы укрываемся за каждым выступом, за каждым столбом проволочного заграждения, швыряем под ноги наступающим снопы осколков и снова молниеносно делаем перебежку. Грохот рвущихся гранат с силой отдается в наших руках, в наших ногах. Сжавшись в комочек, как кошки, мы бежим, подхваченные этой неудержимо увлекающей нас волной, которая делает нас жестокими, превращает нас в бандитов, убийц, я сказал бы — в дьяволов, и, вселяя в нас страх, ярость и жажду жизни, удесятеряет наши силы, — волной, которая помогает нам отыскать путь к спасению и победить смерть. Если бы среди атакующих был твой отец, ты не колеблясь метнул бы гранату и в него!» [140, с. 184].

С. Л. Рыков отмечает, что женщина же на войне не перестает быть женщиной. «Это генетически заложено в жизненную стратегию ее самореализации. В Чечне наши офицеры наблюдали интересные факты. У женщин-снайперов, которые в горах воевали на стороне боевиков, находили в косметичках дорогую французскую косметику. Их макияж был ярок и насыщен оттенками агрессивности (в бытовом лексиконе — «боевой раскрас»). И это при том, что этих женщин в течение нескольких дней никто из мужчин не видел. Психологи, изучающие

факторы самореализации личности в экстремальных условиях деятельности, объясняют этот феномен тем, что когда женщина накладывает привлекательный макияж, она становится более уверенной в себе, а это, в свою очередь, влияет на точность снайперской стрельбы» [150, с. 98].

Мужчина в боевой обстановке стремится или мечтает проявить и продемонстрировать решительность, волю, дерзость, физическую силу, лихость. Для него не чужда мотивация самоотверженных действий по типу: «А, гори оно все синим пламенем!», «На миру и смерть красна», «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», «Авось пронесет» и т. п. Он способен переносить в короткие временные интервалы гипернагрузки, эффективно функционировать в «рваном режим» деятельности (без четкого деления на день и ночь, время работы и отдыха и т. д.). Однако его психическая организация — не благодатная почва терпеливости, терпимости, кропотливой, монотонной деятельности и т. п.

Женщина же более внимательна, терпелива и вынослива.

«Как показали специально проведенные исследования, потерю крови на клеточном уровне и болезни женщина переносит лучше, чем мужчина. Выстрел из снайперской винтовки производится между ударами сердца, а у женщин, по данным медиков, сердечный ритм реже. Поэтому им легче надежнее прицелиться и произвести выстрел. Не случайно до 20-22% чеченских снайперов составляли именно женщины. Причем анализ боевых потерь российских войск в Чечне показал, что до 73% убитых офицеров — жертвы именно снайперов (пулевые ранения в голову и область сердца). Нетрудно подсчитать, что каждый третий российский офицер, погибший в Чечне, был убит женщинами-снайперами» [150, с. 99].

Женщина легче переносит боль, монотонию, зато более эмоциональна.

Специфика выполняемых социальных функций, мотивации, способов деятельности обусловливает особенности восприятия женщин на войне со стороны мужчин. Е. С. Сенявская дает анализ отношений различных категорий военнослужащих в разные исторические эпохи к женщинам, находившимся рядом с ними в боевом строю [153, с. 163].

Они занимают широкий континуум от любви до негативизма. Среди этих отношений доминирующими являются:

• страх за «свою» женщину и усиление страха за свою жизнь, так как «при ней и ценность жизни стала дороже»;

• желание подтянуться, проявить себя с лучшей стороны, оказавшись в обществе «дам»;

• снисходительная опека, покровительство «слабому полу»;

• недоверие, скептицизм, настороженность;

• зависть, ревность;

• нетерпимое отношение к женщинам и женам на войне.

Итак, с психологической точки зрения, женщина на войне отличается от мужчин мотивацией боевой деятельности, выполняемыми социально-психологическими функциями, доминирующими боевыми качествами, имиджем. Эти особенности предопределяют специфические модели отношения к ним со стороны военнослужащих-мужчин. Оптимизация этого отношения требует специально целенаправленной работы командиров, органов воспитательной работы, военных психологов.
<< | >>
Источник: А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. Прикладная военная психология. 2006 {original}

Еще по теме Психологические особенности участия женщин-военнослужащих в боевых действиях:

  1. Психологические особенности боевых действий военнослужащих в различных видах боя и в условиях применения ОМП
  2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ УЧАСТИЯ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ
  3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ И НА РАЗЛИЧНЫХ ЭТАПАХ БОЯ
  4. Психологическая подготовка военнослужащих к ведению активных боевых действий
  5. Диагностика последствий участия в боевых действиях
  6. Психологические особенности оборонительных боевых действий
  7. Психологические особенности ведения боевых действий ночью
  8. Особенности морально-психологического обеспечения в различных видах боевых действий
  9. Индивидуально-психологические особенности военнослужащей женщины
  10. Психологические особенности боевых действий личного состава частей сухопутных войск в локальных военных конфликтах
  11. Курсовая работа. Психологические особенности личности военнослужащих женщин, 2010
  12. КОМАНДИР В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ. УЧЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРОТИВНИКА ПРИ ВЕДЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ
  13. УЧЕТ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОЛО-РОЛЕВОЙ, ВОЕННО-ВИДОВОЙ И ВОЕННО-РОДОВОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК
  14. Эмпирическое исследование психологических особенностей личности женщин военнослужащих
  15. Психологическое сопровождение боевых действий войск. Психологическая помощь в боевой обстановке
  16. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕАДАПТАЦИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, УЧАСТВОВАВШИХ В ЛОКАЛЬНЫХ БОЕВЫХ
  17. Психологическая характеристика наступательных боевых действий
  18. УЧЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ВОЕННОЙ ХИТРОСТИ, МАСКИРОВКИ И ВНЕЗАПНОСТИ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ
  19. Социально-психологическая реадаптация военнослужащих, принимавших участие в контртеррористических операциях
  20. Психологический анализ периода боевых действий