<<
>>

Создание условий для личностного роста в консультировании военнослужащих «группы риска» по ПТСР и членов их семей

Индивидуальное консультирование в условиях Вооруженных сил начинается с процесса выявления лиц, нуждающихся в индивидуальной консультации. Для этого используются, прежде всего, диагностические батареи и программы.


«Программа комплексного психодиагностического обследования и проведения коррекционных мероприятий с военнослужащими, выводимыми из мест боевых действий» , разработанная 625 Центром психологической помощи и реабилитации СКВО (Приложение 3 «Программа комплексного обследования и проведения психокоррекционных мероприятий с военнослужащими, выводимыми из мест боевых действий»), на первом этапе предполагает массовое обследование военнослужащих, вернувшихся из «горячих точек» с целью выделения «группы риска» и подбора индивидуальных или групповых методов работы с ними. Эта программа, используемая психологами Северо-Кавказского военного округа, позволяет направить военнослужащих на консультацию в нескольких случаях:

- если у военнослужащего обнаружены личностные расстройства;

- невротические симптомы;

- глубокая дезадаптация;

- суицидальные тенденции.

Кроме того, члены семей военнослужащих (живых и погибших) также могут обратиться к психологу войсковому психологу. Проблемы, с которыми чаще всего обращаются жены и матери военнослужащих, вернувшихся из района военных действий – это глубокие негативные переживания из-за повышенной агрессивности мужа или сына, трудностей его адаптации в мирной жизни, разрушения им контактов семьи, алкоголизма, депрессии, а также из-за негативного влияния на детей в семье. Особый подход применяется к военнослужащим, супругам и родственникам военнослужащих, погибших в районе боевых действий.

Надо отметить, что военнослужащие с ПТСР не считают себя нуждающимися в специальной психологической помощи (реакции по типу «Само пройдет», «у всех так», «не нужно на этом зацикливаться», «выпьешь - и все встанет на место»), и поэтому редко обращаются к психологу самостоятельно. Через родственников военнослужащего его можно привлечь к консультированию.

В изученной нами психологической литературе, мы встретили только один источник , в котором личностный рост военнослужащего рассматривался как основа успешной реабилитации. В основном, реабилитационное консультирование рассматривается как возможность повысить адаптивность, избежать асоциального поведения, снять невротические симптомы. По нашему мнению консультирование в системе реадаптации и реабилитации должно быть направлено на интеграцию опыта военнослужащего, самопринятие, развитие самосознания, формирование новых мотивов самоактуализации и творчества, поиск «самого себя». Мы пришли к такому пониманию проблемы через обобщение опыта консультирования военнослужащих. Для успешного консультирования военнослужащих с ПТСР необходимо обеспечить атмосферу открытости, свободы высказываний и переживаний, сочувствие, отсутствие оценки. В данном случае военнослужащий неизбежно сталкивается с собственным «Я», с тем человеком, которым он является и тем, которым он может стать. Обратимся к великому психотерапевту К.Роджерсу: «Стать собой – значит скорее раскрыть единство и гармонию, которая существует в собственных чувствах и реакциях, чем стараться использовать маску для сокрытия опыта или стараться придать ему такую структуру, которой он не обладает.
Это значит, что реальное «Я» – это что-то, что может быть спокойно открыто в собственном опыте, а не что-то, что ему навязывается» .

Военнослужащий О. Обратился за консультацией «как бы между делом», словно не решаясь серьезно рассказывать о своих проблемах. В процессе консультирования выяснилось, что он страдает кратковременными запоями, во время которых чувствует себя человеком сильным, которому все по плечу. В периоды трезвости бывает в подавленном, депрессивном состоянии. Его ничто не радует. Испытывает ноющую душевную, вроде бы ни с чем не связанную боль. Вернувшись из района боевых действий, он постарался забыть и никого не беспокоить рассказами о том, что он там пережил. Если «сдержать язык» не удается, испытывает сильное чувство вины за то, что «расклеился», «ослабел». Психологу удалось побудить О. Рассказывать о самых ярких его переживаниях военных действий, одновременно разрешая ему рассказывать, побуждая его принимать свои чувства и свой жизненный опыт такими, какие они есть. Постепенно, через 4 консультации О. Обнаружил, что «носит маску сильного героя». И, что носить ее нелегко и, в общем, бессмысленно. Одновременно у него несколько повысилось обычное настроение, появилась надежда и его «повлек путь» тайны собственной личности, он стал сам себе интересен.

В качестве важнейшего показателя успешности личностного роста К. Роджерс называет «открытость опыту». Под этим он понимает противоположность психологическим защитам, расширение способности взаимодействия и обмена информацией с миром. Открытость опыту неизбежно приводит к появлению новых возможностей в жизни военнослужащего, затуханию старых переживаний, более быстрой коррекции представлений о себе и самоотношения в соответствии с изменяющейся реальностью. Учитывая, что военнослужащие с ПТСР имеют склонность «застревать» в прошлом, боятся планировать, имеют укороченную жизненную перспективу, психологическая работа, направленная на повышение открытости с неизбежностью приводит к личностному росту.

Военнослужащего П. на консультацию привела жена, которая стала замечать за ним неадекватные реакции. Если его что-то не устраивало, то события развивались примерно по одному сценарию: он «раскалялся», затем начинал сильно кричать на тему «да мы в Чечне таких как вы...», затем испытывал приступ бессилия, все бросал и уходил. Построение взаимоотношений, особенно деловых, стало почти невозможным, и, как следствие стало происходить снижение социального статуса. В результате совместного с психологом анализа, было выявлено, что в ситуациях социального напряжения включался механизм психологической защиты. Психика, «не перестроившаяся на мирные рельсы», воспринимала ситуацию как угрожающую жизни и здоровью, не позволяя новому опыту «просочиться» и интегрироваться. Были выработаны несколько возможных стратегий поведения в подобных ситуациях, военнослужащего обучили некоторым приемам саморегуляции, снимающими стрессовую реакцию. Через полгода ему удалось снизить эмоциональный накал своих реакций, появилась любознательность к трудным социальным ситуациям, проявилось природное чувство юмора.

Еще одним показателем несомненного личностного роста является. По мнению К. Роджерса «вера в свой организм» . Человек, открытый опыту все больше доверяет своему организму, своим эмоциям, своим предчувствиям. Еще один немаловажный момент: по мнению В.Франкла «...люди строят свою жизнь путем выборов, которые они делают. Даже в самых плохих ситуациях, например, во время пребывания в нацистских концлагерях, существовала возможность принимать важные решения, касающиеся жизни и смерти, такие как решение, бороться за выживание». Человек волен выбирать свои собственные ценности, а не реализовывать чужие.

Вдова военнослужащего С., погибшего в районе боевых действий, в течение последних пяти лет сохраняла память о муже, мифологизируя его образ. В ее памяти он был самым лучшим мужчиной, не имевшим недостатков. Единственное, что угнетало ее – это постоянная непроходящая печаль утраты. Это чувство является одним из обычно переживаемых при утрате . Но в норме, со временем она должно ослабнуть, затем исчезнуть вовсе. Человек должен быть способен построить новые отношения. Для этого ему необходимо их пожелать. В данном случае, новых отношений вдова не построила, а продолжала жить прошлым, общаясь с образом погибшего. Самое интересное, что ее ближайшее окружение одобряло ее поведение. Анализ сложившегося у нее стиля жизни показал, что она не совершила работу горя, не приняла смерть мужа чувствами. И, как следствие не смогла выбрать и развить новую идентичность. В процессе консультирования вместе с психологом она возвращалась к своей утрате, к переживанию горя и связанных с ним негативных чувств. В итоге ей захотелось выбрать не прошлое, а настоящее. В настоящий момент она построила новую благополучную семью.

Гуманное отношение к человеку предполагает, что в его власти выбрать жить или умереть. И никто, кроме него не будет нести за это ответственность. Одним из тягчайших проявлений ПТСР являются суицидальные устремления и намерения.

Военнослужащий К. обратился к психологу в связи с постоянно возникающими мыслями о нежелании жить. Ему казалось, что все вокруг не такое, как там... И с людьми не сходится, и чувство опасности постоянное, и никаких достижений в жизни. Все лучшее уже было. В мирной жизни все не так: люди не друзья, а конкуренты друг другу. Могут друг друга обмануть ради личной выгоды, везде нужно хитрить и ловчить. Зачем жить в таком мире? Страданиям не будет конца, поэтому их можно прекратить, не дожидаясь естественной смерти. В данном случае, нам не оставалось ничего, как честно выразить свое отношение к намерениям клиента и обсудить с ним, по предложению В.Франкла «не столько причины нежелания жить, сколько смысл жизни для него». Так началась долгая и трудная дорога нашего клиента к самому себе, которая продолжается до сих пор.

Наиболее успешным является консультирование в том случае, когда психолог-консультант в ПТСР видит не корень беды военнослужащего, а заложенные в нем возможности изменения личности.
<< | >>
Источник: Дипломная работа. Реадаптация и реабилитация военнослужащих после военно-травматического стресса. 2008

Еще по теме Создание условий для личностного роста в консультировании военнослужащих «группы риска» по ПТСР и членов их семей:

  1. Принципы обучения пациентов и членов их семей
  2. Типы военнослужащих группы суицидального риска и их психолого-педагогическая характеристика
  3. Анализ информации о качестве оказания медицинской помощи, полученной с помощью опросов пациентов и членов их семей
  4. Групповая работа с лицами с ПТСР: методы, способствующие личностному росту
  5. ПРИЛОЖЕНИЕ № 2 Задачи на определение группы риска и группы здоровья новорожденного
  6. Дезадаптивные проявления у военнослужащих с ПТСР как социально-психологическая проблема
  7. Специфика воспитательной работы с гражданским персоналом части и членами семей военнослужащих
  8. Группы риска
  9. Группы риска заболевания туберкулезом
  10. СМЫСЛ ЖИЗНИ И ценности детей группы риска
  11. Часть 1. Обучение детей и семей для достижения парт­нерских отношений в преодолении болезни
  12. ПСИХОЛОГИЯ РИСКА В ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ
  13. Создание средства представления, построение образа того, что непонятно, — обязательное условие всякого творчества
  14. Возможность для роста и развития
  15. Породы собак, относящиеся к группам риска возникновения дисплазии локтевых суставов
  16. Кислицына А. С.. Особенности личностного адаптационного потенциала Военнослужащих по призыву, 2010
  17. Профилактика психического здоровья военнослужащих в условиях воинской части