<<
>>

Значение военно-педагогического наследия русских полководцев для деятельности офицерских кадров в современных условиях

Важное значение для приобретения профессиональных знаний имеют военно-исторические труды ученых, полководцев, военачальников, публицистические материалы. В офицерской среде с интересом воспринимались труды К.Д.
Ушинского, который в работе «Человек как предмет воспитания» советовал руководителям изучать «законы тех психических явлений, которыми вы хотите управлять», и поступать, «сообразуясь с этими законами и обстоятельствами».

Много полезного в области военной психологии содержится в работах генералов А.К. Байова «Национальные черты русского военного искусства в Романовский период нашей истории», К.И. Дружинина «Воинский дух», полковников А.В. Зыкова «Как и чем управляются люди», П.И. Изместьева «Из области военной психологии», профессора А.С. Резанова «Армия и толпа», доктора медицины Г.Е. Шумкова «Что делать с порочным элементом в армии» и др. В последний период советской истории вышли труды военных психологов и педагогов.

Офицерам полезна также книга английского военного психолога Нормана Коупленда, в которой автор популярно, в форме советов офицеру, рассматривает вопросы использования законов психологии в процессе обучения и воинского воспитания солдат, знакомит с приемами и методами идеологического воспитания солдат западных армий. Большими тиражами сейчас выходят книги популярного Д. Карнеги.

Значение авторитета командира подтверждает эпизод из Отечественной войны 1812 г. В начале войны 1-й и 2-й армиями командовали достойные, но совершенно разные по стилю руководства войсками военачальники – холодный и неприветливый Барклай де Толли и пылкий, обожаемый войсками П.И. Багратион. Армии, выдержавшие одинаково тяжелые испытания и соединившиеся у Смоленска, выглядели совершенно по-разному. Первая армия, утомленная отступлением, роптала, в ней появились негативные явления, свидетельствующие об упадке дисциплины. Офицеры и генералы охладели к командующему, а нижние чины «колебались в доверенности к нему».

Совершенно другой была атмосфера в армии Багратиона. Неумолкающие звуки музыки и песен поддерживали бодрость воинов и восстанавливали их силы после перенесенных боев и отступления от Немана до Днепра. Руководимая горячо любимым начальником армия рвалась в бой. Начальник штаба 1-й армии А.П Ермолов считал, что главный фактор высокого морально-боевого состояния 2-й армии – ее командующий, один из любимых учеников А.В. Суворова. Первая армия, по мнению Ермолова, не развалилась от продолжительного отступления только благодаря авторитету офицеров суворовской школы.

В этой связи уместно напомнить о проводившейся в 1944 г. на территории Белоруссии операции, получившей название «Багратион» в честь известного русского полководца 1812 года. Историки говорят, что такое имя ей дано и потому, что Сталин называл К.К. Рокоссовского «мой Багратион». За проведение Белорусской операции Рокоссовскому было присвоено звание Маршала Советского Союза.

Оценивая деятельность Маршала Рокоссовского, близко знавший его командующий авиацией дальнего действия А.Е. Голованов, отмечает не только его высокий профессионализм, но и огромную личную культуру полководца, умение общаться с подчиненными, к которым всегда относился с уважением, никогда не подчеркивая своего служебного положения.
Обаянием своей личности, высокими волевыми качествами и выдающимися организаторскими способностями он снискал себе непререкаемый авторитет, уважение и любовь всех, с кем общался. Бывший начальник тыла фронта генерал-лейтенант Н.А. Антипенко также пишет, что уважение к Рокоссовскому и его личным качествам «было всеобщим и искренним».

Успешное обучение и воспитание воинов во многом определяются и такими качествами, как выдержка и самообладание, которые являются результатом его воспитания и самовоспитания. О значении выдержки для офицера образно говорил А.В. Суворов: «Быть сильным хорошо, спокойным – вдвое лучше». А.С. Макаренко советовал «тормозить себя» на каждом шагу, а человека без тормозов называл «испорченной машиной».

Умение офицера удерживать себя от непродуманных, импульсивных действий является важным условием недопущения педагогических ошибок, преждевременных решений и действий. Даже в экстремальной ситуации нельзя забывать о контроле над собой, своими эмоциями, необходимости проявлять выдержку и самообладание.

Достойным примером выдержки и самообладания может служить генерал А.П. Ермолов. О его неукротимом и горячем характере в войсках ходили легенды. Но никто и ни при каких обстоятельствах не слышал от него грубости и оскорблений. Дежурный генерал 2-й армии Марин вспоминал: «Я любил видеть сего Ахилла в гневе, из уст которого никогда не вырывается ничего оскорбительного для провинившегося подчиненного».

Человеком исключительной выдержки, воли являлся герой русско-японской войны генерал-лейтенант Р.И. Кондратенко. Военачальник, возглавлявший оборону Порт-Артура, по мнению его боевых товарищей, завоевал абсолютный авторитет не только у своих подчиненных, но и у людей, только слышавших о нем. Примечательно, что достиг он этого, «не сказав никогда ни единого резкого слова, не сделав ни одного резкого замечания, не бросив ни одного сурового взгляда». Это действительно был «выдающийся воин и человек».

Таких генералов и офицеров мы встречаем и в советский период истории. Предельно выдержанным и спокойным считали сослуживцы и подчиненные Маршала А.М. Василевского. Сам же Александр Михайлович говорил, что «не всегда легко было оставаться спокойным. Но… сожмешь, бывало, до боли кулаки и смолчишь, удержишься от ругани и окрика. Умение вести себя в отношении подчиненных с достоинством – непременное качество... военачальника», – делал вывод полководец.

Таким образом, вряд ли кто станет оспаривать, что научить воинскому мастерству своих подчиненных очень непросто, но во много раз сложнее их воспитать соответствующим образом. Выполнение этой задачи во многом зависит от наличия у офицера знаний, навыков и умений обучения и воспитания подчиненных, повседневной и настойчивой работы с ними, от его педагогического и методического мастерства. Поэтому сегодня актуальны многие требования к качествам офицера, выработанные за долгие годы российской школой воинского воспитания.

Один из наиболее ярких ее представителей генерал от инфантерии М.И. Драгомиров так писал по этому поводу в своих «Армейских заметках»: «...если офицер не сделает, то и никто не сделает... офицер – не воинский чин только, но и общественный деятель; армия – не вооруженная сила только, но и школа воспитания народа, приготовления его к жизни общественной... Обрядовая сторона внутренней службы заключается в соблюдении воинской вежливости и приличного вида, а гарнизонной службы, сверх того, – в точном исполнении установленных приемов смены, отдания чести и т.п. Все это легко усваивается и точно исполняется именно таким солдатом, который имеет верное понятие о существенной стороне своего назначения... Сверх того, мы придаем большое значение тому, чтобы офицер ни одного случая не пропускал поговорить с солдатом, задать ему один, другой вопрос; для сообщения солдату навыка отвечать быстро, толково и с соблюдением воинских приличий – это единственное средство... отдать приказание коротко и ясно, подбодрить словом, взглядом – великое и трудное искусство, которое большинству дается только практикой... Офицер должен постоянно помнить ту могущественную зависимость исполнения от тона команды, которая открывается самому поверхностному наблюдению. Изъявление воли в строю предполагает быстрое и энергичное ее исполнение, об этом можно дать знать только тоном, а не словами, последние определяют только, что следует исполнить, но в них и намека нет на то, как исполнить». Слово обращается только к сознанию, тон только к воле солдата; нужно, следовательно, чтобы и первое, и последний были налицо, потому что с пониманием без воли точно так же мало сделаешь, как и с волей без понимания... Войско должно быть органически срастающейся, а не механически сплачиваемою массой... а чувство товарищества не может не дать всех своих плодов».

Опыт выдающихся российских военачальников прошлого не утратил своего значения и в наши дни.
<< | >>
Источник: И. Ю. Лепешинский, В. В. Глебов, В. Б. Листков, В. Ф. Терехов. Основы военной педагогики и психологии. 2011 {original}

Еще по теме Значение военно-педагогического наследия русских полководцев для деятельности офицерских кадров в современных условиях:

  1. Военно-педагогическое наследие русских полководцев и его значение для деятельности офицера в современных условиях
  2. Система подготовки педагогических кадров для военных учебных заведений в XX веке
  3. Развитие профессионализма личности управленческих кадров, осуществляющих деятельность в особых условиях
  4. Манипулирование в условиях профессионально - педагогической деятельности
  5. Проблемы формирования военно-профессиональной направленности военнослужащих в современных условиях
  6. Условия оптимизации педагогической деятельности преподавателя физической культуры
  7. Отечественное военное психолого-педагогическое наследие
  8. Современное состояние проблемы профессиональной адаптации к педагогической деятельности в высшей школе
  9. Содержание учебно-воспитательной работы, обеспечивающей психолого-педагогические условия для эффективного формирования у юношей допризывного возраста готовности к службе в Вооруженных силах
  10. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ПРОЦЕССА ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ КУРСАНТОВ В ВОЕННОМ ВУЗЕ
  11. Гигиенические требования к выбору территории для размещения населенных мест. Значение природно-климатических условий и состояния окружающей среды
  12. Военно-педагогическая этика заместителя командира части по воспитательной работе
  13. Военно-педагогические взгляды М.И. Драгомирова
  14. ГендернЫе оТношениЯ и руССКаЯ ПраВоСлаВнаЯ церКоВь В СоВременной роССии: «домоСтрой», благочеСтивый гламур и биоэтика
  15. Педагогические основы военно-профессионального воспитания военнослужащих