Задать вопрос врачу онлайн
Запись на прием к врачу

Иммунологические барьеры живого организма

Об иммунной защите живых организмов написаны десятки тысяч книг, ее исследованием заняты тысячи институтов и лабораторий, выявлено множество фак­тов, касающихся отдельных аспектов такой защиты, однако цельной картины мы все еще не имеем.

И дело здесь не в недостаточной настойчивости ученых, а в сложности самой проблемы. Только в последнее время получены некоторые данные, дающие надежду, что наши представления об иммунитете обретут доста­точно четкие очертания.

Но прежде чем продолжить разговор на эту тему, приведу один пример из моей лечебной практики.

Однажды сослуживец мужа привел ко мне своего друга, страдавшего сердечной недостаточностью. Слу­чай был настолько тяжелый, что болезнь вынудила его выйти в отставку. Хирург военного госпиталя, где больной проходил обследование, настаивая на немедленной операции.

Операция на сердце — мера крайняя, порожденная безысходностью, осознанием врачом своей неспособ­ности помочь больному. Осматривая пациента, я при­шла к заключению, что ему можно помочь и без опера­ции. Прошло совсем немного времени, и я убедилась, что была права. Однако положение усугублялось дру­гим заболеванием — кожным.

Лицо больного представляло собой изъязвленную гнойниками поверхность. Этот вид кожного заболевания вызывается крохотным клещом, которого можно обнаружить в каждой наполненной гноем пустуле толь­ко под микроскопом. Мой пациент в течение 15 лет состоял на учете у дерматолога, перепробовал все существующие методы лечения, но безуспешно. Я, естественно, сосредоточила свои усилия на основном заболевании, которое могло привести человека к трагическому исходу. Положительный результат лечения, который проявился достаточно быстро, с самого начала не вызывал у меня сомнений. Но что поразило и озада­чило меня, так это исчезновение малейших признаков тяжелого кожного заболевания. Совершенно неожиданно мне нанесла визит врач-дерматолог, лечившая моего больного, и попросила открыть рецепт мази, давшей столь чудодейственный результат. Рецепта, конечно, я дать не смогла, поскольку и самой мази, и ее рецепта в природе не существовало, но, думаю, посетительница в глубине души затаила обиду, посчитав, что я обманула ее.

В последующие годы я не раз возвращалась памя­тью к приведенному случаю, но долго не могла понять, что же стало причиной исцеления кожной болезни. То есть принципиальный, не затрагивающий деталей ответ мне был ясен и подтверждал высокую эффектив­ность системы естественного оздоровления, позволяю­щей восстановить природную саморегуляцию организма. Однако без понимания механизма исцеления моя система теряла в своей научной обоснованности и мо­гла превратиться в объект слепой веры, чего я всегда опасалась и чему всячески противодействовала, обос­новывая свои выводы твердо установленными фак­тами.

Значительно позже я натолкнулась на сообщение о работах ведущих сотрудников Всесоюзного научно-исследовательского института защиты растений (ВИЗР) И. Д. Шапиро и Н. А. Вилковой, посвященные про­блеме самозащиты растений от вредителей. И хотя речь в нем шла о вещах, казалось бы, бесконечно дале­ких от заболеваний человеческого организма, именно открытые ими факты не только подтвердили мои выво­ды о преимуществах целебного (видового) питания, но и позволили расширить представления о сущности им­мунитета, его регулирующей роли во взаимоотноше­ниях нашего организма с живой природой, укрепили меня в убеждении об ущербном, искусственном харак­тере современной цивилизации.

Благодаря усилиям селекционеров человеку удалось вывести такие сорта культурных растений, в которых содержится большое количество питательных веществ, к тому же в легко усвояемой форме. Одновременно в них снижено содержание веществ, затрудняющих их выращивание. Однако, как оказалось, именно они, эти «вредные» вещества, в избытке содержащиеся в диких сородичах культурных растений, обеспечивают им надежную защиту от вредителей. Из этого факта следует два принципиальной важности вывода, дающих возможность наметить пути выхода современной цивилиза­ции из тупика.

Вывод первый. Человек, получив «высокопродук­тивные» сорта культурных растений, физиологически лишив их активных веществ — природного оружия для борьбы с вредителями, в целом не выиграл, а проиграл. Ему пришлось самому принять на себя заботу об их за­щите, используя сильнодействующие химические сред­ства — синтетические инсектициды, уничтожающие и вредителей, и полезные организмы. Эти вещества за­грязняют окружающую среду, накапливаются в орга­низме человека и отравляют его.

Более того, существуют достаточно четкие указания на то, что растения обладают способностью воздействовать на человеческий организм и происходящие в нем процессы с помощью информации, передаваемой нашим регулирующим системам посредством одних и тех же кодовых структур, одинаково понятных растительным и животным организмам.

Именно поэтому я всегда выступала против механи­стических теорий, рассматривающих пищевые продукты как простые наборы белков, жиров в углеводов и оценивающих их полезность с точен зрения энергоем­кости, теплотворной способности. В живой природе идет постоянный диалог, обмен информацией, и ваша задача — научиться понимать язык природа, а не рас­сматривать ее как бессловесный объект эксплуатации.

Вывод второй. Создавая свой искусственный мир, населяя его искусственными же культурными растения­ми и не менее искусственными домашними животны­ми, человек все больше отделяется от природы, вступает в противоречие с ее законами. Результатом этого становится, в числе прочих бед, ослабление его иммун­ной защиты, способности сдерживать наступление бо­лезнетворных микробов и открывающих им дорогу в человеческий организм насекомых, нарушающих це­лостность нашей естественной «брони» — кожного по­крова. Система естественного оздоровления возвра­щает людей природе, восстанавливает и стабилизирует чистоту внутренней среды их физического тела.

Учитывая склонность живой природы к использова­нию однотипных функциональных блоков, процессов и механизмов, мы вправе предположить, что с переходом на естественный образ жизни человеческий орга­низм вновь обретает способность выделять физиологически активные вещества, входящие в арсенал защиты живого организма от проникновения врага.

Этим, в частности, я объясняю приведенный выше случай из­лечения тяжелого кожного заболевания.

И. Д. Шапиро и И. А. Вилковой удалось открыть и еще одну закономерность, которая рельефнее высве­чивает важность видового питания в живой природе. Изучая особенности расщепления белков различных сортов пшеницы насекомыми-вредителями, они выявили существенные различия в скоростях переваривания, обусловленные соответствием или несоответствием ферментов насекомого-вредителя молекулярным структурам пищи. Оказалось, что во втором случае коэффициент полезного действия пищи может снижа­ться до такой степени, что расход энергии на перевари­вание не компенсируется энергией продуктов питания. Если спроецировать эту закономерность на питание че­ловека, то нетрудно прийти к выводу, что его фермен­ты «настроены» на растительную, а не на животную пи­щу, так как белки мяса перевариваются вдвое дольше, чем растительные (8 и 4 ч соответственно). Как подчеркивают ученые, «этот класс явлений имеет общее значение в иммунологии, поскольку отражает общебиологическую закономерность, вытекающую из положения об обязательном, эволюционно закрепленном стереохимическом соответствии ферментных систем того или иного организма химическим структурам питательных веществ». Иначе говоря, выясняется, что любым жи­вым организмом, в том числе и человеческим, лучше всего переваривается та пища, химическому составу ко­торой соответствуют вырабатываемые им ферменты. Здесь, думается, вполне уместной будет аналогия с зам­ком зажигания автомобиля. Достаточно вставить в не­го ключ и повернуть, чтобы двигатель завелся. Но это произойдет, лишь в том случае, если ключ подходит к замку. Иначе вам придется немала повозиться, чтобы подогнать их друг к другу. То же самое и в нашем орга­низме. При переваривании растительных продуктов питания, предписанных ему природой, ферменты, вы­рабатываемые в его пищеварительном тракте, без тру­да «входят» в химические структуры пищи и включают ее механизм «самопереваривания». Если, конечно, он не разрушен до этого варварской процедурой фабрич­ной или общепринятой ныне кулинарной обработки.

Должна извиниться перед читателем за откло­нение от первоначальной темы разговора, начатого в этой главе, о взаимоотношениях человека с миром микроскопических существ, без которых наша с вами жизнь была бы просто-напросто невозможной. Заканчивая разговор о роли иммунного механизма в ре­гулировании микрофлоры, населяющей наш организм, я бы хотела еще раз напомнить о том, что, бесцеремонно вмешиваясь в этот чрезвычайно деликатный процесс с помощью антисептиков, антибиотиков, вакцинации, мы тем самым раскачиваем лодку, в которой и без того едва держимся на плаву. Моя врачебная практика дает тому немало примеров. Приведу лишь два из них.

В первом случае моим пациентом оказался молодой врач-диетолог, которого я часто видела на моих лек­циях по проблемам естественного лечения. После од­ной из них он подошел ко мне и стал умолять помочь ему. Оказалось, что молодой человек буквально погибал от кровавого поноса. Частый (до 20—25 раз в сутки) стул изнурял его, доводил до изнеможения. Предыдущие три года лечения антибиотиками не только не дали никакого эффекта, но еще больше обострили течение болезни. Однако стоило мне отменить все антибио­тики и восстановить естественную микрофлору его ки­шечника с помощью очистительных процедур и специальной целительной диеты, как дело сразу же пошло на лад. Уже на первой неделе у него прекратились поносы, через две-три недели он твердо встал на ноги. После­дующее лечение, заключавшееся в выполнении физиче­ских и дыхательных упражнений, в закаливании, беге и т.п., завершило процесс выздоровления. Через два месяца это был сильный, стройный, подвижный чело­век. Прошла и мучившая его экзема.

Во втором случае я лечила мальчика 12 лет. В пер­вые же месяцы после рождения мать, обеспокоенная слишком частым, по ее мнению, стулом ребенка, обра­тилась к врачам. Тем показалось, что у младенца дис­пепсия, и они назначили ему антибиотики. В результа­те малыш действительно заболел, но не диспепсией, а дисбактериозом, поскольку микрофлора его кишечника оказалась практически уничтоженной. Мальчик рос хилым, болезненным, быстро уставал. В школе он отставал, на уроках утомлялся, был рассеянным, флегматичным. Ко мне он попал в возрасте 11 лет. Система естественного оздоровления преобразила его. Теперь это энергичный, сообразительный, собранный подро­сток, неукоснительно следующий рекомендациям моей системы, один из лучших учеников в классе. Ему хва­тает времени на занятия английским языком, музыкой, борьбой, его любимым футболом. Многие телезрители могли видеть его в одной из моих телепередач.

Даже эти два примера свидетельствуют о крайней степени нашего невежества во всем, что касается мира микроскопических живых существ и наших взаимоот­ношений с ними. Нарушая динамическое равновесие микрофлоры, поддерживаемое здоровым человеческим организмом, мы не можем даже очень приблизительно представить себе всех отдаленных последствий своего поведения, напоминающего поведение слона в посудной лавке. И СПИД — далеко не единственный тому пример.

Биологическая система «микроб—человек» — эта сложнейшая динамическая система, взаимоотношения в которой складываются по принципу прямых и обратных связей. У человека под воздействием микроорга­низмов сформировались черты, обеспечивающие ему защиту от них; эволюция же микробов и бактерий по­стоянно направлена на формирование способности преодолевать его иммунные барьеры. Но стоит им обрести такую способность, как здоровый человече­ский организм тут же реагирует на возникшую опас­ность и «воздвигает» новые оборонительные укрепле­ния. Подчеркиваю, здоровый, а не «практически здоро­вый», иммунная защита которого уже от рождения по­дорвана искусственным образом жизни. Все это я рас­сказала затем, чтобы вы еще больше прониклись мыс­лью, что подлинное здоровье может быть достигнуто лишь в союзе с природой, которая одна только спо­собна восстановить естественную саморегуляцию ва­шего организма.

<< | >>
Источник: Шаталова Г.С.. Целебное питание на основах энергетической целесообразности. 1995

Еще по теме Иммунологические барьеры живого организма:

  1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ЖИВОГО И ВАЛЕОЛОГИИ
  2. Плацентарный барьер
  3. Гематоэнцефалический барьер
  4. Как найти инструмент для «живого» рисования в POWER POINT
  5. Тема: Иммунологическая память
  6. Плацентарный барьер в анестезиологическом плане. Фармакокинетика и фармакодинамика лекарственных средств, используемых в акушерской анестезиологии
  7. Организм как совокупность систем и функций, связей со средой. Адаптивно-защитные механизмы организма
  8. Организм как совокупность систем и функций, связей со средой. Адаптивно-защитные механизмы организма.
  9. Сущность иммунологического конфликта
  10. Гематоэнцефалический барьер – ГЭБ. Патогенез поражения нервной системы при патологии ГЭБ
  11. Диагностика и лечение иммунологических нарушений
  12. Иммунологическое исследование
  13. Иммунологические нарушения у женщин
  14. Иммунологические методы контрацепции
  15. ИММУНОЛОГИЧЕСКОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЯ