<<
>>

Характеристика внутренней позиции старших школьников

Принципиальное отличие внутренней позиции старшего школьника от внутренней позиции подростка заключается прежде всего в том, что школьники старших классов — это люди, обращенные в будущее, и все настоящее выступает для них в свете этой основной направленности их личности.
Выбор дальнейшего жизненного пути, самоопределение, становится для них тем аффективным центром жизненной ситуации, вокруг которого начинают вращаться и вся их деятельность, и все их интересы. Это с большой отчетливостью было показано в нашем исследовании мотивов учебной деятельности школьников. Учение и все то, что связано со школой, составляет главное содержание жизни учащихся на протяжении всего периода школьного обучения. Поэтому на отношении к учению и школе особенно выпукло вырисовывается то новое, что возникло в позиции старшего школьника по сравнению с подростком.

Возьмем с этой точки зрения некоторые данные экспериментальных бесед о школе, проводившихся нами в исследовании мотивов учебной деятельности с учащимися всех возрастов.

Разница позиций, с которых подходят к школе подростки и старшие школьники, выявляется здесь даже в простом описании школы, которое дают учащиеся того и другого возраста, а также в их определении того, что такое школа. Описания подростков являются ярким свидетельством того, что они полностью поглощены жизнью школы, ее интересами и заботами, ее радостями и печалями. Они как бы находятся внутри школьной ситуации и с этой позиции описывают школу и определяют ее назначение. «Школа, — говорит один из учеников VI класса, — это дом, где мы учимся, где учителя, которых мы любим или не любим, где интересно, иногда и скучно, но школа — это школа!».

Совсем иначе звучат ответы старших школьников. Они начинают смотреть на школу прежде всего как на учреждение, подготавливающее их к жизни, к труду. Так, ученик X класса отвечает: «Наша школа такая же, как и все остальные. Это учебное заведение, где дают знания и воспитывают из нас культурных людей». Во всех описаниях школы и в беседах о ней ясно отражается стремление учеников старших классов выйти за пределы школы и посмотреть на нее с позиции будущего.

Интересны с этой точки зрения ответы учащихся на вопрос о том, хотели бы они учиться в другой школе. Оказывается, подростки до такой степени входят в жизнь своего коллектива, привыкают к своим учителям и товарищам, настолько поглощены тем содержанием деятельности, в которой принимают участие в своей школе, что не хотят переменить школу даже в том случае, если новая школа является для них во многих отношениях лучше и удобнее. Как бы ни критиковал подросток свою школу, сколько бы он ни выражал недовольства в отношении отдельных сторон школьной жизни, он все же всегда хочет остаться в своей школе, со своим коллективом, со своими учителями. Многие предпочитают изменить положение вещей в своей школе, а не сменить ее на лучшую [26, стр. 28]. Совсем иначе подходят к этому вопросу старшие школьники. Несмотря на сохраняющуюся непосредственную привязанность к своей школе, они готовы даже сменить ее, если в другой школе будут лучшие возможности подготовиться к будущей деятельности.

На вопрос — зачем ты учишься? — подростки часто теряются, отвечают вопросом на вопрос: «Как это — для чего учусь? А как можно не учиться? А что же делать, если не учиться?» и т.
д.; старшие же школьники и здесь прежде всего подходят к ответу с точки зрения будущего: «Ну, как это — зачем учиться? Кто не учится, тот совсем не человек. Получишь образование и будешь настоящим человеком. Я, например, буду строителем: строить и создавать новые здания — это польза для всех».

Очень интересны в этом контексте данные, характеризующие различное соотношение между учебными интересами и выбором профессии, существующее в разных школьных возрастах. В подростковом возрасте, так же как и в младших классах школы, мы очень часто наблюдаем вообще отсутствие какой-либо связи между обоими указанными процессами. Ученик может с увлечением заниматься гуманитарными предметами, но намечать себе профессию, требующую серьезных знаний в области математики и физики; он может выбрать себе профессию врача и не любить в школе естествознания. Особенно остро такое расхождение было нами выявлено в одной из школ-интернатов Москвы, в которой почти половина учащихся VIII класса накануне выпуска из интерната высказали свои намерения относительно будущей профессии без всякого учета своих учебных интересов и своих успехов в учебных занятиях, имеющих непосредственное отношение к выбранной профессии. Правда, не всегда в подростковом возрасте существует расхождение между учебными интересами и выбором профессии. У некоторых подростков, наметивших свою будущую профессию, этого расхождения уже нет. Выбирая себе ту или иную профессию, учащиеся исходят из имеющихся у них учебных интересов или из того, что усвоение некоторых учебных предметов дается особенно легко. Кроме того, как показывают материалы, собранные К. А. Арискиной под руководством Л. В. Благонадежиной, связь между учебными интересами и выбором профессии может возникнуть и под влиянием практической деятельности подростков, которая требует знаний, получаемых ими при изучении соответствующего учебного предмета (например, выполнение функций химика-лаборанта вызывает интерес к химии, конструкторские работы — к знаниям по физике и т. п.).

В старшем школьном возрасте связь между учебными и профессиональными интересами становится постоянной и прочной. Согласно данным, приведенным в статье Л. В. Благонадежиной [11], выбор профессии в этом возрасте имеет важнейшее значение для формирования интереса к учебным предметам. Более того, по данным М. А. Хомутовой [192], выбор профессии оказывает влияние не только на возникновение интереса к соответствующим школьным знаниям, но и на его характер; он вызывает, например, интерес старших школьников к тому, как добываются знания, как устанавливаются те или иные факты и закономерности.

Таким образом, в старшем школьном возрасте по сравнению с подростковым изменяется характер зависимости между выбором профессии и учебными интересами учащихся. Подростки (у которых существует связь между тем и другим), выбирая себе профессию, как правило, исходят из имеющихся у них учебных интересов. В отличие от этого старшие школьники, напротив, начинают интересоваться теми учебными предметами, которые им нужны в связи с выбранной профессией. Данные исследований с удивительной наглядностью показывают, куда направлены взоры учеников среднего и старшего школьного возраста: если первые смотрят в будущее с позиции настоящего, то вторые смотрят на настоящее с позиции будущего.

Можно привлечь большое количество и другого материала, свидетельствующего об этой особой позиции старшего школьника и о том, как его устремленность в будущее влияет на его восприятие и отношение ко всему окружающему. В частности, в нашем исследовании мотивов учебной деятельности специфические черты в позиции старшего школьника были показаны на особенностях восприятия и отношении учащихся этого возраста к различным сторонам школьной жизни. Особенно показательными являются материалы, раскрывающие отношение учащихся к отметке как мотиву их учебной деятельности [25]. Отчетливость полученных материалов объясняется природой самой отметки. С одной стороны, она отражает уровень знаний ученика, дает им оценку и, таким образом, может выступать для школьника как показатель его достижений в учении и его возможностей. С другой стороны — она воплощает в себе общественное мнение и таким образом определяет позицию ученика в коллективе. Следовательно, в зависимости от того, какая система мотивов является для учащихся доминирующей, тот или иной смысл отметки выступает для них на первый план, и отметка начинает побуждать учебную деятельность учащихся либо по одному, либо по другому основанию. Поэтому отношение учащихся к отметке и является той лакмусовой бумажкой, по которой мы можем определить характерные особенности позиции школьника.

Действительно, согласно материалам исследования, смысл отметки меняется для школьников на протяжении всего периода школьного обучения и находится в прямой связи с возрастными изменениями в общей мотивации учения.

Судя по ответам учащихся, мотивы, связанные со стремлением через отметку завоевать определенное положение в коллективе (типичные для подростков), в старших классах отходят на второй план. Здесь отметка начинает кристаллизовать в себе стремление учащихся к знаниям, к их оценке со стороны учителя, так как последняя дает им уверенность в себе и облегчает поступление в вуз.

Еще более показательными в этом отношении являются ответы учащихся, свидетельствующие о том, что отметка как непосредственно побуждающий мотив учения, имевший решающее значение в подростковом возрасте, в старших классах в значительной степени утрачивает свою побудительную силу. Благодаря тому смыслу, который в этом возрасте приобретают знания (в значительной степени обеспечивающие будущее ученика), само стремление к знаниям становится для школьников непосредственно побуждающим мотивом. («Я уже потерял самолюбие в отметках...», «...для меня важнее знания, чем хорошие отметки, и я никогда не стараюсь исправить «четверку» на «пятерку», если хорошо знаю предмет» и т. п.).

Но о таком изменении смысла и функции отметки как мотива учебной деятельности школьников свидетельствуют не только их ответы. В старших классах мы уже почти не встречаем той своеобразной «скачущей кривой» отметок, которую мы обнаружили в средних классах школы и которая объясняется тем, что многие подростки добросовестно готовят уроки лишь в тех случаях, когда согласно их расчетам учитель может их спросить или когда проводятся экзамены, контрольные. Нет в старших классах и той типичной для подростков фетишизации отметки, выражающейся в стремлении учащихся любыми средствами «заработать» хорошую отметку. У старших школьников, напротив, «четверка» или «пятерка», полученная не по заслугам, часто вызывает неприятные переживания.

Мотивы, связанные с будущим ученика (с необходимостью получить образование, добиться необходимых знаний), становятся теперь не только доминирующими, но и непосредственно побуждающими учебную деятельность учащихся.

В связи с этим остановимся на ответах, даваемых школьниками на вопросы: хотели бы они увеличить каникулы, праздники, пропустить школу и т. п.

В средних классах школы значительное число учащихся (около половины) высказывают большое желание увеличить школьные каникулы. В старших классах таких учащихся очень мало — всего 16%. Возникает вопрос: почему старшие школьники отказываются от такой непосредственно очень притягательной возможности? Ведь они устают от школы не менее чем подростки, и для них перспектива отдохнуть, погулять не менее заманчива. Здесь могут иметь место лишь два решения вопроса: либо в старших классах учение стало настолько непосредственно интересным для школьников, что им больше хочется учиться, чем заниматься любым другим делом, либо сознание необходимости учения для обеспечения своего будущего становится настолько доминирующим, что оно интегрирует и подчиняет себе всю остальную систему мотивов поведения и само выступает как непосредственный побудитель учебной деятельности школьников. Аргументация, которую приводят учащиеся, убеждает нас в последнем. Вот типичный пример такой аргументации: «Хотел бы я увеличить каникулы? Не знаю... Это палка о двух концах: удлинить хорошо, но это удлинит учение. Мне хочется скорее кончить школу и начать самостоятельную работу».

Та же самая закономерность проявляется и в отношении старших школьников к пропуску уроков в школе. В средних классах учащиеся очень охотно идут на то, чтобы урок или занятия на протяжении всего учебного дня оказались по тем или иным причинам отмененными (санитарный день в школе, экскурсия, сильный мороз и т. п.). Однако самому ученику в одиночку пропускать занятия не хочется. В этих случаях он чувствует себя неуютно, каким-то неприкаянным, оторванным от всех, выбитым из колеи. Совсем иначе обстоит дело в старшем школьном возрасте. Здесь ученики, напротив, готовы иногда в одиночку пропустить занятие, но категорически против того, чтобы срывались занятия у всего класса («Нет уж, лучше пусть не срывается урок, а то программа серьезная, большая ... все это затягивает срок обучения»).

На основании всех этих материалов мы подсчитали в каждом классе количество тех учащихся, у которых их отношение к различным сторонам школьной жизни и учению определялось мотивами будущего. Выяснилось, что от I до III класса таких школьников вообще нет; в четвертых-пятых классах их оказалось всего 5%; в шестых-седьмых — 20% и, наконец, в девятых-десятых — 58%.

Итак, заканчивая изложение этого раздела, посвященного анализу социальной ситуации развития в старшем школьном возрасте, а следовательно, и выяснению основной жизненной позиции учащихся старших классов (с которой связана и основная направленность их интересов и стремлений), необходимо еще раз подчеркнуть, что выбор будущего пути, потребность в нахождении своего места в труде, в обществе, в жизни составляют для школьников этого возраста подлинный акт самоопределения, в свете которого только и можно понять все особенности данного возраста. Конечно, мы прекрасно понимаем, что проблемы самоопределения, поиска цели и смысла своего существования отнюдь не заканчиваются в старшем школьном возрасте. Эта проблема продолжает волновать людей на протяжении всего юношеского возраста; однако в старшем школьном возрасте она впервые возникает как актуальная и поэтому начинает играть роль важнейшего фактора психического развития.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Божович Л. И.. Личность и ее формирование в детском возрасте. 1968 {original}

Еще по теме Характеристика внутренней позиции старших школьников:

  1. Определение у старших дошкольников сформированности «внутренней позиции школьника»
  2. Старший школьник
  3. Влияние мировоззрения на самосознание и мироощущение старших школьников
  4. Формирование мировоззрения в старшем школьном возрасте и его влияние на познавательную деятельность школьника
  5. Мировоззрение и его влияние на структуру мотивационной сферы старшего школьника
  6. ВНУТРЕННЯЯ ПОЗИЦИЯ И РАЗВИТИЕ
  7. Смыслы бытия старших школьников: реальность и мифы
  8. Необходимость определить свое место в жизни как основной компонент социальной ситуации развития старшего школьника
  9. ХАРАКТЕРИСТИКИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ С ХОЛИСТИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЙ
  10. Психологические характеристики рабочей команды как внутреннее условие развития коллективного «акме»
  11. Социально-психологические характеристики рабочей команды как внутреннее условие развития коллективного "акме"
  12. Социально-психологические характеристики рабочей команды как внутреннее условие развития коллективного "акме"
  13. Медико-гигиеническое и половое воспитание подростков. Особенности гигиенического подхода к режиму дня, учебе и личной гигиене юношей и девушек. Медико-гигиенические подходы к профилактике вредных привычек, венерических заболеваний у старших школьников. Профилактика СПИДа. Влияние наркотических веществ на организм человека и потомстве.
  14. Использование технических средств в обучении школьников и их гигиеническая оценка. Гигиенические проблемы обучения школьников работе на компьютере, меры профилактики их неблагоприятного воздействия
  15. Характеристика желез внутренней секреции у детей, эффекты их гормонов на органы и клетки-мишени, семиотика недостаточности или избыточности деятельности эндокринных желез.
  16. Электрическая позиция сердца